ЛитМир - Электронная Библиотека

Легкий стук прибыл из-за двери. Мэдди посмотрела в ту сторону, глубоко вздохнув. Уже настало время?

— Входите, — сказала она нервно.

Дверь со скрипом открылась, за ней стоял Луи Крез, глава обучения Ангелов. Темное облако появилось на лице Мэдди. Она прошла обучение. Что он здесь делал? Она должна была еще выносить его?

— Я могу войти на секундочку, кандидат? — Он был одет в свежий смокинг со стоячим воротником. Он держал кубинскую сигару в тяжелой руке, но она оставалась незажженной. Редкий компромисс к нормам пожарной безопасности.

— Мистер Крез, на самом деле я просто пытаюсь…

Крез впустил себя и закрыл дверь.

— Только на секунду, малышка. — Он улыбнулся ей.

Мэдди вздохнула. Крез держал маленький кейс в одной руке. Он открыл его и протянул Мэдди.

— Вот, возьми. Пожалуйста.

Озадаченно и немного осторожно, Мэдди изучила кейс. Он был обит внутри бархатом, и на бархате лежал золотисто-фиолетовый шелковистый пояс. На нем была подпись Годрайт. Она задохнулась.

— Это для тебя, — сказал Крез. — Ты знаешь, чтобы носить.

— Я не знала, что что-то уцелело, — пробормотала Мэдди, вытягивая его из кейса.

— Сюда, — сказа Крез, помогая устроить пояс так, чтобы он шел через шею.

Мэдди чувствовала покалывание, когда пояс охватил ее. Как будто он посылал ей энергию.

— Их не было много, но, ну, мне удалось отложить один, — кашлянул Крез. — Он принадлежал твоему отцу.

— Но как…? — сказала Мэдди, слезы начинали подступать. — Или даже почему?

Крез положил руку на плечо Мэдди. Он смотрел ей прямо в глаза.

— Твой отец был лучшим кандидатом, которого я когда-либо видел. До Джексона Годспида, разумеется. Твой папа был трудолюбив. Талантлив. Умен. Быстр. Прирожденный Хранитель. И также упрям. До некоторой степени он чувствовался мне как сын. — Взгляд Луи смотрел в прошлое. — Ты во многом напоминаешь мне его.

— Но Вы были так строги со мной, — сказала Мэдди, вспоминая встречи в его офисе, когда он в основном говорил ей, что она потерпит неудачу.

— Прости, — сказал Крез. — Но и меньшего было бы достаточно для твоих врагов, чтобы остановить твое Опекунство. И я могу сказать что, когда я встретил тебя в первый раз, у тебя было больше от своего отца, чем, ты даже могла представить. Я знал, что должен был бросить вызов тебе сильнее, чем кто-либо еще мог. И все, что я мог сделать — это надеяться, что ты справишься с ним. — Он улыбнулся ей. — И ты это сделала.

Мэдди посмотрела на Ангела перед ней, вся ее точка зрения быстро менялась.

— Я также хотел извиниться за упоминание некоторых ложных… утверждений, которые были вынесены против тебя, — сказал Крез. — Ты знаешь, что я должен был расследовать каждое обвинение в плохом поведении, независимо от того, кто это или каким количеством грязи это может оказаться.

Штырь прошел через Мэдди.

— Эмили, — сказала она. — Что она сказала?

Крез не ответил прямо. Он просто смотрел на нее задумчиво.

— Держи глаза открытыми, Мэдди. Это мой лучший тебе совет.

Мэдди кивнула.

— Спасибо, сэр.

— Теперь, сдав мой специальный пакет, это время для этого старого Ангела, чтобы найти его место наверху. — Крез поправил его галстук-бабочку. — Ты знаешь, что у них есть специальное место с моим именем на нем. Перемещенное из старого Храма и всего. Льготы от старого города Ангелов. — Он улыбнулся.

— Но я хочу знать…

— Нет больше времени для но, — сказал Крез, взмахнув рукой, когда он покинул раздевалку. — Теперь иди и становись Хранителем.

Кто-то с наушниками пришел непосредственно после того, как Крез отбыл, и повел Мэдди к ее месту в конце линии. Точно так же, как Джекс говорил, что он был там годом ранее. Только когда Мэдди встала в линию с остальными кандидатами за кулисами, она действительно начала нервничать. Ее ладони потели, и сердце сильно билось. Она поняла в тот момент, что раньше даже не смотрела Ввод по телевизору, гораздо меньше чем один раз.

Главная комната Храма ждала сразу же за дверями. Музыка началась, когда рекламная пауза закончилась, и голос женщины прокатился по залу, где ожидали кандидаты.

— Дамы, господа, и Ангелы приветствую Вас на 143-ем ежегодном Национальном Вводе Хранителей. И теперь, пожалуйста, давайте поприветствуем кандидатов в Хранители!

Сердце Мэдди начало колотиться в груди. Это действительно происходило. Она потянулась и почувствовала пояс Годрайтов, который свисал с ее шеи. Это успокоило ее.

Двери распахнулись, и люди приветствовали их. Эти двадцать кандидатов проходили в главный вход Храма, каждого объявляли, когда он пересекал порог.

Наконец.

— Мэдисон Монтгомери Годрайт, — голос объявил Мэдди, когда та ступила в Храм. Мэдди чувствовала себя немедленно пораженной великолепием пространства — ряд колон бежал вдоль каждой стороны прохода, ведя к передней части, на которой были огромные экраны. Экраны, которые теперь показывали лицо Мэдди, когда она медленно шла к ее месту на сцене.

В течение секунды видеть свое лицо настолько большое на экранах, это парализовало Мэдди. Но затем она поняла, что фактически чувствовала себя хорошо. Она была счастлива.

Она широко улыбнулась, и неистовая толпа ответила большими приветствиями с обеих сторон, когда она шла по проходу. Она шла к сцене к другим назначенным Хранителям, мимо алтаря, где лежали все двадцать Божественных Колец, наряду с аккуратной стопкой из двадцати конвертов.

Она заняла свое назначенное место, все еще пытаясь принять все великолепие и церемониальность. Последний меркнущий свет снаружи просочился через огромные витражи, которые нависли над всей сценой.

Глядя на зал, Мэдди увидела, что Джексон сидел в третьем ряду, рядом со своей матерью и сестрой. Джекс смотрел на нее с сияющей улыбкой. Даже с этого расстояния его внешность и присутствие были почти магнитными для Мэдди. Она чувствовала себя настолько везучей. И рядом с Годспидами сидел Дядя Кевин, все еще возившийся с его смокингом.

Женский голос объявил о прибытии Архангелов. Они церемонно вошли в Храм в их темно-красных одеждах, занимая места в первом ряду. Как только Архангелы расселись, огни стали приглушенными, и гигантские экраны на сцене начали показывать своего рода ролики или дань всем кандидатам с их именами и фотографиями на камеру, те улыбались до того, как показать видеозаписи их в действии.

Как обычно ролики не были длинными, и Мэдди заставили ожидать ее очереди. Она видела Митча, он важничал для камер и показал свою всеамериканскую сторону, а затем некоторые ролики необычного полета Эмили Брайчерч и сексуальное появление на событиях Ангелов. Запись показала всех кандидатов, а потом оно, наконец, дошло до Мэдди.

Они показали клипы с Мэдди, улыбающейся на мероприятиях… хотя она заметила встревожено, что они всегда использовали углы, с которых вы не могли увидеть Джекса рядом с ней… дебют ее крыльев в том первом фотоснимке и даже смущающие фотографии Мэдди в ее униформе официантки и в школе. Хотя эти последние изображения ясно немного были переделаны в фотошопе, они объяснили то, что, хотя Мэдди могла быть самым горячим новым Ангелом в мире, она все еще была просто “девчонкой по соседству”.

Видео сократилось до видеозаписи улыбающегося лица Мэдди, это фото они сделали на прошлой неделе. Камера показала снимок, и толпа начала приветствовать ее громче и громче. Мэдди не могла поверить, что они продолжали показывать ее улыбающееся лицо еще дольше, когда толпа приветствовала ее все больше.

Наконец-то появился на экран текст: НАША МЭДДИ.

Дойдя до крайней степени возбуждения, толпа разразилась их самыми громкими аплодисментами. Ангелы знали, что Мэдди была истинным феноменом… что, так как она была полуангелом, получеловеком, фанаты действительно чувствовали, что она была частью их, что у них был доступ к самим Ангелам. И NAS знали, как продать их звезд.

Мэдди почувствовала небольшое жжение в затылке. Она повернулась, и хотя было довольно темно, она увидела, что Эмили смотрела непосредственно на нее, прожигая ее. Мэдди повернула голову вперед, не беспокоясь о зависти австралийки.

48
{"b":"221918","o":1}