ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я… я не знаю, что сказать, Джекс, — говорила она ему. — Думаю, что мне нужно время, чтобы обдумать это.

— Мэдди, — сказал он, глядя на нее, и все же смотря сквозь нее, и его взгляд был холодным, она никогда не видела такого взгляда в реальности. — У тебя нет выбора. Ты, кажется, не понимаешь. Ты уже меняешься.

Во сне она открыла рот, чтобы заговорить, но слова умерли на ее губах, когда спина отдалась резкой болью. Мышцы спины яростно сморщились, скручиваясь в мучительные узлы. Мэдди попятилась назад в столовой. Ее рука потянулась, чтобы схватиться за что-нибудь, но успела лишь удариться о соседний стол, скинув грязные чашки и тарелки на пол. Джекс не двигался. Она снова забилась в конвульсиях, и внезапно она поняла, что это был больше, чем просто мышечный спазм. Намного больше. Что-то двигалось там, сзади. Что-то внутри ее было живым. Кожа на ее спине туго натянулась, как барабан. Она подавила волну тошноты, так как она почувствовала нечто… нет, их было несколько… крутящиеся внутри нее снова, толкаясь нетерпеливо, отчаянно пытаясь выбраться. Затем она услышала это.

Это началось, как звук рвущейся плотной бумаги, за этим последовал оглушительный хлопок. Это был звук рвущейся кожи вдоль позвоночника. Было ощущение какого-то взрыва на ее спине, а потом вдруг свист воздуха, ее оторвало от пола. У нее были крылья. Они торчали из спины, выступающие вверх через порванную форму официантки и изувеченные остатки ее спины. Она подняла голову, чтобы взглянуть на свое отражение в окне. Ее крылья не имели ничего общего с крыльями Джекса, ничего похожего на красивые, светящиеся крылья Хранителей. Крылья Мэдди были ужасными. Деформированными и хилыми, они бесконтрольно махали на ее спине, как плохо сформированные придатки то, чего никогда не должно было быть.

Крылья монстра.

Вспомнив кошмар снова, Мэдди вздрогнула и провела рукой по спине. Она поставила одну ногу, затем вторую на пол рядом с кроватью. Стянув футболку, в которой она спала, она быстро развернулась и посмотрела на спину в зеркало в полный рост. Она знала, что это был сон. Но она все равно хотела убедиться в этом.

Крылья из ее кошмара не были видны в зеркале. Вместо этого на спине было что-то похожее на две элегантные татуировки. Это были ее Бессмертные Знаки, метка каждого Ангела, означающая, что Мэдди не… или, по крайней мере, не полностью, была не совсем человеком. Они отличались от отметин Джекса и от отметин других Ангелов, если на то пошло. Чистокровные Ангелы имели искусно сделанные и витиеватые знаки. Отметины, которые начали формироваться на спине Мэдди несколько месяцев назад, были проще и меньше, чем у большинства, но это бесспорно были знаки Ангела. Они были верным признаком того, что тайны ее прошлого, были правдой.

Врачи думали, что ее ангельские метки были активированы окончанием периода полового созревания, и, что дальше могут последовать большие изменения. Под этим, они имели в виду сверхчеловеческие способности бессмертных, в том числе, конечно, крылья и способность летать. Кроме того, она понятия не имела, что может таиться в ней, или, какие могут быть изменения. Никто не знал.

Мэдди облегченно вздохнула и опустила край футболки обратно. Она задалась вопросом, начнут ли кошмары уходить, как только она уедет из Города Ангелов. Она посмотрела в угол комнаты, где она сложила несколько маленьких коробок, готовых к упаковке и отправке в Северо-Западный университет, где она собиралась начать обучение в колледже всего через несколько дней. Слева от коробок стоял чемодан. Она упаковала его прошлой ночью. После стирки и сортировки вещей, она была удивлена тем, сколько из ее восемнадцати лет могло быть сжато в маленькую, опрятную стопку в углу комнаты. Она уже видела как ее лучшая подруга, Гвен Мур, уехала в университет; Гвен поступила в Аризону и уехала неделю назад. Все быстро менялось.

На тумбочке Мэдди зазвонил телефон. Она взглянула на определитель номера и увидела, что это был Джекс.

— Привет! — сказала она, отвечая.

— Привет, — сказал Джекс по другой линии. Даже теперь, почти десять месяцев спустя после их первой встречи, его голос до сих пор заставлял ее ощущать бабочек в своем животе. — Чем занимается мой любимый студент колледжа?

— Нууу, я только что встала, — сказала Мэдди. — И технически, Джексон Гадспид, я еще не студентка. И не буду до тех пор, пока не приеду в кампус и не зарегистрируюсь.

— Только технически, — сказал Джекс, пытаясь оставаться беззаботным. Мэдди знала, ее решение получить степень в университете, находившимся почти на другом конце страны, застало врасплох Джекса.

— Ну так что…, - сказал Джекс.

— Что.

— Могу ли я угостить тебя мороженным позже? Эти дни драгоценны. Очень скоро ты будешь в Иллинойсе лечить рак, изучать китайский, читать труды философов и, когда вернешься, будешь умнее всех.

— Джекс, мы будем видеться раз в месяц, как и планировали, — сказала Мэдди. — И потом, я вернусь летом. Если смогу получить хорошую практику здесь, в Городе Ангелов.

Под внешней стороной их разговора лежала непростая предыстория. С тех пор, как Джексон пришел на ужин к ее дяде и предложил ей стать Хранителем, Мэдди знала, что это решение будет самым сложным в ее жизни. Джекс хотел, чтобы она осталась в Калифорнии и выбрала жизнь Ангела. Конечно, для большинства людей предложение стать богатым и могущественным Ангелом-Хранителем было бы желанием, ставшим реальностью. Но Мэдди не входила в это "большинство", и правда заключалась в том, что она поступила в очень хорошие университеты и даже получила стипендию в желанном Северо-Западном университете. Колледж был ее мечтой сколько она себя помнила. Плюс, если она захочет развивать свою ангельскую сторону и исследовать свои сверхъестественные способности, кто может гарантировать, что она способная? Может ли она действительно спасать людей? Достаточно ли в ней генов ее отца? Вырастут ли у нее когда-нибудь крылья?

Дядя Мэдди, Кевин, который вырастил ее, никак не мог помочь ей решить. Он ничего не говорил кроме слов, что она сама должна принять решение. Но она знала, что он думал насчет Ангелов, которых он винил за смерть своей сестры, мамы Мэдди, и она могла представить, что бы он выбрал на ее месте.

Мэдди ждала до последней недели обучения в старшей школе Города Ангела, чтобы принять решение. Но, в конечном счете, она выбрала мечту всей своей жизни — университет. И переехать из Города Ангела. Это было тайным облегчением, пока она не начала скучать по Джексу. Стиль жизни Ангела, который она уже испытала, будучи с Джексом, был слишком трудным для нее. Постоянное внимание, лагерь папарацци, который они разбили на тротуаре возле ее дома, нескончаемый шум, куда бы они не шли: Мэдди никогда не просила такого. Пока она была рядом с Джексоном почти год, она поняла, какого это — быть Хранителем. Но она и Джекс не могли перенести расставание, не после всего, что они пережили вместе. Они хотели попытаться развивать отношения на расстоянии, и надеялись, что это сработает, хотя она знала, что Джексон был ужасно расстроен ее переездом.

Голос Джекса продолжал говорить в телефоне:

— Ты не можешь винить меня за то, что я хочу проводить с тобой столько времени, сколько это возможно, пока ты не уедешь в пятницу. Так что насчет мороженного?

— Звучит заманчиво, — сказала Мэдди с улыбкой. — Только если у них есть клубничное. Заедешь за мной в три?

— У меня процедуры до трех тридцати. Но я могу подъехать к четырем, — ответил Джекс.

— Как ты себя чувствуешь? — неуверенно спросила Мэдди. — Тебе уже… лучше?

— Нет, — гневно прорычал Джекс в телефон. — Вчера у меня было больше тестов. Они хотят попробовать другую процедуру в следующем месяце.

Джексон почти стал смертным из-за жестокого нападения, и его крылья должны были восстановиться. Марк Гадспид, отчим Джекса, платил за каждую процедуру, которая только существовала для Ангелов; они восстановили оторванное крыло Джекса, используя новейшие хирургические технологии, но у Джексона все еще не было большого — или даже какого-нибудь — прогресса, он не мог летать.

2
{"b":"221918","o":1}