ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трамп и эпоха постправды
Смерть в белом халате
Принц Зазеркалья
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Восхождение Луны
Сколько живут донжуаны
Потерянная Библия
Свой, чужой, родной
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство

– Жалко, что Капит с Марном переехали, – грустно сказал Змек.

– Угу, – согласились ребята.

Я, блаженствуя, облокотившись на локти, смотрел в сторону леса. И случайно уловил какое-то еле заметное движение.

– Ребята, мне кажется, что на том берегу кто-то есть, – настороженно сказал я.

– А ты уверен, что видел? – почему-то полушепотом спросил Змек.

– Не знаю, – честно ответил я.

– Нарт, тебе, наверное, показа… – Мулька замолчала, не договорив.

На том берегу, выйдя из тени деревьев, на нас стояли и смотрели люди во всем черном с горящими красными глазами. Я непроизвольно сглотнул.

– Уходим тихо. Не орите, а то кинутся, – совсем тихо сказал Рута.

– Тут же вода, – шепнул я, не отрывая глаз от вампиров.

– Если сильно голодные, вода их не остановит, – дрожа от страха, ответил Змек.

– Вы идите. А я вас догоню. Пусть пока на меня попялятся, – поторопил я ребят, почувствовав себя дураком-героем.

– А ты? – испуганно посмотрела на меня Тинька.

– Ты же знаешь, что я очень быстро бегаю? – улыбнулся я краем губ. – А остаться надо. Хочу посмотреть, что они делать станут. Если что, прибегу. Вы только успейте всех предупредить, хорошо?

Вампиры на том берегу подошли ближе к воде, о чем-то перешептываясь, но пока заходить в воду не решались.

– Точно, голодные, – в ужасе прошептал Змек. – Бежим, надо всех предупредить.

Ребята убежали, а я встал и стал, не стесняясь, смотреть, что предпримут вампиры.

Один из вампиров, видимо, самый нетерпеливый или дурной, сунулся в воду и тут же отскочил, громко вопя от боли. Движущаяся вода в реке действовала на них обжигающе. Я стоял, смотрел и ждал, сам не знаю, чего именно.

Раздался звук колокола. Значит, мелкие уже предупредили взрослых. Уже легче.

Прошло минут пятнадцать, но мое ожидание подмоги становилось абсурдным. Никто из жителей не появился. Вампиры заметно нервничали и о чем-то спорили. Покричав друг на друга, они снова зашли в лес. Я с облегчением вздохнул, с трудом разжав закаменевшие от долго сжатия кулаки. Но, как оказалось, рано. Я заметил, что тени, мелькающие между деревьями, двинулись в сторону деревни. Я припустил за ними. Мне казалось, что бегаю быстро, но догоняя вампиров, порядком запыхался. Снова они появились прямо напротив опустевшей деревни. Я думал, они тут сражаться готовятся, а оказывается, они покидали все и куда-то спрятались.

– Нарт!

– Бабушка?! – удивленно отозвался я. Взволнованная старушка поковыляла ко мне. – А где все?

– Попрятались. А ты почему с детворой не прибежал? – укорила она.

– Интересно было, – смутился я.

– Сколько их? Не вижу. Глаза совсем уже не те стали.

– Четверо. Ба, а ты почему со всеми не спряталась?

– И мучиться в неизвестности, что с тобой стало? – покачала головой она.

– Угу, ясно. И что теперь делать?

– Ждать, – села прямо на землю бабушка.

– А почему нам тут сидеть надо? – опешил я.

– В тайник идти не можем, а то вампирам дорогу покажем. Отпор дать тоже сил не хватит. Уйти, это лишний раз дергаться, «куда они делись»? А так сидишь, расслабляешься. Ждешь, когда им надоест, и они в другую деревню уйдут.

Я вздрогнул от спокойного тона бабушки о другой деревне.

– Но их же там всех вырежут?

– Если нам и тем другим повезет, то, может, по дороге на эльфов напорются.

– Ба, меня злит, что я такой слабый. И не могу защитить тебя, – зло сжав кулаки, проговорил я. – Знаю, что сильнее любого в этой деревне, но толку то от этого. Смотрю на этих красноглазых, и обида берет. Перейди они эту речушку, и я сделать ничего не могу, чтобы убить их.

– Сердечко мое, совершено сильных людей не бывает. Думаю, что даже будь тут натренированный эльф, ему не справиться с четырьмя голодными вампирами.

– Бабушка, а как эльфов найти?

– Ох, малыш. По лесу погулять надо, они сами найдут. Но, прошу, пообещай мне, что не уйдешь, не предупредив меня.

– Хорошо, – улыбнулся я бабушке.

– Молоденький ты еще, сердечко мое, – потрепала она меня по голове.

Один из вампиров решился. Разбежавшись, он прыгнул как можно дальше, но уже в воздухе вопил от боли. Попав в воду недалеко от нашего берега, не переставая орать, настырно пер на сушу.

У меня в мозгу что-то щелкнуло, я моментально понял, что если он сейчас выйдет на берег, первой его жертвой будет моя бабушка, которая прижала руку к своему сердцу.

– Ну уж нет, только не так и не ты.

Я не знал, что могу настолько быстро передвигаться. Казалось, одно смазанное движение – и я у забора, где оставили косу. Второе движение – и я уже у воды, замахиваюсь на оскалившегося и с облезающей кожей, куда попадала вода, но идущего к берегу вампира, и одним уверенным ударом сношу ему голову. Мне везет, и вампир скрывается в воде. Вампиры на том берегу зашипели. Готовясь прыгать вдовоем одновременно. Я замер в ожидании.

Неожиданно из леса просвистели несколько стрел и воткнулись в спины вампиров. Зашипев, те вытащили их, но уже через секунду стало понятно, что красноглазые потеряли ориентацию и ползают, словно сонные мухи. Неторопливо из леса вышли трое эльфов и, совершено спокойно подойдя к вампирам, обезглавили их, а потом столкнули их в воду. Когда последний из сброшенных вампирюг скрылся в воде, они посмотрели на меня.

Я слегка склонил голову в знак приветствия. Они мне ответили тем же.

И зашли в воду, поплыли к нам.

Вернув косу на место, подошел к заплаканной бабушке.

– Ба, ну ты чего? – присел я, осторожно вытирая слезинки с ее лица.

– Я так испугалась за тебя, сердечко мое.

– Видишь, все закончилось, – улыбнулся я ей. – Ба, давай я тебя подниму, и ты приготовишь мне и гостями что-нибудь вкусненькое. Так кушать хочется, – состроил я жалостливую мордашку.

– Проголодался, малыш? Все, бегу уже, – заторопилась она. А я, развернувшись, встретился с взглядами троих эльфов, на вид чуть старше меня.

– Дарис, – представился темноволосый, смуглый, с черными глазами и золотым колечком в левой брови.

– Кавитель, – кивнул мне светловолосый, хрупкий и зеленоглазый эльф.

– Лавис, – сказал третий не менее привлекательный эльф. Шатен с поразительно голубыми глазами и увешенными маленькими колечками ушами.

– Нарт, – поклонился я, в ответ. – Спасибо, что спасли нас.

– Ты, вроде, и сам неплохо справился, – усмехнулся Дарис.

– Повезло, – спокойно покачал отрицательно головой.

– Скромен, – улыбнулся во все тридцать два Кавитель.

– Приглашаю к нам с бабушкой в гости.

– Не откажемся, – подмигнул мне Дарис.

– Ты давно здесь живешь? – басовито спросил Лавис.

– Мы недавно переехали.

– А родители, где?

– Погибли.

– Живешь с бабушкой, значит. Она на эльфийку не похожа, – снова заговорил Лавис.

– Она человек.

– Но как же так? – непонимающе спросил Кавитель.

– Мои родители нашли меня младенцем в лесу. Вырастили, – немного с грустью ответил я.

– Но как?! – удивленный крик Кавителя.

– Тебя бросили?! – удивленный голос Дариса.

– Это невозможно! Дети священны! – Возмутился Лавис.

– Скорее всего, тебя выкрали, – задумался Кавитель.

– Тогда должны остаться записи, – поддержал друга Дарис.

– Если воспользоваться записями, я смогу найти своих настоящих родителей? – дрожа от волнения, спросил я.

– Без сомнения, – сказали и кивнули все трое одновременно.

– Но бабушка… – притормозил я свое желание поскорее броситься на поиски семьи.

– А где вы живете? – дожевывая пирожок, сидя за столом, спросил уплетающих за обе щеки эльфов.

– В лесу поселение небольшое есть, вот там и обитаем, – ответил мне Дарис.

– Хорошо, что вы здесь оказались. Услышали? – спросил я.

– Мы патрулировали в этом районе, – пояснил Кавитель, кончиком языка слизывая варенье с ложечки.

6
{"b":"221924","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Доказательство жизни после смерти
Гридень. Из варяг в греки
Ликвидатор
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Мир-ловушка
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Он мой, слышишь?
Душа в наследство