ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вот сравнительно недавно Руби случайно оказалась в Брайтоне и заметила на променаде, как он шел чуть ли не в обнимку с молодой женщиной, приличной, лет на двадцать пять моложе. Ну прямо супружеская пара. Что ж, надо проверить. Она едва дождалась автобуса и на следующий день с утра отправилась в Сомерсет-Хаус[1]. А там черным по белому прочитала: «Самьюэл Хоггет, вдовец (подумать только, и это при живой жене, какая наглость), вступил в брак с Кэтрин Грин». Поразмыслив немного, она вдруг сообразила – да ведь у нее в руках настоящая бомба. Похоже, сейчас у Сэма водятся денежки. Осталось выяснить, где он живет, и прижать как следует. Настанет время, и она наймет частного детектива, вон сколько объявлений с предложениями найти пропавших родственников. Запросит он за работу прилично, но денежки окупятся. Она в конце концов заставит Сэма раскошелиться.

Что касается Пола Френча, то всем было видно, что он сражен наповал этой медсестрой-сиделкой. Нет, Руби Хоггет ничего против Хелен Уэйленд не имела. Немного суетливая, как все медсестры, зато чистоплотная, аккуратная, не пытается перед хозяйкой ставить себя выше экономки, как некоторые из них. Сама себе накладывала еду и приносила посуду в кухню. С Бланш ее, конечно, не сравнишь. Правда, никто его жениться на ней не заставлял.

В доме царила тишина. Миссис Хоггет направилась в свою комнату, чтобы переодеться. Затем поднялась наверх, постояла у комнаты Бланш, прислушалась. Тихо, и под дверью темно. Неудивительно. Ведь мадам попросила ее принести снотворные таблетки. Теперь проспит до утра, и слава Богу.

Спустившись вниз, она услышала, как скрипнула калитка. Значит, сестра наконец вернулась. Миссис Хоггет успела юркнуть в кухню, прежде чем Хелен вставила ключ в дверной замок. А затем поспешила ей навстречу.

– Наверное, трудно в такую погоду ездить на велосипеде, – проговорила она со всей приветливостью, на какую была способна.

– Да, почти всю дорогу везла, – устало отозвалась Хелен. – Напоролась на битое стекло, проколола шину.

– Не следовало торопиться, – успокоила экономка. – Миссис Френч спит. А если что, я тут.

Хелен едва сдерживалась, чтобы не нагрубить.

– Мистер Френч уже вернулся?

– Не знаю, я весь вечер провела в кухне.

– А как себя чувствовала миссис Френч?

– Попросила снотворные таблетки. Когда я в последний раз проходила мимо ее комнаты, свет там был погашен. Будем надеяться, что она отдыхает.

– Может, мне подняться и заглянуть к ней? – задумчиво промолвила Хелен.

– Не советую ее будить, – проворчала миссис Хоггет. – Вы знаете, что будет потом. Потребует чаю, начнет придираться. У мадам плохое настроение. Вечером она поссорилась с мистером Френчем.

– Их отношения нас не касаются, – сухо произнесла Хелен.

– Хм… – миссис Хоггет пожала массивными плечами, – мне даже показалось, будто они упоминали вас.

– Видимо, обсуждали мой уход, – спокойно отозвалась Хелен. – Миссис Френч поправляется, и меня переводят к другому больному.

– Значит, вас переводят… Я думаю, они по вам будут скучать. Особенно мистер Френч. Сестра Честертон работала очень добросовестно, но он ее вообще не замечал.

– Можете ложиться спать, если хотите, – сказала Хелен и двинулась по коридору. – Я зайду к миссис Френч, если ей что-нибудь понадобится.

У двери Бланш она остановилась и, чуточку приоткрыв, прислушалась к тишине, а затем на цыпочках двинулась к своей комнате. Быстро разделась и легла в постель. Снизу было слышно, как экономка ходит по кухне. Она любила перед сном пить чай.

«Я бы тоже не отказалась от чашечки», – подумала Хелен, повернулась на бок и заснула.

Ночью в доме как будто разорвалась бомба. Хелен несколько секунд не могла сообразить, что произошло. Наконец сообразила: это звонок из комнаты миссис Френч. Но никогда прежде он не звучал так пронзительно и настойчиво. Словно архангел Гавриил звонил к Судному дню. Она вскочила с постели, надела халат. А звонок не унимался. Что же случилось у Бланш?

Еще двигаясь по коридору, Хелен видела, что в комнате горит свет. Впереди ее ждал кошмар. Бланш лежала в постели без сознания, в груди рана, из которой хлестала кровь. Рядом стоял муж, прижав палец левой руки к кнопке звонка, в правой – пистолет. Пиджак и брюки забрызганы кровью. Впрочем, кровь была везде – на ковре, стенах, простынях.

Хелен захлопнула дверь и шагнула вперед, глядя расширенными от ужаса глазами на Пола.

– Что ты наделал?

Он повернулся, будто только сейчас осознав ее присутствие. Но заговорил, как ни странно, спокойным, уверенным тоном:

– Это несчастный случай. Она случайно нажала на курок.

Он посмотрел на пистолет в своей руке и с отвращением бросил на постель.

– Но Бланш ранена! – крикнула Хелен.

– Спокойнее, спокойнее, – пробормотал Пол. – Ты медсестра и должна понимать, что помочь ей уже ничем нельзя.

– Но как же она…

– Повторяю, Бланш выстрелила в себя случайно. Она вовсе не собиралась этого делать. Просто… – Он замолчал. – Кажется, сюда идет эта ведьма.

Дверь резко распахнулась, и в комнату вошла миссис Хоггет.

– Что произошло? Я услышала… – Экономка увидела Бланш и воскликнула: – Она убита!

– Я совсем забыл о пистолете, – произнес Пол, словно обращаясь к самому себе. – Надо было разрядить. Она, видимо, помнила. – Он посмотрел на Хелен. – Сестра, проверьте пульс. Вероятно, Бланш еще жива.

Хелен, бледная как мел, приблизилась к постели.

– Пульс есть, но очень слабый. Сердце может остановиться в любую минуту. Надо немедленно вызвать «скорую помощь».

– Не надо. Я позвоню доктору Кемпу. – Пол быстро вышел из комнаты.

– Он мог позвонить отсюда, – буркнула миссис Хоггет.

Хелен повернулась к экономке.

– Доктору понадобятся горячая вода, полотенца, бинты. Приготовьте, пожалуйста. А здесь ни к чему не прикасайтесь.

– Да вы что! – Миссис Хоггет передернулась. – Я не переношу вида крови.

Она поспешила из комнаты, а Хелен наклонилась к умирающей женщине. Кровь почти остановилась, едва вытекала из глубокой раны выше сердца.

Вернулся Пол и сообщил:

– Кемп едет.

– Что ты ему сказал?

– Что Бланш держала в руках пистолет и он выстрелил.

– Она умела с ним обращаться?

– Да. Я научил ее. В первый год после женитьбы мы часто ездили на уик-энды в лесной коттедж. Я брал с собой пистолет. Мы там стреляли по мишеням, развлекались. А потом он пролежал у меня в ящике много лет. Я только сейчас о нем вспомнил. – Он подошел к постели. – Хелен, у нее есть шанс выжить?

– Ничтожный. Это чудо, что она до сих пор жива. Почему ты к ней зашел среди ночи?

– Увидел свет. Подумал, может, ей что-нибудь нужно. Ты говорила с миссис Хоггет, когда вернулась?

– Да. Она сказала, что никуда из дома не выходила.

– Ну что ж, это хорошо, – пробормотал Пол и попытался обнять ее. – Хелен, дорогая…

Она решительно высвободилась.

– Кажется, машина подъехала. Слышишь?

Внизу миссис Хоггет открыла дверь и что-то сказала доктору.

– А это, моя любезная, приберегите для властей, – ответил Кемп. – Я всего лишь врач.

Вскоре он появился в комнате и, не здороваясь, стремительно двинулся к постели. Через три минуты обратился к Полу:

– Так что здесь случилось?

– Понимаете, когда я вошел, у нее в руке был пистолет, и…

– Полицию вызвали? Нет? Надо позвонить. Непременно. Я не думаю, что миссис Френч придет в сознание, но если такое случится, то полицейские должны находиться здесь, чтобы ее выслушать. – Он вытер полотенцем руки и шагнул к телефону. – Это сделаю я.

Тем временем Пол провел ладонью по своей щеке и, обнаружив на ней кровь, пробормотал что-то и исчез за дверью. Экономка хмуро посмотрела ему вслед.

– Куда он?

– Думаю, пошел переодеться, – ответил доктор, кладя трубку.

вернуться

1

Здание на берегу Темзы в Лондоне, где размещаются Управление налоговых сборов и другие государственные учреждения. – Здесь и далее примеч. пер.

6
{"b":"221921","o":1}