ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это я понимаю, – сказал Сварог. – Но я до сих пор не слышал ничего конкретного…

– Это следует понимать как согласие?

– Да.

– Хорошо. Прежде всего определим четко: вы – не один из нас. Пока что. Вы – исполнитель, облеченный огромным доверием. Если вы обдумаете все трезво и беспристрастно, согласитесь сами, что просто-напросто не заслужили еще положения равного. Еще и оттого, что плохо знаете нашу жизнь. Разумеется, с помощью соответствующей техники можно набить вашу голову информацией. Но этот ворох разнообразных сведений будет бесполезным, а то и откровенно вредным без определенного жизненного опыта… Понимаете?

– Понимаю, – сказал Сварог. – И не собираюсь возражать.

– Отлично. Конечно, со временем вы можете достичь неких высот. Но пока что вам не следует претендовать на многое… Это не задевает вашего честолюбия?

– Да я вообще не знаю, честолюбив я или нет.

– Значит, честолюбивы, – усмехнулся Гленор. – В должной мере. И это меня устраивает. Вы прекрасно провели операцию там, внизу…

Теперь усмехнулся Сварог:

– Если бы я еще знал, что провожу операцию…

– Ну, вы знаете, почему получилось именно так. Насколько я понимаю, обиды не таите? Прекрасно. У вас есть вопросы?

– Я хочу понять наконец, как я здесь очутился и почему это сопровождалось… странностями.

– Ну, это просто объяснить, – сказал Гленор. – После того как мы провели скрупулезное расследование… Нашлись лихие экспериментаторы из молодых, замыслившие вернуть из неизвестного далека пропавшего без вести графа Гэйра. И выдернули вас. Характер вашей загадочной связи с графом Гэйром так и остался непроясненным. Или есть достижения, Кримтон?

– Увы, – пожал плечами Кримтон. – Опуская ученые подробности, в которых не сведущ не только лорд Сварог, но и прочие, постараюсь выражаться попроще… Лорд Сварог, исследование некоторых параметров вашего мозга, совокупности биологических излучений организма и генетического кода привело к поразительному выводу: данные характеристики и параметры во многом схожи с характеристиками и параметрами графа Гэйра. Хотя и не повторяют их. Кто-то из молодых выдвинул шальную гипотезу… Скажите, вы хорошо помните своего отца? Он не отличался какими-либо… странностями, необычными для окружающего времени способностями, которые могли казаться сверхъестественными?

– Вот это поворот! – сказал Сварог. – Значит, вы думаете… Нет. Как ни вспоминаю, ничего подобного не нахожу. Он погиб, когда мне было десять лет. Но я его хорошо помню. И ничего странного за ним не замечал.

– И все же я хотел бы отработать эту версию.

– Давайте отработаем как-нибудь, – пожал плечами Сварог. – Но мне плохо верится… Послушайте, показал бы мне кто-нибудь портрет вашего графа Гэйра. У меня в замке нет ни одного.

– Я распоряжусь, – кивнул Гленор. – Где-то должны остаться материалы. Что касается ваших первых часов здесь… Гаудин, вы ведь этим занимались, вот и расскажите.

– Ну, мой рассказ был бы гораздо более захватывающим, не ускользни от нас доктор Молитори, – усмехнулся Гаудин. – Доктор Молитори был агентом некоей силы… которую мы, отбросив дипломатию, прямо назовем Князем Тьмы. В реальном существовании этой силы в последнее время многие сомневались, и это позволило означенной силе какое-то время действовать нагло и безнаказанно. И подчинять себе людей, превращая их в свои послушные орудия. К сожалению, не одних потомственных слуг родом из Антлана… Лорд Сварог, помните, как вас навещали двое гвардейцев?

– И одного из них называли герцогом…

– К превеликому нашему сожалению, – четко выговорил Гаудин, размеренно кивая. – Это действительно были гвардейцы, лары, и один из них был герцогом.

– Были?

– Были, – кивнул Гаудин. – Они успели покончить с собой. Как несколько других. Я взял лишь двоих, мелкую сошку, узнал не так уж много, но все же… Вами попытались завладеть, едва вы появились. Потому от вас и требовали так настойчиво назвать полное имя. Иначе не получить должной власти над человеком. О подробностях вам позже, если будет время, расскажет лорд Тигернах. Сейчас это несущественно. Итак, вами попытались завладеть – не вышло. Тогда Молитори попытался уничтожить вашу личность, ваше «я» – скорее всего, чтобы заменить какой-то другой личностью. Это ему тоже не удалось. Невозможно было попросту разбить вам голову первым попавшимся табуретом и уничтожить труп – слишком многие знали об эксперименте, в котором доктору Молитори отводилась ограниченная роль. И вас, скрепя сердце, выставили в замок Гэйров, чтобы при первой возможности потихоньку убрать. Вскоре для общения с вами доставили с земли ямурлакского вампира. Когда ничего не вышло, испортили ял. Вот и все, если вкратце.

– Странно.

– Что именно?

– Очень уж мелкого пошиба пакости, – сказал Сварог. – Мне всегда казалось, что у существа, именуемого Князем Тьмы, большие возможности…

– По части вмешательства в человеческую жизнь? Ну, не такие уж большие. Необходимы одушевленные инструменты. Чем они незауряднее, чем сильнее, деятельнее, умнее – тем ощутимее вмешательство, – Гленор посмотрел ему в глаза. – Вы хотели правды? Получайте, я хочу быть с вами предельно искренним, вы должны поверить, что вас больше не станут использовать, как вы изящно выразились, втемную… Так вот, дорогой мой. На каждого из ныне живущих и на земле, и в небесах действует магия, колдовство, чары. И, чтобы они не действовали, человек должен защититься либо хорошо изученной магией, либо верой, либо соответствующими предметами. Так обстоит со всеми без исключения… кроме вас. Магия, колдовство, чары и тому подобное на вас не действуют. Вообще. Вас можно обмануть иллюзией – как это мог проделать ямурлакский вампир, в котором больше от примитивного гипноза, чем от настоящей магии. От вас можно что-то скрыть за магической завесой. Но на вас невозможно ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ. Те, кто умеет защитить себя и других от черной магии, долго учатся. А у вас это получается само собой. Врожденное, как цвет волос. Вот так, лорд Сварог. Теперь понимаете, почему у меня не дрогнет рука избавиться от вас в случае необходимости, несмотря на всю симпатию, какую я к вам испытываю? Ни о чем подобном вы не подозреваете, но вы – страшный человек. Вас невозможно подчинить. Либо вы ценнейший союзник, либо опаснейший враг. И я прошу вас оценить мою откровенность. Игра идет честная.

– Ну, спасибо, – сказал Сварог.

– Не забывайте, что при всем при том вы – обычный смертный. Бывают случаи, когда не поможет ни хелльстадский пес, ни Доран-ан-Тег. Как и любому другому, вам следует опасаться удара ножом в спину или отравы в бокале. Мало того. Существуют способы воздействия на расстоянии, не имеющие отношения к Высокой Магии, – и они, подозреваю, могут оказаться против вас столь же эффективными, как против любого из нас…

– А конкретнее?

– Увы, – Гаудин по всегдашнему обыкновению грустно покривил губы. – Вот так, с маху, я не берусь перечислить… Слишком много старых фолиантов придется изучить, провести кое-какие исследования. К тому же неизвестно пока, какие штучки из тех, что считаются забытыми, сохранились где-нибудь в потаенных закоулках… Честное слово, я не кривлю душой, глупо было бы в данной ситуации. Всего лишь хочу вас предостеречь от излишней самоуверенности. Здесь тот же самый механизм: своя система оговорок, не уступающая по сложности любому головоломному купеческому контракту. Будь у нас хоть два-три дня, я мог бы сказать что-то конкретное, однако… – Он досадливо поморщился. – Нет времени, совсем. Чуть погодя сами поймете. Человек не может быть всеведущим. Две тысячи лет считалось, что «заклинания сухой ветки» исчезли безвозвратно, – и вдруг наш агент натыкается на неграмотного крестьянина, владеющего всеми девятью… – Гаудин несколько натянуто улыбнулся. – Вообще-то вас порой спасало чистейшей воды везение. Помните ту тварь в Хелльстаде, что заинтересовалась вашим ожерельем настолько, что оставила вас в покое?

– И хотел бы забыть, да где там… – хмыкнул Сварог.

3
{"b":"221927","o":1}