ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы не прощаемся, Том — Мэдди поперхнулась, пытаясь сдержать слезы.

— Ты дала мне храбрость, все, что ты сделала за столь короткое время. Ты не можешь видеть это, твою невероятную храбрость, но я сделал это. И остальная часть мира тоже. Ты дала храбрость нам всем со своими тренировками, со своим спасением девушки. Мэдди, ты — то, кем я хотел бы быть.

Эмоции затопили Мэдди, угрожая настигнуть ее, когда она взяла руки пилота в свои. Нависшая война; ее любовь к Джексу, который был теперь ее врагом; что она теперь признавала противоречивую любовь к Тому — все это угрожало прорваться через защиты вокруг ее сердца и оставить ее сдавшейся, пораженной. Она сильно прикусила губу, когда она посмотрела на Тома, слезы подступили к глазам.

— Все мои достижения, мой статус — все это не имеет значение, когда я думаю о последних нескольких месяцев с тобой, — сказал Том. Он вздохнул. — Я люблю тебя, Мэдди.

— Том, у нас будет время поговорить обо всем этом, когда ты вернешься.

Его голос начал немного дрожать. — Мэдди, если я не вернусь, я хочу, чтобы ты…

— Ты вернешься назад, — она прервала его, изменнические слезы начинали прибывать. — Ты будешь лучшим.

Блестящее солнце вспыхнуло на знаках отличия на свежей, темно-синей униформе Тома. Пара чаек высоко парила в безупречном синем небе, легче воздуха. Морской персонал переполнил перила высокого авианосца, смотря сверху на док, на тех, кого они оставляли.

— Мой дедушка всегда говорил мне не увязнуть и вместо этого искать одну девушку, с которой я хотел бы провести всю остальную часть моей жизни, — сказал Том, его голос дрожал. Он приблизился ближе и посмотрел на нее темно-зелеными глазами. — Теперь я уверен, что эта девушка — ты.

Мир, казалось, качался под ногами Мэдди, как если бы она была в море.

— Том…

— Мэдди Монтгомери Годрайт, я хочу знать, будешь ли здесь ради меня, если… я имею в виду… когда я вернусь.

Она опустила свое лицо, слезы текли ручьем. — Том, не говори так. Конечно, я буду здесь.

Вдруг какая-то тень пересекла ее и тома, словно гигантская птица взлетела к солнцу. Удивленно, Мэдди посмотрела вверх.

Ангел с огромными распростертыми крыльями проплыл перед ними к земле, его черный силуэт вырисовывался на солнце. Золотые лучи кровоточили по краям фигуры, когда она приземлилась.

С шоком Мэдди поняла, что это был Джекс. Но не тот Джекс, которого она полностью знала. Футуристическая черная броня Ангелов крепко обхватила его мускулистое тело, новое поколение защита Боевых Ангелов, которую она никогда не видела прежде. Его полуангельские, полукиборгские крылья внушали страх от их масштабности. Джексон также выглядел старше. Его челюсть выглядела сильнее. Линии его скул были более определенными и неизменными.

Мышцы Тома стали тугими, когда он понял, кто это был, и Мэдди подсознательно отошла от пилота, делая несколько шагов подальше.

— Что ты здесь делаешь? — резко спросил Том, стоя прямо, он расправил свои широкие плечи. Его не тревожили новые впечатляющие крылья Джексона. — Это место не для тебя. Ты и твои Ангелы сделали свой выбор. Вы бросили Мэдди.

— Джекс… твои крылья, — сказала Мэдди тихо. — Но почему ты пришел? Как ты нашел меня? — Боль крутила ее лицо. Она думала, что уже столкнулась с муками этого выбора.

— Я должен был прийти. Чтобы дать тебе шанс, — сказал Джекс. — И я знаю твою частоту лучше, чем любой другой, Мэдди. Ты должна это знать.

Мэдди искала его бледные голубые глаза. Они казались более глубокими, испещренными серым больше, чем она когда-либо видела. Они казались почти загнанными.

На палубе судна некоторые моряки заметили Ангела внизу на пирсе. Они начали кричать и доставать их пистолеты, указывая ими на Джекса.

— Ты! Ангел! На землю! Сейчас же!

Джексон не обращал на них ни малейшего внимания.

Он кивнул в сторону океана на горизонт, где демонская воронка была всего лишь в нескольких километрах от берега.

— Медди, я дал тебе возможность выбрать. — Сказал Джекс. — Чтобы выжить. Выбрать свою ангельскую сторону однажды и навсегда. Это твоя судьба. Не говори мне, что ты не чувствуешь, честно, каждой косточкой.

Слова не попадали в ее уши. Мэдди могла почувствовать, что ее Бессмертные Метки нагреваются под ее рубашкой. Пробуждая ее красивые крылья, которые она считала неотъемлемой своей частью.

Джекс продолжил.

— Люди могут быть правы в некоторых вещах. Но они также в тупике и слабые, во многом другом. Закон о Бессмертных неправильный, и ты знаешь это. Мы можем сотрудничать, чтобы изменить вещи для Ангелов.

Джексон протянул руки к Мэдди и сделал несколько шагов вперед.

— Я даю тебе шанс пойти со мной. Быть со мной. Это то, чего я хочу. И я знаю, что это то, чего в действительности хочешь ты в глубине души. — Биотехнологии в крыльях Джексона пылали оранжевыми, когда он сделал вдох, а затем выдохнул.

— Ложь, — сказал Том, голос его сочился гневом. Его палец обличительно указывал на внушительную фигуру Джексона. — Очередное вранье Ангела. Мэдди, они бросают человечество в час нашей самой большой потребности. Они позволят нам быть уничтоженными тем, что идет за нами. Поскольку мы захотели положить конец их нечестности… их правам… и демократизировать Защиту за Плату. И ты можешь поверить тому, что они говорят? — Том фыркнул и посмотрел на Джексона. — Она умнее, Годспид.

Джекс сделал угрожающий шаг в сторону Тома.

— НЕ ДВИГАЙСЯ К ЛЕЙТЕНАНТУ! — закричал морской снайпер с палубы авианосца на Джексона. Джекс раздражено посмотрел на него, как будто он был назойливым комаром.

— Ты должна забыть его, Мэдди, — сказал Том. — Это так же важно для тебя, как и для меня. Он уничтожит тебя в конце. Ангелы никогда не изменятся. Они слишком развращены. Я предлагаю тебе что-то большее. Что-то реальное. Что-то человеческое. Что-то честное. — Том изучил глаза Мэдди, которые были в смятении, окна в ее противоречивую душу. — Ты знаешь, что это то, что важно в твоей жизни. Чего ты действительно хочешь.

Пилот смотрел прямо на нее немигающим взглядом. Он протянул руку.

Все присутствующие на причале дали им широкое пространство, и моряки стояли вдоль моста, направляя оружие на Джексоне. Мэдди теперь стояла между этими двумя молодыми людьми, Томом в его оливково-зеленом пиджаке с одной стороны, и Джексоном в его упрямой черной броне на другой, его внушающие страх крылья немного топорщились, когда он ждал решения Мэдди.

В уме Мэдди промелькнули Джексон и смотровая площадка: место их первого свидания и их последней встречи. Она смотрела на человека, который был частью ее жизни и кто уехал в горе и горечи. Боль на его лице. И боль в ее сердце. Но также и ее чувства к Тому, который завоевал ее… завоевал их обоих… неосознавая этого. Что она чувствовала, когда была с ним. И как он представлял все человеческое для нее.

И теперь она должна была сделать выбор.

Между Джексоном и Томом. Между Ангелами и человечеством.

Авианосец возвышался позади Боевого Ангела и пилота, так или иначе безжалостно красивый на фоне облаков с красным оттенком, когда Мэдди судорожно вздохнула.

72
{"b":"221918","o":1}