ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чужая война
Тамплиер. Предательство Святого престола
Пока тебя не было
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Соль
Довмонт. Князь-меч
За них, без меня, против всех
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Вата, или Не все так однозначно

– Ура! – хриплый вопль вырвался из моего пересохшего горла, когда увидел чернеющую впереди полоску, то ли леса, то ли земли. Теперь я очень хорошо знаю, что чувствуют моряки после долгого путешествия в море, когда видят землю. Это чувство радости и надежды словами не передать!

Как ни старался усиленно махать своими бабочкиными крылышками, темная полоса приближалась мучительно медленно.

Сдох я на полпути до неё. О, да! Я уже видел дома вдалеке. Деревья, колодец, что находился рядом с зелеными насаждениями. И самое главное, все это великолепие с темной полосой земли уходило дальше, а не прерывалось очередными пластами песка. Значит, там конец пустыни и моих страданий. Люди помогут. Поесть дадут, воды попить. Были бы только силы до них добраться.

Повалившись на песок и с трудом поднявшись, нашел крохи сил, чтобы полностью убрать повисшие тряпочкой крылья. И еле передвигая ноги, на чистом упрямстве пошел к спасительному маяку – колодцу. Идти по раскалённому песку, как оказалось, еще та пытка. Песок залетал куда только можно, больно царапая ноги, подобно мелким граненым камушкам, к тому же ощутимо припекая ступни. Пекло сверху и припекало снизу. Горячий воздух жег горло. Ужасно! Я ощущал себя курицей, запекающейся в духовке. Моя упертость дала силы доползти, в буквальном смысле, последние несколько метров до колодца. Мне повезло, что кто-то недавно набирал воду, и в ведре все еще осталось несколько капель. Пусть и на глоток, но это был самый потрясающе вкусный глоток прохладной воды в моей жизни. Все, конечно, чудесно. И я долетел в конце концов, и воды напился, но вот жрать охота до одури. А местные, что-то смотрю, не рады меня видеть…

На меня недобро поглядывая, надвигались с выставленными перед собой дрынами несколько человек. Женщины испуганно жались чуть поодаль, а мужики молча, шажок за шажком, сужали круг. Чего бояться, не пойму? Не съем же я их.

– Эй, уважаемые, вам что, воды жалко? – прохрипел я. Сухость все еще не ушла. Воды бы побольше попить.

– Ты кто? – спросил мужик с желтым тюрбаном на башке и козлиной реденькой бородкой. Лет эдак пятидесяти с небольшим на вид, и явно главный в этом поселении. Что же, попробуем договориться, умирать по-глупому как-то не хочется.

– Усталый путник. Прошу у вас лишь пищи, воды и крова, чтобы отдохнуть. И я пойду дальше.

– Путник? И откуда же ты такой взялся?

– Оттуда, – махнул я за спину рукой, где красовались пески. Говорить сложно. Горло дерет. Устал я.

– Это мы и так поняли. Но откуда я знаю, что ты не несешь нам угрозы, чужак? Ты же не человек, – не унимался бородатый. А мужики все так же настороженно продолжали держать свое примитивное оружие перед собой.

– Могу слово дать, что не замышляю ничего плохого. Я просто ужасно устал, хочу есть и спать. И именно в таком порядке, – я уже стоял еле-еле, глаза сами закрывались. Еще немного, и рухну прямо здесь.

– Слово твое что ветер. Думаю, стоит тебя отправить обратно.

Я, плюнув на все, просто сполз у колодца и закрыл глаза. Хотят убивать пусть убивают. Хотят выкинуть обратно в пустыню – пусть выкидывают. А я пока посплю…

Проснулся я… Ага, прям на перинах, как же! Можно губу закатать. Проснулся я на земле, возле колодца, замерзший как цуцик. Только хотел послать всех за гостеприимство, как заметил небольшой кувшин, накрытый большим ломтём хлеба. Еда!

О! Блаженство! Молоко! Хлеб! Как мало, оказывается, надо человеку для счастья. Ну хорошо, не человеку, а дроу. Но всё же. Ел я аккуратно, хотя желание по-звериному наброситься на еду было. Жителей я не видел, а вот благодаря нюху и ночному зрению заметил свою охрану, приглядывающую за мной из-за ближайшего дерева.

Сытно потянувшись, я, свернувшись калачиком, чтобы согреться, снова погрузился в сон. Проснувшись с первыми лучами солнца и порадовавшись спасительной листве деревьев, сладко потянулся. Краем глаза заметил передвижения людей. Ко мне шел староста деревеньки, как я его про себя окрестил, с явно воинственным настроением. Вон как размашисто и уверенно шагает.

Пришлось подняться и встречать народ с улыбкой на губах. Может, хоть так, они перестанут меня опасаться. Силы не вернулись, но чувствовать себя стал получше. Однако в драку бросаться в случае чего бессмысленно. Если только попробовать убежать, потому что и лететь сил уже нет.

– Мы выполнили долг гостеприимства, – сразу же начал староста. – Ты отдохнул. Теперь уходи.

– Милые вы, – с сарказмом выдал я. – Спасибо за пищу. Честное слово, очень благодарен. А может, напоследок еще и дорогу укажете?

– Тебя выведут за пределы нашего поселения, а остальное нас не касается. Иди куда пожелаешь.

– Вот от такого отношения и получается говно в мире. Я так понимаю, ни воды, ни пищи в дорогу просить не стоит? – посмотрел я на хмыкнувшего мне в ответ старосту. – Про нож даже не заикаться?

– Уходи.

– Ухожу уже, не волнуйтесь, – встряхнувшись, чтобы мышцы, пусть и ноя, но немного разогрелись, пошел прочь. До самой околицы меня провожали под усиленной охраной, близко не подходя, но и насторожено следя за каждым моим движением.

– Для твоего же блага не возвращайся обратно. – Предупредил меня староста.

– Вы бы хоть объяснили, за что такая немилость-то? – решил я спросить напоследок.

– Мы мирные жители, только поэтому не убили тебя. Уходи, второго шанса мы тебе не дадим! – припечатал староста. А мужики недвусмысленно ухватились покрепче за свои дубины и с недобрым оскалом шагнули ко мне.

Ничего не оставалось, как, не понимая, что собственно происходит, уйти.

Впереди оказалась проезжая дорога. У нас такие в поселках бывают. Пока дождей нет, пройти можно, а вот стоит пройти дождю, и дорога исчезает, размытая водой. Ничего так, широкая, травкой позаросшая, но сразу видно, используемая. Сначала двигался по ней. Потом прикинул, что неспроста в деревне ко мне так по-свински отнеслись, сошел в лесок и побрел уже вдоль нее. К тому же надо было что-то раздобыть для еды.

Отойдя от деревеньки на приличное расстояние, решил сделать привал. Не знаю, кто водится в этом лесу, но жрать и пить охота зверски. Ручеек я нашел быстро. А вот как быть с поисками еды, не знаю. Решив использовать свою вторую сущность, под стоны от боли в натруженных мышцах кое-как перекинулся в свою боевую форму. Сразу же стало легче. Запахи разом наполнили мой нос. Добыча. Рядом. Я рыкнул. Есть! Хочу есть! Еда!!!

Какая-то зверушка, не больше кролика, побегав от меня несколько минут, с чавканьем пожиралась мной. Прямо так. В сыром виде. И это было чертовски вкусно. Кровь текла по подбородку, а, я урча от наслаждения, впивался зубами в мясо и отрывал куски, моментально их глотая. Сытно рыгнув, развалился на траве, спокойно принимая свой человеческий облик.

Никаких душевных терзаний и самоосуждений, что веду себя как животное, у меня не было. Я уже не человек, и я хотел есть. К тому же будучи еще девушкой, я никогда не страдал излишней показной сострадательностью. Мясо-то мы все ели, и глупо плакать об убиении невинных животных или птиц, когда открываешь холодильник и достаешь оттуда тушку. Если тебе их жалко, не ешь мясо. А я люблю мясо, так что…

– Спасибо, зверек, ты мне жизнь спас, – глянул я на шкурку. Решив не тратить время на закапывания остатков моего обеда, умылся и замыл кровь на одежде, пошел дальше. Организм, получив нужное, быстро восстановился. И я уже не ощущал себя, как старый болезненный дед.

Скоро сядет солнце, пора бы найти место для ночлега. До моего тонкого слуха донеслись звуки движущейся по дороге телеги. Судя по запаху, кроме лошади, на ней едет лишь один человек, и он булочник. Уж больно вкусно от него пахнет сдобой. В животе заурчало.

– Выйти, не выйти? – прошептал я. – А! Была не была.

Дав телеге поравняться со мной, медленно, чтобы не напугать мужика, вышел на дорогу.

– Приветствую вас, уважаемый. До ближайшего поселения не подкинете?

Глаза мужика закатились, и он рухнул в телегу без сознания.

11
{"b":"221926","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Гортензия
Найди меня
Заботливая мама VS Успешная женщина. Правила мам нового поколения
Душа в наследство
Плейлист смерти
Чувство Магдалины
Нора Вебстер