ЛитМир - Электронная Библиотека

Мистер Рахими взглянул на машину Джексона.

— Мэдди нет? — Сказал он, нервно посмеиваясь. — Мы надеялись, может, она встретится с нами.

На секунду Джексон посмотрел на свою Феррари — его возможность сбежать. Ассистентка Дарси перехватила его взгляд.

— Джексону так приятно видеть вас, мистер Рахими, — сказала Кристина. — Давай, Джекс, иди вот сюда.

Подавляя свои сомнения и гордость, Джексон направился к ярким шарам и столу, где его ждали несколько человек.

Девочка-подросток стояла в сопровождении папы одной из первых. У нее был розовый гипс на сломанном запястье. Она представилась, как Эми. Улыбаясь, она попросила папу сфотографировать ее с Джексом, и чтобы Джекс расписался на ее гипсе.

— Спасибо, — сказала девочка, начиная отворачиваться. — Прежде, чем я уйду, можно попросить об одной последней вещи, — она сказала робко.

— Да, Эми? — сказал Джекс с любопытством.

— Ты можешь передать Мэдди от меня привет? — спросила он с надеждой в голосе, глядя на Джекса, моргая ресницами и со сломанной рукой.

— О. Хм, конечно, — сказал Джекс, выдавливая улыбку. — Она будет рада, не так ли?

Следующий человек в очереди был еще тупее, когда Джекс подписал плакат с Крыльями Nike с прошлой кампании. Молодой человек спросил в упор, — Каково это-быть с Мэдди?

— Мэдди станет великим Хранителем, однажды, — процедил Джексон сквозь зубы. Это было очень личным. — Следующий?

Остальная часть события проходила почти так же, господин Рахими стоял позади Джекса и пожимал руки потенциальным клиентам. И Джекса все расспрашивали о Мэдди.

— Ты был великолепен, — сказала Кристина, когда они с Джексом шли к его машине, закончив часовое представление.

Его плечи и шея были напряжены, все тело ощущалось неправильным, Джекс пришел к твердому решению.

— Я больше не буду этого делать.

— Но… — начала Кристина.

— Мне все равно, что скажет Дарси. Нет, — сказал он. — Это не то, для чего я работал всю мою жизни — быть… — Он даже не смог закончить предложение, он махнул рукой в сторону автосалона Рахими. — Нет, — повторил он, хлопнув дверцей машины, колеса взвизгнули, когда он поехал.

* * *

— Таким образом, ты будешь наблюдать за мной на этот раз, — сказал Том Мэдди. Множество манометров, регуляторов, индикаторов и приборов было в кабине. Она изучала приборную панель по книге, которую пилот дал ей, но столкновение с ней прямо сейчас было пугающей перспективой. Она по-прежнему думала, что на этот раз получит шанс управлять.

— Но это уже наш второй урок. Так, что я предполагала… — выпалила она.

— Мэдди. Это мое шоу. Я знаю, что ты привыкла получать все и сразу там. — Его рука указывала на холмы, которые стоят между ним и Городом Ангелов. — Но здесь, ты делаешь то, что я говорю. Если тебе это не нравится, можешь выметаться прямо сейчас.

Мэдди прикусила язык, хотя на это ушло все ее силы. Что-то в этом пилоте просто залезало под кожу. Она хотела произвести на него впечатление, но он делал это невозможным.

— Хорошо, — сказал Том. — Итак, у меня есть одна заповедь: Не. Прикасайся. К Панели. Управления. Полной. Остановкой. — Том посмотрел на нее.

— Но что если мы, например…

— Даже если у меня будет сердечный приступ, и я рухну на панель управления, и мы полетим к смерти, даже не пробуй этого.

— Я могу летать самостоятельно, ты знаешь. У меня есть крылья, — сказала Мэдди, защищаясь.

— Я читал отчет. Думаю, это зависит от твоего определения слова "полет".

Легкая улыбка прорвала серьезное выражение лица пилота, и Мэдди почувствовал себя лучше. Его слова могли бы звучать насмешливо, но они звучали так, как будто он понял, что она переживала.

— Давай.

Пропеллеры внезапно пробудились к жизни, вихрь хрипел за окном Мэдди. После небольшой поездки, Том направил самолет вдоль небольшой взлетно-посадочной полосы. Фактически, теперь, когда Мэдди думала об этом, взлетно-посадочная полоса казалась действительно небольшой. Она поняла, что никогда прежде не летала в таком маленьком самолете.

— Ты уверен, что полоса достаточно длинная, чтобы… — Прежде, чем она смогла закончит фразу, ее вжало в кресло, когда самолет начал мчатся вперед. Ее ногти вцепились в сиденье, когда показался конец взлетно-посадочной полосы.

С быстрым креном Cessna стартовал с земли, и затем, после быстрого подъема выровнялся. Желудок Мэдди на мгновение оказался в ее груди. Она всматривалась вниз, как земля отступала под ними.

Она посмотрела на молодого пилота. Его глаза перемещались от панели к небу, а затем обратно. Руки двигались быстро, плавно. Это было просто, автоматически для него, манипулировать управлением. Выглядело так, будто он просто завязывает шнурки на ботинках. Это только казалось так легко. Мэдди не могла объяснить, но когда они накренились влево, казалось, что он и самолет были единым целым. Она стала видеть, почему именно его обучение так настоятельно рекомендовала профессор Арчсон.

После первого урока, Мэдди поискала в Google “Том Купер летчик-истребитель”, и нашлась дюжина результатов: он с отличием закончил Военно-морскую академию в Аннаполисе со степенью по истории, был отобран для участия в престижной программе военно-морского флота Strike Fighter Tactic, и получил много наград за его полетное мастерство. Она даже нашла некоторые ВМФ доски объявлений, и они называли его величайшим пилотом своего поколения.

— При достижении достаточной высоты, тебе придется снизить…

— Угол атаки, — сказала Мэдди, заканчивая предложение Тома. — Таким образом, чтобы обеспечить стабильность.

Вдоль горизонта простирались вершины гор, выглядывающие из низкой линии тонких облаков.

Том посмотрел на Мэдди, поднимая бровь.

— Это верно, — сказал он. — Но что, если ты хочешь также учесть нулевой угол крена?

— Поскольку это неподвижное крыло, я использую гироскоп, чтобы наблюдать отклонение от курса, и использую средства управления соответственно.

— Хорошо, — сказал Том, глядя на Мэдди из-за его полетных очков. — Ты делаешь то, что я просил.

Мэдди подавила улыбку. Ха.

— Теперь слушай меня. Ключ в том, чтобы соединить всю информацию сразу: напряженность управления; то, что ты видела; какие инструменты ты называла; что твоя интуиция говорит тебе.

Самолет грациозно поднялся и покатился вправо, через гряду облаков, которые нависли над океаном. Выше облаков было кристально голубое небо, насколько они могли видеть. Они оба, казалось, застыли от вида на мгновение.

— Как ты научился? — сказала Мэдди, наконец, разрушая чары.

— Летать?

Мэдди кивнула.

— У меня может быть нет крыльев как у… Ангела, — сказал Том. — Но с тех пор, когда я был мальчиком, летающим на сборе урожая с моим дядей в Пенсильвании, мы знали, что что-то особенное произошло, когда я поднялся в воздух. Я был прирожденным пилотом. Они не могли удержать меня от воздуха.

Мэдди изучила его.

— Что ты имеешь против Ангелов?

— Я не имею ничего против Ангелов, — сказал Том. — Сьюзен направила меня к тебе, не так ли? — Он взглянул вниз на горизонт. — Теперь обрати внимание, как я сделаю этот маневр.

— Ты меняешь тему. Каждый раз, когда подходит тема Ангелов, у тебя появляется этот взгляд на лице.

Молодой летчик посмотрел вниз.

— Я бы предпочел не говорить об этом. Моя политика — мое дело. Давай просто скажем, что я не согласен со всем, что Ангелы творят.

Мысли Мэдди бросились к разговору с Джексом об этом, и к процессу принятия ею решения поступить в колледж Ангелов.

— Я тоже не совсем соглашаюсь, — сказала она.

Том посмотрел на нее недоверчиво.

— Ты становишься Хранителем.

— Поэтому я могу получить шанс, может быть, что-то изменить, — сказала она, цвет заливал ее щеки. — Я возмущена твоим тоном. Ты ничего обо мне не знаешь.

Том посмотрел на нее.

— Прости. Ты права. Я надеюсь, что ты сможешь изменить некоторые вещи. Я и в самом деле, так думаю, Мэдди.

35
{"b":"221918","o":1}