ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семейная тайна
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Книга Джошуа Перла
Вернуться домой
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Отдел продаж по захвату рынка
Синдром зверя
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
* * *

Последние землетрясения исчезли к тому времени, когда Архангел Уильям Холиоэк записал короткое видео заявление, которое было выпущено для президента Линдена, ГАК и международных СМИ. Простое и жестокое: “Мы с сожалением сообщаем Вам, что мы не будем ходатайствовать от имени людей в этом конфликте с демонами”.

Только позади Архангела, с левой стороны от него, стоял Джексон Годспид, одетый в его продвинутую, матово-черную боевую броню. Пока его пугающие крылья оставались закрытыми. Глаза Джексона оставались нейтральными сосредоточенными на камере, когда Холиоэк говорил. Бесчувственный. Другие Хранители также собрались около подиума, включая Митча, Стивена Черчсона и Эмили Брайчерч, для демонстрации силы и солидарности. Эмили стояла около Джексона в черных узких брюках и свободной, заниженном топе, и, на ее правом запястье была тонна браслетов, которые соответствовали ее Божественному Кольцу.

Заявление регистрировалось и передавалось из того, что было похоже на немного больше, чем стеклянный куб, громоздящийся в роще деревьев в середине Холмов Города Ангелов. Стеклянный куб был прост: у него был мраморный пол и лифт. Лифт, который вел вниз к сложной подземной системе, на которую люди никогда не положили глаза. План действий при непредвиденных обстоятельствах для чего-то такого, точно как это.

Архангел Холиоук закончил свое заявление и начал уходить с подиума. Низкий гул разговора наполнил стеклянную комнату, когда Хранители начали разговаривать друг с другом.

Джексон почувствовал, как его руку сжали. Он посмотрел вниз и увидел, что это была Эмили. Она улыбнулась ему.

— Я буду с тобой, Джекс. Я всегда верила в тебя. Неважно, в каком состоянии были твои крылья. Ты не слаб. Мы — Ангелы — не слабы.

— О, — сказал Джекс без особого энтузиазма. — Спасибо, Эмили.

— Теперь, когда Мэдди не входит в твою жизнь, если тебе когда-нибудь понадобится с кем-нибудь пообщаться… чтобы составить компанию, дай мне знать, — сказала Эмили. — Я сильная. Как ты.

— Хорошо, — сказал Джекс, но его разум, похоже, был в другом месте, и его взгляд оставался далеким.

Вдруг несколько Хранителей крикнули и указали на горизонт. Это был еще один демон разведчик, посланный в Город Ангелов растущей дырой.

Демон, плотно свернувшийся клубок, разведчик дыма, огня и смерти, проревел наверху, оставляя след как от самолета пеплом, плывя в небе. Он врезался в склон ближе к знаку Город Ангелов. Шаровая молния взорвалась в водовороте пламени, и на расстоянии каждый видел конечности демона, расширяющиеся из шара. Огонь начал распространяться вверх по холму с ветром. Демон закричал, и его визг эхом прокатился по Городу Ангелов.

Эмили подскочила и схватила Джексона за руку. На расстоянии, предметы стали летать, двигаясь в направлении стеклянного куба, где находились Хранители. Это направлялось все ближе и ближе, пока ужасающая форма в виде огня и дыма не зависла над зданием, его глаза были словно окно в ад.

Темный ангел закричал, стекла куба стали дрожать под звуковыми волнами

Эмили начала хныкать. Весь ее разговор о том, чтобы быть храбрым оказался фикцией. Остальные Хранители начали медленно пятиться назад.

Только Джексон остался равнодушен перед зрелищем демона. Он уже встречался со своим худшим кошмаром на башни библиотеки. Не в борьбе с демоном он потерял Мэдди. Теперь ему нечего бояться. Он подошел к демону, и посмотрела ему в глаза

— Не сейчас. Убирайся отсюда.

Демон, немного поколебался, зарычал и захлопал крыльями раз, другой, а затем просто исчез подальше от берегов города Ангелов.

Эмили плакала в углу. Джекс повернулся к своим коллегам Хранителям, которые отступили перед лицом демона.

— Разведчики действуют все более чаще, — сказал он решительно. — Но не волнуйтесь, они не будут беспокоить нас. У них есть люди, в которых они заинтересованы.

Хранители снова начали говорить друг с другом.

— Люди будут убиты.

— Это спасает нас от войны.

— Я не знаю. Я просто не знаю.

— Они подписали свой собственный смертный приговор с Законопроектом о Бессмертных. Они не могут ожидать от нас, чтобы мы пришли и помогли им сейчас.

— Но откуда мы знаем, что Темные однажды не придут за нами?

— Мы не можем быть уверены. В Книге вроде бы все ясно, но мы не можем быть уверенными. Мы будем готовы, несмотря ни на что.

— Люди никогда не будут готовы.

Митч покачал головой, когда он услышал фрагменты беседы. Он подошел к Джексу и схватил его за предплечье. Он заговорил шепотом.

— Ты видел то, что они могут сделать, Джекс. Что они могут сделать с Ангелами. Если мы подготовимся, мы сможем сами справиться. Но люди, Джекс.

Джекс отстраненно кивнул. Митч сжал его руку.

— Ты слушаешь меня? — спросил Митч. — У людей не осталось шанса.

Страдальческое выражение пересекло лицо Джексона. Всего на долю секунды.

— Часто приходится принимать тяжелые решения.

— Я знаю, что тебе трудно. Больно. Я могу лишь представить себе, парень. Но она не решение, — сказал Митч. — Она человек, Джекс.

Митч отпустил руку Джексона и зашагал по мраморному полу в сторону лифта. Джексон наблюдал за тем, как он шел, его бледные глаза мерцали.

Глава 38

Дверь в темный старый бар распахнулась, поскольку кто-то ушел, позволяя яркому дневному свету пролиться в пыльное учреждение. Двое мужчин в тусклом углу вопили в гневе на вторгающийся свет. На мгновение он осветил пыльные фотографии Ангелов, потертый темный лес гордых старых столов, пустых стаканов перед этими двумя пьяницами.

Одно из гламурных мест для собраний Ангелов в прошлом столетии, теперь бар был заплесневелым притоном Города Ангелов, торгующим ностальгией, дешевым ликером, и не слишком многими вопросами.

Приподнявшись на табуретке, склонившись над стойкой, Детектив Сильвестр посмотрел на пыльный телевизор. Там будет заявление от президента. Он поднес стакан виски к губам и долго пил.

Бар был почти пуст в это время дня, все были дома, поглощенные страшными кадрами из дыры в тихом океане. Пришествие пророчества из Книги Ангелов.

Никто, возможно, не видел, что оно пришло… за исключением детектива, конечно. Все ждали, чтобы услышать, присоединятся ли Ангелы к борьбе, несмотря на их конфликт с людьми. Бульвары Города Ангелов были призрачными, пустыми, рекламные щиты прекрасных Ангелов искоса смотрели по пустым тротуарам и голым улицам. Улица Ангелов — заброшенный коридор, зверское напоминание того, как далеко все пало и продолжало падать.

ТВ громко заработал, и Сильвестр посмотрел на него еще раз. Президент Линден шел на подиум. Он, казалось, стал старше на нескольких лет за прошедшую неделю, еще несколько серых нитей добавилось у него на голове, его лицо было усталым и осунувшимся, его костюм от Brooks Brothers слегка помятым. Но он все еще выглядел сильным для людей.

— Мои соотечественники-американцы. Я обращаюсь к вам в темный час, пожалуй, самый темный час, который мы когда-либо видели. Мы получили подтверждение от многочисленных богословов и ученых, что воронка, которую многие из вас видели в тихом Океане, это действительно открытый портал для демонов, исполнение пророчества из Книги откровения Ангелов. Мне грустно говорить, что человечеству придется столкнуться с этой страшной угрозой в одиночку. После произошедшего, в экстренном порядке наши представители были направлены к Архангелам в NAS, где они обращались с просьбой в необходимости объединения усилий и совместно отразить вторжение демонов, мне грустно это говорить, но мы не добились никаких успехов. Ангелы отказали в нашей просьбе о помощи в неизбежной борьбе против общих угроз, с которыми мы сейчас столкнулись. Битва всех времен, между добром и злом.

— Я сказал, что это может быть, фактически, наш самый темный час, но я также надеюсь, что это, может, в конечном счете, оказаться, также нашим самым ярким. Наши военные герои по всему миру готовятся справиться с этой проблемой в лоб и готовы принести себя жертву, чтобы мы могли устоять.

70
{"b":"221918","o":1}