ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Живи легко!
Не такая, как все
Новая ЖЖизнь без трусов
По кому Мендельсон плачет
Принципы. Жизнь и работа
Черное пламя над Степью
После

Мэдди сделала еще один шаг в темное фойе.

— Эй? Джекс? — позвала она.

Внезапно она услышала какой-то звук позади. И он быстро приближался. В панике разворачиваясь, чтобы встретить нападавшего, она обнаружила…

— СЮРПРИЗ!!! — хор голосов вырвался наружу.

Огни в доме мгновенно зажглись, ослепляя белым светом прежде, чем глаза Мэдди смогли приспособиться. Она стояла лицом к лицу с Джексоном, который шагал к ней с букетом цветов! Он взял ее на руки и закружил.

— Поздравляю, Мэдди! — сказал он. Ее сердце колотилось в груди, когда Мэдди мгновение пыталась понять, что происходит. Это была вечеринка-сюрприз! Она оглянулась вокруг и увидела, что рядом были все: Марк, Крис, Дядя Кевин, Хлоя и даже Митч… он проделал такую хорошую работу, не говоря ни слова! Когда Джекс повернул ее, она увидела, что все они улыбаются. Они были рядом с ней.

— Я не знаю, что сказать… — залепетала Мэдди, ее лицо вспыхнуло от смущения, от внезапного и неожиданного внимания. На фотосессии в Seventeen ранее в тот же день, она чувствовала себя уверенно и живо, но теперь, с ее друзьями и семьей, она снова ощутила неловкость и нежелание быть центре внимания.

— Тогда не говори ничего, — сказал Марк, делая шаг вперед, чтобы пожать руку Мэдди, широко улыбаясь, перед тем, как обнять ее. — Добро пожаловать в ряды Ангелов.

Дядя Кевин стоял в сторонке, выглядя, мягко говоря, не в своей тарелке, но гордым. Марк бросил взгляд на него через плечо.

— У тебя есть дядя и Джекс, чтобы поблагодарить за это. Я здесь просто жду торта, — пошутил Марк. Архангел отступил в сторону и показал рукой на большой вкусный, замороженный торт в форме крыльев Мэдди, продолговатых и с легким пурпурным оттенком. Должно быть, они заказали торт в этот же день.

Джексон улыбался Мэдди.

— Мы очень рады за тебя, Мэдс. — Он протянул руку и коснулся ее лица кончиками пальцем. — Мы еще все будем тобой гордиться. — Джексон наклонился к ее уху и прошептал, — Ты прекрасно выглядишь, кстати!

Дядя Кевин неловко обнял свою племянницу.

— Я знаю, что ты ненавидишь сюрпризы, но, ну, этот молодой Ангел подумал, что, возможно, ты не будешь против этого, — сказал Кевин, подходя к Джексу. — Это большой день для тебя, в конце концов. — Дядя Мэдди посмотрел прямо ей в глаза. Она знала, что он подумал о ее матери и отце. Опять же, Кевин ствл свидетелем того, что должны были видеть ее родители.

У Марка зазвонил телефон и он вытащил его, чтобы глянуть кто звонит. Его лицо стало каменным.

— Прошу прощения, мне нужно ответить, — сказал он, выходя из комнаты. Обеспокоенный взгляд Крис проследил за ним.

— Вероятно о Билле Бессмертных, — сказал Джекс шепотом Мэдди. — Он отвечал на звонки весь день.

Сестра Джексона, Хлоя, подошла, дожевывая морковную палочку.

— Твой наряд супер симпатичный! Мы должны обязательно пройтись вместе по магазинам.

— Это было бы здорово, — сказала Мэдди тепло. Хотя она знала, что их, вероятно, будет сопровождать съемочная группа со съемок второго сезона Шестнадцатилетние и Бессмертные, которые были теперь Семнадцатилетние и Бессмертные, конечно. У сестры Джекса займет время, чтобы привыкнуть к Мэдди, потому что Хлоя боготворила бывшую девушку Джекса, Вивиан.

Джексон наклонился.

— Видите, я же говорил вам, она начинала приходить в себя.

Примерно через полчаса, когда все ели торт, Джекс и Мэдди воспользовались возможностью, чтобы улизнуть на балкон, с которого открывался потрясающий вид на весь Город Ангелов. Джекс прихватил свитер из своей старой комнаты для Мэдди, чтобы она не замерзла… начинало холодать. Мэдди надела свитер через голову, глубоко вдыхая; запах Джексона был всегда настолько подавляющим, но все же таким успокаивающим. Сидя на кедровой скамейке, она подтянула колени к груди и прислонилась к Джексу, в то время как они любовались панорамой Бессмертного Города. На мгновение она подняла взгляд на его лицо. Оно, казалось, никогда не измениться, независимо от того, достаточно ли он спал или нет: оно всегда было совершенным. Его спокойные черты всегда наполняли ее какой-то уверенностью. В нем.

Джекс притянул ее поближе, слегка обнимая за плечи.

— Ой, — сказала Мэдди, потирая плечо. — Развивать ловкость было немного сложнее, чем я ожидала.

Джекс рассмеялся.

- Просто подожди, вот когда ты столкнешься с продвинутым курсом. Впервые, когда я попробовал его, я почувствовал, что я не мог летать неделю, так я был вымотан.

Мэдди закатила глаза.

— Я уверена, ты был великолепен. Митч рассказывалмне о твоих наградах.

— Каких наградах? — невинно сказал Джекс, улыбаясь, его голубые глаза сверкали.

— Не скромничай! — возразила Мэдди, игриво толкая его.

Джексон рассмеялся на мгновение, но потом затих, глядя на сияние Городского пруда Ангелов перед ними. Мэдди украдкой взглянула на его лицо… оно стало серьезным. Она знала, что он снова думал о своих крыльях.

— Возможно, ты можешь помочь… учить меня. Как летать?

Джекс смотрел в далекую ночь Города Ангелов.

— Даже если бы я мог летать, я не уверен, чему учить. Ты просто делаешь это. Я имею в виду, это устроено, как часть сущности Ангела.

Мэдди подумала о том, как это было верно для нее… сначала она могла лететь интуитивно… но также и как некоторые вещи, казалось, не были естественными вообще. Джексу никогда не приходилось задумываться об этом, поэтому как он мог научить ее? У него всегда были крылья, сколько он себя помнил. Внезапно сердце Мэдди стало невероятно нежным, когда она подумала об этом Ангеле, который отдал почти все, для чего он потратил всю жизнь в одно мгновение под ножом в башни библиотеки в прошлом году. Что он чувствовал из-за этого.

— Джекс?

Он посмотрел на ее вопросительно.

— Спасибо. За сегодня. И за все. — Она сжала его руку, а затем, придвинулась ближе к нему, когда подул легкий ветерок.

Вдруг стеклянная раздвижная дверь дома открылась. Это была сестра Джекса.

— Что? — спросил Джекс, немного раздраженный вмешательством своей младшей сестры.

— Вам, ребята, стоит вернуться, — сказала Хлоя. Ее лицо было серьезным, когда она говорила.

Мэдди и Джекс поднялись и прошли в гостиную. Все гости вечеринки стояли, глядя на телевизор с большим экраном, держа свои напитки и тарелки с тортом, но не ели. На экране был Архангел Чарльз Черчсон, с своим товарным знаком — козлиной бородкой, одетый в яркий темный костюм с зеленовато-синим галстуком. Архангел посмотрел прямо в камеру и начал говорить.

— Добрый вечер. Меня зовут Архангела Чарльз Черчсон, и я — представитель Национальной Ангельской Службы и ее Совета. Габриэль и Совет предоставили мне возможность сделать это заявление, в виду последних политических событий. — Архангел бросил взгляд на бумаги в руках. На них была видна печать Гавриила и Совета. Он начал читать заявление. — Если так называемый Законопроект о Бессмертных будет принят в качестве закона в Конгрессе Соединенных Штатов и, следовательно, Глобальной Ангельской комиссией, мы не сможем гарантировать безопасность любой человеческой власти, которая пытается схватить Ангела. И мы примем меры, чтобы нейтрализовать любые угрозы, используя любые необходимые средства. Мы надеемся, что законодатели будут думать долго и упорно, чтобы убирать Ангелов из общества, прежде чем предпринимать такие действия и потенциально подвергать свой род опасности. — Архангел Черчсон оторвал взгляд от бумаги и посмотрел серьезно на камеру. — Спасибо.

Черчсан повернулся и отошел от камеры, оставив лишь пустое место там, где он только что стоял. Камера переключилась на редакцию, где ошеломленные ведущие ждали. Голоса и шум поплыли по комнате среди гостей, когда Крис наклонилась и нажала на пульт, чтобы выключить телевизор. Марк молчал.

— Джекс, что происходит? — спросила Мэдди.

— Мы должны защитить себя, Мэдди, — сказал Джекс, — Линден — псих. Ты даже не знаешь, насколько он реально опасен. Я имею ввиду, взять хотя бы взрыв.

27
{"b":"221918","o":1}