ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если бы он сейчас покончил с собой, я бы не удивилась.

– Сомневаюсь, что у него есть два пистолета. Один, как вы видите, лежит на постели. К тому же в свободной стране человек волен переодеваться, когда захочет. А в его положении захотел бы любой.

– Это он ее убил, – произнесла миссис Хоггет, повысив голос. – Она ему мешала.

– У вас будет возможность сообщить это полиции, – заметил доктор Кемп. – Они скоро появятся.

Буквально через пару минут к дому подъехал автомобиль. Было слышно, как Пол открывает дверь. Доктор Кемп посмотрел на экономку.

– Уважаемая, извольте покинуть эту комнату и не возвращайтесь сюда, пока вас не позовут. А вы, сестра, останьтесь.

Недовольно ворча, миссис Хоггет вышла.

– Мистеру Френчу не позавидуешь. – Кемп покачал головой. – Жена смертельно ранена, причем из огнестрельного оружия, при странных обстоятельствах… На его месте я бы вообще не стал делать никаких заявлений без консультации с адвокатом.

Хелен кивнула. Она только сейчас осознала, что на ней домашний халат.

– Мистер Френч сам адвокат.

Вошел Пол в сопровождении сержанта полиции. Они молча постояли у постели, где лежал запачканный кровью пистолет. Затем доктор Кемп произнес:

– Эта женщина умирает, и помочь ей я ничем не могу. Перемещать ее нельзя, впрочем, это бесполезно. – И обратился к сержанту: – Теперь дело за вами.

Через час Бланш Френч скончалась, не приходя в сознание.

Глава пятая

К утру новость знали все обитатели квартала. Существовало несколько версий, согласно которым Бланш Френч то ли сама зарезалась, застрелилась, отравилась, повесилась или выбросилась из окна, то ли это с ней сделал кто-то другой. Тут назывались: муж, патронажная сестра, экономка, грабитель, а также сумасшедший, который, по слухам, неделю назад сбежал из лечебницы, расположенной в сорока милях отсюда. Миссис Хоггет помалкивала. Полицейские предупредили ее, чтобы придержала язык, пока идет расследование. Первое время у дома толпились репортеры, но выяснить ничего не удалось.

Небольшая заметка об этом происшествии, помещенная в одной популярной лондонской газете, попалась на глаза знаменитому адвокату Артуру Круку. В разговоре со своим ближайшим помощником, Биллом Парсонсом, он весело заметил:

– Вот, пожалуйста, очередной супруг сварился в бульоне. Зачем только люди женятся, ума не приложу.

– Самоубийство? – спросил Билл.

– Скорее, убийство.

– Муж?

– Не исключено.

– Есть улики?

– Тут не сказано. – Артур Крук махнул рукой. – Но это не важно. Достаточно быть просто мужем, чтобы вам навесили всех собак на шею. Вероятно, в это время он играл в бридж с приятелями в пяти милях от дома, но люди все равно будут судачить, что он убил жену с помощью аппаратуры дистанционного управления. Впрочем, – добавил он, откладывая газету, – я бы не удивился, если бы так оно и было. Меня уже вообще ничто не удивляет.

И все же позднее Крук признался, что история, которую Пол Френч поведал суду, ошеломила его.

На коронерском суде Пол сообщил, что в эту среду вечером он дома не был.

– Это исключение. Дело в том, что с тех пор, как жена сломала ногу, я не назначал встреч вечером в среду, потому что этот день у патронажной сестры выходной, а жена не любит оставаться одна. Однако обстоятельства вынудили меня срочно встретиться с клиентом. – Он объяснил обстоятельства, назвал Робертса и его адрес. – К сожалению, жена очень рассердилась и не пожелала принять мои объяснения. Вернулся я домой около одиннадцати часов и, увидев под дверью ее комнаты свет, решил зайти и спросить, может, ей что-нибудь нужно. У патронажной сестры, – повторил он, – в среду свободный день.

– А где спите вы? – уточнил коронер.

– В небольшой комнате в конце коридора. Если нужно, я могу представить вам подробный план второго этажа. Наверное, следует объяснить, что моя встреча с мистером Робертсом вывела жену из себя. Она упрекала меня, что я не предупредил ее заранее, тогда бы можно было уговорить сестру вернуться во второй половине дня. Когда я зашел к ней ночью, она показалась мне совершенно спокойной. Сказала, что ей ничего не нужно, мы даже немного поговорили. Наконец я пожелал ей спокойной ночи и был уже почти у двери, когда услышал сзади ее голос, очень странный: «Прощай, Пол». Я быстро развернулся и увидел в ее руке пистолет. Наверное, она прятала его под одеялом.

– Какая глупость! – воскликнул Крук, прочитав об этом позднее. – Кто в это поверит?

– Естественно, я пришел в ужас, – продолжил Пол. – Стал уговаривать ее отдать пистолет. Ведь он заряжен.

– Мистер Френч, вам известно, что это был за пистолет? – спросил коронер.

– Мой, – ответил Пол. – Я купил его в самом начале нашей семейной жизни, он зарегистрирован, как положено. Мы тогда часто ездили отдыхать в наш загородный коттедж. Я научил жену стрелять. Кстати, у нее неплохо получалось. А потом пистолет долго пролежал у меня в шкафу. Я вспомнил о нем, когда увидел в руке у жены.

– Где он хранился?

– В шкафу в моей комнате, где я спал с тех пор, как жена сломала ногу.

– Под замком?

Пол виновато потупился.

– Честно говоря, нет. Понимаете, ящик этот, конечно, запирался, но ключ давно потеряли.

– Ясно, – кивнул коронер. – Продолжайте, пожалуйста, мистер Френч.

– В ответ на мои слова жена горько рассмеялась. «Да, он действительно заряжен. Представь, я проверила». Моей первой мыслью было, что у нее временно помутился рассудок и она собралась стрелять в меня. Было страшно, но я собрался с силами, подошел к постели, потребовал отдать пистолет. Предупреждал, что он может случайно выстрелить Я тогда заметил, что предохранитель снят. Но жена велела мне не приближаться. Ее палец был на курке. По-прежнему не верилось, что она решила меня застрелить. И тут она вдруг произнесла: «Чего ты испугался? Тебе ничто не угрожает». Повернула пистолет, уперев дуло себе в грудь. Тут я наконец понял, что она в полном рассудке и просто решила поиграть у меня на нервах. Опять принялся уговаривать ее, а она в ответ смеялась. В отчаянии я попытался дотянуться до кнопки звонка в комнату сестры, она бы сразу пришла, но жена заметила и помешала мне. Надо выбить пистолет у нее из руки, твердил я себе. Чтобы ввести ее в заблуждение, я повернулся, готовясь к прыжку, и тут раздался оглушительный выстрел. Уверен, на курок она нажала случайно. Лишать себя жизни у нее не было намерения.

– Зачем же она тогда взяла пистолет?

– Чтобы попугать меня. – Пол оглядел присутствующих. – Чтобы я впредь не вздумал ей перечить.

– Понимаю, мистер Френч. Но пистолет хранился в комнате в конце коридора, не так ли?

– Да.

– То есть миссис Френч сходила за ним туда?

– В доме никого в тот момент не было, кроме экономки, а она, уверен, пистолет не трогала.

– Мы заслушаем свидетельство миссис Хоггет позднее. Но ведь у вашей жены нога была в гипсе.

– Да, но она уже вполне поправилась.

– Достаточно, чтобы пройти по коридору, достать из шкафа пистолет и вернуться?

– Да. У нее были костыли и трость. В последнее время она с ними каждый день ходила по комнате. На следующей неделе доктор обещал разрешить ей выходить на улицу.

– На костылях, вы сказали? И что же, она смогла дотянуться до полки?

– Это было нетрудно. Пистолет лежал в обувной коробке. Жалею, что оставил его там. Но мне и в голову не приходило, что это так опасно.

– Ясно. Прошу вас, мистер Френч, продолжайте.

– Случившееся меня потрясло. Я не помню, как нажал на звонок, сколько он звонил, неизвестно. Наверное, разбудил всех соседей. Вскоре пришла сестра Уэйленд. Потом я позвонил доктору. Он обо всем сам расскажет.

– Осознаете ли вы, мистер Френч, что все это весьма странно? Вы утверждаете, что у вашей жены не было намерения стрелять. Зачем же она тогда сняла предохранитель?

– Я же говорю, чтобы напугать меня, – хмуро ответил Пол. – И определенно добилась успеха. А убивать себя… Зачем?

7
{"b":"221921","o":1}