ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вроде тех, сквозь которые я попал на Сильвану? – спросил Сварог.

– Именно. История Ворот запутанна и загадочна. До сих пор ничего почти неизвестно. Когда-то их имелось немало, они либо соединяли планеты, либо вели в совершенно неизвестные миры. Но после Шторма перестали действовать, и о них остались только легенды. Несколько недель назад Ворота, сквозь которые вы угодили на Сильвану, вдруг открылись. Ничего серьезного, мы полностью контролируем ситуацию. Ничего страшного не произойдет, если корабли царицы Коргала немного попиратствуют на Ителе… Между прочим, демон, которого освободил неумышленно Борн, если верить древним легендам, как раз и открывал иные Ворота. Но и здесь ничего страшного не произошло. Демон на свободе, мы за ним присматриваем пока, однако никаких новых Ворот не открылось…

– Или мы не обнаружили пока открытия новых Ворот, – сказал Гаудин.

– Ну, это вопрос времени… Так вот, лорд Сварог. Глаза Сатаны идут через Ворота, и этому как-то способствуют действующие до сих пор бортовые агрегаты виманы. Это еще одна из причин, по которым Магистериум возражает против крайних мер. И здесь я впервые готов признать его правоту. В этом именно пункте. Кто знает, какую катастрофу можно вызвать, бросив в бой технику… Нам пришлось обратиться к опыту прошлого.

– Когда все прочие средства были признаны бесполезными, – бросил маг.

– Да, именно, – с застывшим лицом произнес Гленор. – Лорд Тигернах, вам необходимо наше покаяние? Извольте. Мы в тупике. Мы чересчур доверяли науке и технике. Мы перестали верить в существование Господа и Князя Тьмы и вернулись к этой вере не по велению души, а оказавшись припертыми к стене… Добавьте сами столько обвинений и прегрешений, сколько вам будет угодно, обличайте и мечите молнии праведного гнева… Но что этим исправишь? Мы выросли такими, нас такими воспитали. Я и теперь, признаюсь честно, не могу назвать себя истинно верующим – очень уж мы привыкли, что религия – удел невежественных обитателей земли… Упрекайте и клеймите нас, пока не сорвете голос… если считаете, будто этим что-то исправите. Стоит ли? Быть может, предпочтительнее забыть прошлое и постараться спасти настоящее?

– Я не собираюсь никого порицать или упрекать, – сказал маг. – Но поймите, слишком мучительно было видеть, как вы уходите все дальше по дороге, ведущей в никуда. Наши предки так и умерли, никого ни в чем не убедив…

– Прошу вас, оставим это, – сказал Гленор. – Потом, если хотите, я посыплю голову пеплом, надену сандалии и пройду пешком к храму святого Роха через весь континент… Я серьезно. Если покаяние хоть что-то искупит…

– Это вы сами для себя решите, – ответил маг. – Лорд Сварог, теперь, мне думается, вы получили кое-какое представление о возложенной на вас миссии…

– На меня?!

– Вспомните Кодекс Таверо. И пророчество о Сером Рыцаре и Принцессе Длинной Земли, Златовласой Привратнице…

– Помню, – сказал Сварог. – Однако мне говорили, будто не все пророчества Таверо исполнялись…

– Верно. Однако сбывшихся достаточно, чтобы относиться к Кодексу серьезно. Не могу сказать, что безоговорочно отождествляю вас с Серым Рыцарем, иначе – Серым Ферзем. Но очень уж многозначительны совпадения, и это вселяет надежды… Лорд Кримтон, кажется, приготовил какие-то научные объяснения?

– Скорее – научные гипотезы. Межзвездные виманы в свое время были снабжены дополнительными системами защиты. В иных случаях иные системы корабля мог отключить лишь определенный член экипажа, на чьи параметры организма они настроены. Совпадения крайне редки, но встречаются чаще, чем одинаковые отпечатки пальцев у двух разных людей. Если допустить, что Делия обладает теми же «параметрами ауры»… Термин совершенно не научный – но научный занимает добрых две строчки и состоит из прямо-таки непроизносимых терминов…

– Я, со своей стороны, назвал бы это промыслом божьим, – сказал маг. – Но суть важнее, чем любые слова…

– Вообще-то это авантюра, – сказал Сварог.

– Жуткая, – с застывшей улыбкой кивнул Гленор. – Если вы согласитесь, пойдете один… или вдвоем. С минимумом снаряжения, без всякой поддержки и прикрытия. Скрываясь и от людей из противостоящего лагеря, и от службы Гаудина. То, что вам предстоит совершить, вполне отвечает понятию «сделать невозможное». Но другого выхода нет. Что скажете?

Сварог молчал. Перед глазами у него всплыло злое и отчаянное лицо князя Велема. Потом он увидел сожженный в пепел Фиортен.

– Я не говорю, будто я – противник авантюр, – сказал он. – Но кое-что меня смущает. Значит, я должен явиться пред светлые очи принцессы Делии Ронерской, с обаятельной улыбкой предложить ей оставить богатый и уютный папин дворец, чтобы отправиться со мной в путешествие, где на каждом шагу можно потерять голову? А если она пошлет меня ко всем чертям? Если она вовсе не мечтает спасти человечество? Если она эгоистка или просто трусиха?

– Конечно, – сказал Гаудин. – Но знаете, есть благоприятствующие моменты. Дело даже не в том, что внизу сохранились стойкие традиции рыцарских подвигов. Суть крайне меркантильна. Перед обитателями земли еще не встала вплотную проблема перенаселенности, но ее приближение наиболее опытные политики чувствуют давно. Количество крестьян, которые не могут дробить до бесконечности наделы, горожан, не имеющих работы, отпрысков благородных родов, обреченных майоратом на нищету, подходит к критической точке. Земля понемногу истощается, как ни спасайся трехпольем. Вот вам оборотная сторона теплого, стабильного климата, позволяющего собирать два урожая в год. Там, внизу, этого еще не понимают во всей полноте, но начинают осознавать угрозу и облекать ее в четкие формулы… Территории, занятые Глазами Сатаны, – это бывшие королевства Хорен, Демур и Коор. Вы знаете, что такое рекс патримон?

– Да, – сказал Сварог.

– Отлично. С точки зрения земного права, эти земли ничьи. Лоран потерял права на нынешнее Пограничье, убрав оттуда свою администрацию. Тот, кто изгонит нечисть, автоматически получает права на три королевских короны. И, если только у него хватит сил удержать обретенное, может еще со спокойной совестью присоединить и Пограничье, и Ямурлак – Ямурлак, откровенно говоря, больше не опасен, его можно вычистить от остатков тамошней нечисти силами любого из земных королей. Лорд Сварог, если вы изложите Конгеру Ужасному наши планы, он выслушает вас крайне внимательно… А если вернетесь живым, воздвигнет вашу золотую статую на главной площади столицы. Возможно, даже конную. С поверженным драконом у ног, что-нибудь этакое символизирующим… Не уверен насчет статуи, но не сомневаюсь, что вам окажут самый радушный прием. Это не столь уж авантюрное предприятие. Главная трудность – ступив на занятую Глазами Сатаны землю, добраться до виманы. К сожалению, мы не можем запрашивать у Магистериума никакой информации о вимане, они моментально заподозрят… Лучше всего вам плыть с Делией в Шаган. Там можно найти помощь. Единственный шанс, зыбкий, проблематичный, но другого попросту нет. Иначе – смута с непредсказуемыми последствиями…

Сварог вдруг понял, что герцог выглядит не столь надменным, сколь невероятно уставшим.

– Хорошо, – сказал он. – Я всю предшествующую жизнь мечтал когда-нибудь спасти человечество. А совать голову в львиную пасть – мое любимое развлечение с детских лет. И колыбель моя висела над самой клеткой льва… Но вы гарантируете, что памятник будет непременно конный и непременно с драконом? Золото не столь существенно, я согласен и на бронзу…

Глава 2

Напарница с мечтой о гербе

– Как вы думаете, я держался не особенно хамски? – спросил Сварог. – Они, часом, не рассердились?

Гаудин хмыкнул:

– Им некогда злиться. Они ушли от канцлера весьма удрученными…

– А канцлер знает?

– Он – канцлер. Второе после императрицы лицо.

– И что?

– Сейчас он еще не знает, знает он или нет. Понимаете? Когда все окончится удачей… или поражением, тут-то и настанет время канцлера. С самого начала одобрившего дельный план или слыхом не слыхивавшего об этой авантюре…

5
{"b":"221927","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Поцелуй опасного мужчины
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Продать снег эскимосам
Один день Ивана Денисовича (сборник)