ЛитМир - Электронная Библиотека

Зачем громов раскаты,

И смех весны влюбленной,

Жара зачем, какая зимам польза

От этих льдов? Склоненный,

Твой лик молчит и ничего не скажет

Простому пастуху. А я гляжу

На величавый ход твой

Над нескончаемой, немой долиной,

Что там вдали прильнула к небосклону,

Когда дорогой длинной

Меня и стадо провожаешь;

На звезды, и – вновь вопрошаю, нем:

Столько лампад – зачем?

Чем занят воздух, в чем значенье этой

Бездонной глубины, что за печаль

Огромная таится в ней? Кто – я?

Так размышляю сам с собой. Покои

Огромные – и без числа жильцов!

Как много у небес и у земли

Работы – непрерывное движенье

И снова возвращенье

На круг, туда, откуда начинали.

В чем смысл, зачем всё это –

Не постигаю. У тебя теперь,

Дева бессмертная, ищу ответа.

А мне простое знанье

Дано: коль где-то есть на свете благо –

В звезд неостывших круговерти вечной

Иль в жизни быстротечной –

Оно не для меня. Мне жизнь – страданье.

О стадо мирное, сколь ты блаженно:

Печальной доли ты своей не знаешь,

Ни горя, ни утраты

Не ведаешь, а если боль и страх

Почувствуешь, то скоро забываешь.

Есть травы, и ручей – с тебя довольно.

Почти весь год привольно

Пасешься тут. Что ж мне? В тени присяду –

И радоваться бы, найдя прохладу.

Нет, лишь сильней тогда моя тоска,

И словно бы заноза в сердце ноет –

Ничто теперь его не успокоит.

Чтоб я желал чего-то?

Нет, и для слез причины нет пока.

В чем видишь ты отраду,

Не знаю, и однако же твой род

Счастливей. Если б знал я, что ответишь,

Спросил бы у тебя: скажи, о стадо,

Ведь ты довольнее всего, когда

Лежишь, лениво погрузившись в дрему?

Но человек устроен по-другому.

Нас в праздности сильней гнетет бессилье.

Быть может, если б крылья

Имел я, чтоб летать за облака,

Счислять светила, с громом

Скитаться среди гор,

Мне было б легче, о благое стадо,

Да, легче, о невинная луна.

Иль может, я не прав,

Когда в земной юдоли

О чьей-то лучшей помышляю доле?

В хлеву, иль в колыбели

Родиться – нет различья никакого?

Печален здесь удел всего живого.

Субботний вечер в деревне

Садится солнце. Девушка с полей

Идет – травы/ охапка за плечами,

В руке – фиалки. Завтра уж цветами

Украсит платье, волосы. – Так ей

Велит обычай. Вот – лицом к закату –

Старушечка присела на ступень,

Прядет и вспоминает, как бывало,

Она с подружками в воскресный день

Принаряжалась и – свежа, стройна –

Весь вечер танцевала.

Вот воздух потемнел, и снова тень

Сгустилась, белая взошла луна.

Звон колокола праздник предвещает,

И с этим звуком сердце

Все беды и печали забывает.

И дети, выпорхнув во двор, как стая

Синиц, веселым шумом

Его наполнили. Меж тем крестьянин

Идет домой – кум-кумом,

Насвистывает, праздник предвкушая.

Потом, когда погаснут все огни

И все умолкнут звуки,

Расслышишь где-то тихий звон пилы,

Стук молотка – то мастер на все руки,

Столяр у лампы масляной своей

Спешит закончить труд

К утру под монотонный счет минут.

Из всей седмицы лучший день субботой

Зовется – полон радостных надежд.

Назавтра все их разметает время

И посмеется надо всеми –

Вновь каждый в мыслях со своей работой…

Ты, мальчик беззаботный,

Цветущий возраст твой,

Как день, сияньем полный до краев,

Ни туч, ни облаков,

И молодости пир не за горой.

Порадуйся теперь. Вот – день счастливый!

А дальше – промолчу.

Одно сказать хочу – не торопи

Свой праздник. Пусть помедлит он, ленивый.

Покой после бури

Утихла буря. – Слышу

Празднуют птицы. Во дворе голубка

Воркует, повторяя свой куплет.

Разлит в долине свет,

И новая лазурь меж гор струится;

И снова веселится

Река. Сердца ликуют. Прежний гам –

Жизнь возвращается к своим трудам.

Ремесленник выходит на порог

Взглянуть на синь умытую и что-то

Тихонько напевает; за водой

Небесной, свежей девочка спешит,

И зеленщик кричит,

Хозяек выкликая. Солнце снова

Улыбки шлет очнувшимся холмам.

Террасы и балконы

Все настежь, и с дороги слышен скрип

Колесный, бубенцов счастливых звоны.

И души оживают!

Когда еще бывает столь мила

Всем жизнь? Когда берутся за труды

Так радостно, так скоро забывают

Несчастье? Тот восторг – дитя беды,

Плод страха пережи́того. И тех

Страшила смерть, кто проклял жизнь свою –

Недаром на краю

Сей бездны трепетали, холодели;

Глаз не сомкнув, ночь напролет глядели

На эти смерчи, молнии, затменья,

На жизнь перед лицом уничтоженья.

Так ты щедра, Природа –

И таковы дары

Нам смертным: лишь немного отпустила

Напасть – уже мы праздновать готовы.

Ты ж беды и невзгоды

Вновь сеешь без числа –

Обильны видим всходы.

Род человеческий, да, такова

Любовь богов к тебе! Каким-то чудом

Беда неумолимая отступит –

И счастливы уже твои сыны.

Когда же смерти жизнь права уступит –

Всего блаженней будут наши сны.

Одинокий дрозд

Вновь на вершине старой колокольни,

Дрозд одинокий, ты на всю округу

Поешь, пока не смолкнет дня дыханье,

И новым ладом слух долины полон.

Опять весны сиянье

Разлито над счастливыми полями.

Лишь только глянешь – и оттает сердце.

Шумят стада, тетерева токуют.

Смотрю, как птицы в воздухе свободном

Выписывают тысячи кругов

И, время празднуя свое, ликуют.

Ты с ними не готов

Лететь – всё это буйное веселье

Не для тебя. Поешь! И с чистой трелью

Весны мгновенной день препровождаешь.

Мой дрозд, как мы похожи

С тобой! Забавы юные и смех,

И спутница зеленых дней – любовь,

И старости унылой прозябанье –

Не для меня. Держусь на расстоянье

От всех, и странник в собственном краю,

Препровождаю так весну свою.

Вот этот день, что клонится к закату,

Здесь праздновать привыкли испокон.

И льется, льется колокольный звон,

То тут, то там слышны глухие залпы

Салютов, нынче до́ма

Кто усидит – витает

В округе дух веселья молодого

Мне только незнакомо

6
{"b":"221922","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дневник книготорговца
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Ищу мужа. Русских не предлагать
Великий русский
Женщина справа
Секрет индийского медиума
Хроники одной любви
Без боя не сдамся