ЛитМир - Электронная Библиотека

Печально сам себя ищу в себе напрасно

И красота моя мне кажется неясной.

Мечтайте обо мне, о чистые ручьи

И прелесть и печаль мои без вас – ничьи.

Не видя самого на свете дорогого

В слезах мой взгляд падет на чуждого другого…

Быть может ждете вы иной, бесслезный, лик,

Спокойные, всегда в уборе повилик,

Тревожимы во сне нетленной высотою?

О Нимфы! К вам влекусь дорогой тайной тою,

Которой не сменить и не преодолеть.

Вам отзвук бурь людских приходится терпеть!

Глубоких ровных вод блаженные чертоги!

Я здесь совсем один!.. Пусть волны, эхо, боги,

Вздыхая, разрешат мне быть здесь одному!

Один! Опять один! К себе лишь самому

Я прихожу, придя к зерцалу под листвою.

Верхи дерев, застыв, молчат над головою,

Вдруг голосом другим заговорил родник –

Надежда слышится – к ней слухом я приник

Внимая, как трава растет в тени священной …

Коварная луна отбрасывает блик

На тайну, что хранит источник приглушенный,

Я знать ее боюсь, страшит меня тайник –

Таинственный изгиб любви столь непонятной....

Ничто не скроется: пусть замолчал родник –

Ты любишь сам себя! – мне ночь шепнула внятно,

Лишь подтвердив, дрожа, заветный мой зарок.

Но, кажется, лукав немного ветерок –

Составили в ночи лесные эти своды

Какой-то заговор с молчанием природы.

О сладость силу дня стерпеть и пережить,

О миг, когда она должна уж отступить,

А день пылает все, счастливый и усталый,

Исполненный любви, чей отсвет нежно-алый

Воспоминанием приходит в смертный час..

Но вот растаял он, рассеялся, погас.

Потерянно во тьме забытый вечер бродит

И в сновидение неслышно переходит.

Но все ж какой ущерб в себе несет покой!

Погибельно душа склоняется с тоской,

Прося о божестве, – лишь волны в ней взыграют,

Так тотчас лебедь их, разгладив, прочь стирает.

О, этих вод не пьют окрестные стада

Другие, заплутав, здесь тонут навсегда,

Разверстая, стоит прозрачная могила,

Но не покоем – нет! – она меня манила.

Свет ясный дремлет средь неведомых отрад,

Но только проблеснул листвы далекий ад,

Как победитель тьмы – властительное тело –

Извечный страх чащоб отвергнув, захотело

Вдруг вечной ночи их, что спит среди ветвей.

Все я наедине стою с тоской своей!

Манит и гонит прочь телесное свеченье,

Я – тут, там – блеск воды и головокруженье!

Оплачь, Нарцисс, всполох лазури роковой!

С какою нежностью к воде я наклонился!

В смертельной синеве увидев образ свой,

К душе своей припал и вдоволь тьмой напился!

О силы вещие, провидческие сны

Смотря в себя, как в жизнь иную,

Вы видите себя из вашей глубины,

Свою же плоть к себе ревнуя?

Пусть беспокойных дум прервется мрачный ход –

Что ищете умом не спящим?

Не сможет вам помочь пустынный небосвод

Стать в муках чудом настоящим –

Ждет чудо тела вас – в зерцале этих вод…

Вбирая вас в себя, как жертвенную птицу,

Дракон любви к себе вас взглядом поглотит.

В блуждающую сеть вас приняли ресницы –

Всполох ее шелков пускай вас удивит.

Да не помнится вам, что сменится эпоха

В кристалле стынет – ваша кровь

Не сможет и сама любовь

Из волн немых извлечь ни вздоха, ни всполоха…

Пол-ох-а…

Плохо?

Кто

тут эхом вторит мне?

Насмешничает ли оракул этим гудом?

Иль потешается глубокий грот во сне?

Молчание каким-то чудом

Вдруг прервано, и все вокруг живет!

Что плохо? Знак плохой? Над гладью темных вод

Тростник ли жалобы мои здесь повторяет?

Не гроты ль в глубине рокочут и рыдают?

Не голос ли души родился и исчез?

Набормотал ли что уже не спящий лес?

О гул мучительный, о легкое дыханье

Златой листвы вокруг, о предзнаменованье!

Охотятся за мной все боги этих мест

И тайною моей звенит весь мир окрест!

Среди деревьев – плач, смех катится по скалам,

И мог бы, кажется, усильем самым малым

Волшебный этот глас меня восхитить ввысь!

Увы, меж тысяч рук, что в дебрях поднялись,

Средь зыбких сумерек забрезжил отблеск странный –

Там, из остатков дня составлен, мой двойник

В сияньи наготы, холодной и желанной,

Среди печальных вод нечаянно возник.

Вот плоть нежнейшая из лунного сиянья

Полна покорности и противостоянья,

Чье имя дивное раскатами звучит!

Но пленника листвы устал уж призывать я

Напрасно медленно сжимаю я объятья

И сердце бешено в моей груди стучит.

Рот сомкнутый его исполнен искушений,

Прекрасный мой двойник! Меня ты совершенней,

Подёнка вечная! как блеск вечерних рос,

Как жемчуг, бледен ты в шелку своих волос.

Ужель друг друга мы с Нарциссом полюбили,

Чтоб тут же тени нас ночные разделили,

Как делят яблоко, ножом напополам?

Ужель

погибнешь ты,

когда я стон издам?

Я обучил тебя дыханью, я ль виною

Что вздох твой пробежал тревожною волною?

Дрожишь!.. Слова, что я шепчу, едва дыша, –

В сомненьи между нас снующая душа,

Меж этим чистым лбом и памятью тяжелой…

Я жажду жаждою, как раб, бесстыдно-голой,

Как близок ты ко мне – тебя могу я пить!

Ведь до сих пор себя я не умел любить,

Себя я сам не знал, пылая этой жаждой …

О! Видеть, знать тебя! Повиноваться каждой

Из пляшущих в душе неведомых теней,

Следить за бурею таинственных огней

На собственном челе! И наблюдать измену

Смеющегося рта, взбивая мыслей пену,

Что радугой блестит в глазах средь синевы....

Надменность с немощью, сколь дороги мне вы!

Ведь даже девочка, что мчится от сатира,

И ждет его, дразня и смеха не тая,

Все нимфы робкие, все девственницы мира

Влекут меня слабей, чем ты, о вечный «Я»!..

Ii О воды хладные, спокойнейшие воды

Нежны к лесным зверям, приятны пешеходу –

Средь вас он ищет смерть, собою соблазнен,

Судьбе вы сродственны, весь мир – ваш тайный сон.

В воспоминание предвестье обратится

И вами в вашем сне вдруг небо восхитится,

Подобен сам себе меняющийся лик!

Волна, моя волна! за бликом блещет блик,

Года поверх тебя проходят облаками

Знакома ты давно с телами и страстями,

Тобой изведаны и лето, и весна,

И звезды с розами, и – до глубин ясна –

Жива ты тем сама, что ты же омываешь,

Ты мудрость тайную в укрывище питаешь

Во тьме ее теней, отброшенных на лес,

И мимолетный миг навек в тебе воскрес…

Задумчивый притин неколебимо ясен,

Храня угрюмый клад опавших листьев, басен,

Плодов и мертвых птиц и пряча слабый свет

Сошедших в глубину давно забытых лет.

4
{"b":"221920","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Криштиану Роналду
Царский витязь. Том 1
Мужчине 40. Коучинг иллюзий