ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, нет, нет!

– Почему? – прошептал Пол. – Ведь рано или поздно это должно было случиться. Такой огонь невозможно погасить.

– Так ты…

– Да, с самой первой минуты. Ты не догадывалась?

– Нет. Я полностью осознала только несколько дней назад, когда поняла, что скоро уйду отсюда. Сама попросила миссис Эсдейл перевести меня куда-нибудь от доктора Макинтайра, и вот…

Пол сжал ее плечи.

– Но мы бы все равно обязательно встретились. Ведь это судьба.

– Мне надо было уйти отсюда в ту же минуту, как только я осознала, но, понимаешь, хотелось, чтобы это продлилось еще немного. А миссис Эсдейл очень проницательная, и если она только что-нибудь заподозрит…

– Да перестань ты думать о миссис Эсдейл! Она узнает рано или поздно, как и все остальные.

Хелен высвободилась из его объятий.

– Узнает? Откуда? Ведь скоро я уйду, и все закончится.

– Нет, у нас с тобой все только начинается. Любовь – не кран, который можно открыть или закрыть по желанию. Противиться судьбе бесполезно. Ты сама видишь, какой у нас с Бланш несчастный брак. Так что это все равно двигалось к концу…

– Сестра, сестра! – донесся с веранды голос миссис Хоггет.

Хелен схватила цветы и побежала по дорожке.

– Миссис Френч звонит уже пять минут, не переставая. – Экономка окинула ее зорким взглядом, примечая все: и растрепанные волосы, и яркий румянец на щеках, и блеск в глазах.

– Так ведь… – смущенно произнесла Хелен, – она сама послала меня срезать цветы.

Миссис Хоггет понимающе кивнула.

– Не знаю, что на нее нашло. Богатые люди, да еще вдобавок больные, они с причудами. А я вышла, слышу, вы разговариваете сами с собой. Такое с молодыми бывает. Когда они влюблены.

Ее лягушачий рот скривился в презрительной усмешке.

К среде Хелен приняла решение. Она попросит перевода куда-нибудь подальше от этого дома. Иногда патронажные сестры нужны, чтобы сопровождать инвалидов в поездках. Если повезет, уехать можно будет через пару дней.

С того утра в саду они с Полом больше наедине не встречались. В воскресенье он весь день играл в гольф, а вечером ужинал с женой. Понедельник и вторник миновали без происшествий. И вот долгожданная среда. В Центре ее ждала новость. Миссис Эсдейл срочно уехала в Лондон к сестре, та серьезно заболела. Вернется в конце недели. Придется ждать.

Ее окликнула приятельница, Кэти Камерон:

– Почему ты такая бледная? Довела тебя эта миссис Френч? Я слышала, та еще мегера. Как ее муж только терпит?

– Миссис Эсдейл обещала меня перевести, – сообщила Хелен, уткнувшись взглядом в пол.

Кэти широко улыбнулась:

– Давай сходим в кино? Недавно вышел новый фильм с Джеком Хоукинсом.

Фильм и вправду был увлекательный. Джек Хоукинс играл полицейского, и в конце, как обычно, добро победило зло.

На обратном пути Кэти болтала без умолку. Хелен это было кстати. Она шла, почти не слушая, погруженная в свои мысли. Затем они случайно натолкнулись на Майлса Гордона с приятелем, и те уговорили их зайти в паб с забавным названием «Живи и давай жить другим» и закончить вечер кружечкой пива.

– Пользуйтесь свободой, пока хозяйка в отъезде, – сказал Майлс.

Кэти вскинула голову.

– Мы и так свободны. Когда не на работе, делаем что хотим, верно, Хелен?

Она смущенно кивнула. А минут через двадцать поднялась, объяснив, что должна возвращаться.

Если бы Хелен знала, что ее ждет в доме Френчей!

Глава третья

Полу было известно, что среда для Бланш священна, что ее нельзя занимать. Особенно вечер. Так нет же, назначил встречу с Робертсом. Именно на вечер.

Ну, так получилось. Клиент важный, улетает за границу ночным рейсом, а до этого ему необходимо обсудить кое-что с адвокатом.

Переговорив по телефону с Робертсом, подтвердив, что встреча состоится и они поужинают вместе в ресторане, Пол поднялся наверх, чтобы объясниться с женой. А у той, как назло, настроение хуже не бывает. Проскучала весь день, еле дождалась вечера. В пять часов выпила чаю. Никто не пришел, не позвонил, книга, которую она читала, наскучила. Предвкушала ужин с Полом, а он сообщил, что через час ему надо уходить.

– Не знаю, что у тебя там за встреча, но неужели важнее меня? Ты забыл, что у Хелен сегодня свободный день и я торчу здесь одна?

– Конечно, не забыл, Бланш, но встречу отменить нельзя. Робертс сегодня улетает.

– Так нужно было об этом подумать раньше. Ты не мальчик, чтобы всем прислуживать.

Пол провел ладонью по щеке.

– Я должен идти, еще надо побриться. И учти, это большое везение, что Робертс поручил заниматься его делами мне. Я утер нос всем местным адвокатам.

– Ну и отдал бы им это дело. Они живут на свои заработки, а тебе-то зачем?

– Как ты не можешь понять, я не хочу всю жизнь числиться мужем Бланш Маллинз, – неожиданно произнес Пол.

Бланш побагровела от ярости.

– Очень мило… очень! Было время, когда тебе нравилось принимать мою помощь. Видимо, забыл, что без меня ты бы до сих пор работал простым клерком, а этот замечательный мистер Робертс если что и поручил бы тебе, так только, наверное, вызвать такси.

– Ты права, без твоей помощи мне пришлось бы дольше взбираться наверх, и большое тебе за это спасибо. Но я бы взобрался в любом случае.

– Как? – усмехнулась Бланш.

– Не знаю… Попробовал бы поработать у Скоулза или у старика Бартона. Наконец… вытащил бы миллионера из-под колес автомобиля.

– Но жениться на богатой, конечно, было надежнее.

– Ты же вроде гордилась, что инвестиции оправдались. Даже твой отец великодушно признал это перед смертью.

Пол был спокоен, но внутри все клокотало от ярости.

– Отец предупреждал, что ты женишься на мне только ради денег.

– Однако через пять лет он изменил свое мнение.

– Потому что ты его одурачил, как и меня. Можешь этим гордиться. Мало кому удалось одурачить Мидаса Маллинза. Кстати, почему поужинать с твоим драгоценным Робертсом не может Норрис?

– Потому что Робертс – мой клиент.

– А Норрис – твой партнер.

– Доктор Кемп и доктор Лоренс тоже партнеры, но ты почему-то хочешь лечиться у Кемпа.

– Отчего же, если бы у меня возникло что-нибудь срочное, а доктор Кемп был бы очень занят…

– Вот именно, ты произнесла ключевые слова: «очень занят».

И тут у нее взыграла ревность.

– Если бы сегодня была не среда, когда Хелен Уэйленд нет дома, твоя встреча с клиентом не оказалась бы такой важной.

Пол побледнел и напрягся, и это было прекрасно видно в зеркале напротив кровати. Бланш говорила резкости, как обычно, не особенно задумываясь, стараясь побольнее уколоть его, а тут оказывается… У нее перехватило дыхание.

– Ты… ты… нет, я не верю. В моем доме, со служанкой…

Теперь уже Пол рассердился по-настоящему.

– Не говори так о Хелен! – крикнул он.

– Ты еще смеешь мне указывать?! Я буду говорить все, что захочу! Эта дрянь…

Он рванулся к жене и закрыл ей рот ладонью, не в силах дольше слушать. Она в ярости его оттолкнула.

– И как давно это у вас? Полагаю, все уже знают, кроме меня. Сколько ты заплатил миссис Хоггет за молчание? Неудивительно, что ты выбрал для себя эту маленькую комнату в конце коридора. Очень удобно, никто не беспокоит. И все это время… – Она перевела дыхание и трясущейся рукой сняла трубку. – Но я положу этому конец. Немедленно сообщу миссис Эсдейл, чтобы она знала, кого мне прислала. Твоя Хелен вылетит оттуда с треском.

Пол понимал, что останавливать жену бесполезно. Она все равно позвонит, как только он уйдет. Вскоре выяснилось, что миссис Эсдейл уехала и вернется в конце недели.

Бланш швырнула трубку и посмотрела на него.

– Позволь тебя спросить, ты любишь эту девушку?

– Да, – тихо ответил он. – Люблю. Но, хочешь верь, хочешь нет, между нами ничего не было. Ничего. Как только Хелен осознала свои чувства ко мне, а это случилось всего несколько дней назад, она твердо решила просить миссис Эсдейл немедленно перевести ее отсюда.

4
{"b":"221921","o":1}