ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После смерти Дайни, между прочим, дела пошли скверно. Как и следовало ожидать. Сановники из Тайного совета ненадолго ее пережили, Горомарте, вынужденный заниматься совершенно ему незнакомыми государственными делами, второпях назначил главными министрами людей, безусловно для этого неподходящих – и снова умчался полевать очередную дичь. Дела мгновенно пришли в совершеннейший хаос – интриги, казнокрадство, смута, снольдерские войска перешли границу, довольно быстро захватив и Латерану, и обширные земли по правому берегу Итела, и провинции к полночи от гор Оттершо с портом Фиарнолл (каковые в составе Снольдера оставались до сих пор). В конце концов безалаберного простака Горомарте очень скоро убил на охоте некий спятивший егерь, и на опустевший трон взошел младший брат покойного короля. И моментально показал норов – так что шептуны, потихонечку искавшие связь меж личностью спятившего егеря и восшествием на трон нового монарха, почти моментально кончили свои дни на Монфоконе, а уцелевшие сделали выводы и набрали в рот воды. Новый король, явно придерживавшийся того принципа, что лучше перегнуть палку, чем погрязнуть в праздности, поставил дело так, что о временах Горомарте и Дайни вообще перестали упоминать без особой нужды, историки и летописцы ограничивались парой-тройкой казенных штампов – и, чем больше лет утекало, тем меньше стали вспоминать о заядлом охотнике, его энергичной супруге и истории их недолгого царствования вообще…

Между прочим, это в полной мере касалось и смерти Асверуса. Существовала скупо изложенная, официальная точка зрения: своими едкими эпиграммами и насмешливыми балладами поэт вызвал гнев сановников, и кто-то из них подослал убийцу. Только теперь, вплотную занявшись этой давней историей, Сварог всерьез начал подозревать, что эта версия была, словно гвоздь в сухую доску, вбита в историю и литературоведение по прямому приказу кого-то решительного и крайне высокопоставленного.

Потому что реальность, очень похоже, была совершенно иной. Начиная с того, что Асверус, как оказалось, был еще и капитаном дворцовой стражи, и кончая тем, что слишком много странных смертей оказалось запрессовано в совсем короткий промежуток времени…

Ах, как четко это прослеживалось! На поверхности лежало! Сварог даже ерзал в мягком кресле от нетерпения и возбуждения, листая толстые старые книги, переложенные длинными закладками, хватая из кучи то один, то другой документ, чувствуя себя охотничьей собакой, ноздри которой уже прямо-таки залепило свежим запахом укрывшегося совсем неподалеку зайца…

Всего одиннадцать дней прошло от внезапной смерти Дайни до прибытия в Латерану короля-вдовца – а какая мясорубка, господа мои, что за череда безвременных смертей…

Вот он, короткий список Тайного совета Дайни. Министр полиции (логично и практично), гран-генерал гвардии (тогда еще не было маршальского звания), глава казначейства и три доверенных сановника, державшие в своих руках все прочие нити управления. Последних для краткости обозначим: первый, второй, третий…

Дайни погибла. И почти сразу вслед за тем гран-генерал гвардии умирает от удара (не кирпичом по голове, а от того удара, что медиками именуется апоплексическим). Сколько ему было, кстати? Сорок два? Рановато для апоплексии…

Министр полиции? Извольте. Трех дней со дня загадочной смерти королевы не прошло, как означенного деятеля, надо же такому случиться, зарезала из ревности последняя любовница, особа неуравновешенная и вздорная. Пытана и судима, во всем созналась, головы лишилась на Монфоконе. (Почему не прямо в Латеране, кстати?)

Глава казначейства, ну-ка… Ну разумеется. Утонул, катаясь по Ителу на своей богато разукрашенной барке. Никаких подробностей нет.

Первый доверенный сановник. В два дня сгорел от хвори, в которой лекари, не колеблясь, опознали болотную лихорадку (гуляющую обычно на полуденной оконечности континента, в районах, прилегающих к Фагерстарским болотам, а отнюдь не в центре Харума).

Третий доверенный. Попросту исчез. Как не бывало. Убедительных версий не выдвигалось – никто попросту не успел.

Единственный, оставшийся в живых (и на государственной службе тоже) – Второй доверенный. Долго служил, делал карьеру, пережил и Горомарте, и его преемника даже…

И еще дюжины две смертей – военачальники, высокие сановники, придворные. Кого ни возьми – влиятелен, на ключевом посту, наконец, по положению своему и близости к королеве просто обязан был много знать.

Сварог чувствовал, как каменеет у него лицо. Все, что он сейчас свел в краткий мартиролог загадочных, внезапных умертвий, могли бы написать и тогдашние исследователи – но в те времена за это можно было вмиг угодить на Монфокон, а последующим поколениям согласно инерции мышления было уже не до этой конкретной загадки. Официальная версия, запущенные в обращение клише прижились, прожили долгую жизнь. Случается.

Одним словом, когда Горомарте вернулся в столицу, она уже была надежно зачищена… Не бывает таких случайностей. Подобные истории именуются незатейливо и привычно – заговор… И никак иначе.

А теперь сопоставим другие даты. Асверус убит в Равене… ну да, за три дня до трагедии в розовом павильоне… Если соотнести с днем его убийства дату выдачи грозного королевского документа, получится…

– Бог ты мой! – сказал Сварог вслух, не удержавшись. – Он же не доехал до Латераны!

Его же убили на обратном пути, когда он возвращался из провинции Накеплон… а что, кстати, с его отрядом? Две дюжины гвардейцев, три десятка мастеровых и инженеров…

Мрак и туман. Ни малейших упоминаний. Ни единой казенной бумаги, что опять-таки странно, учитывая, сколько их сохранилось касаемо отъезда отряда. Вот кстати, а что это были за инженеры и мастеровые?

Речные матросы, водолазы, портовые рабочие и неуточненные по разрядам оружейники. Интересный подбор. Провинция Накеплон…

Вообще-то Сварог бывал в тех местах, когда бежал из Равены в Хелльстад. Отроги Каталаунского хребта, те самые места, где он свел знакомство с интереснейшими людьми – графом Сезаром и лесным пастырем отцом Груком.

Река, матросы, водолазы, инженеры, оружейники… И черепа обитателей Токеранга, месяца за четыре до трагических событий как-то попавшие к Асверусу. Сама собой напрашивается прелюбопытнейшая гипотеза. Ничего необычного. Подобное уже случалось. То ли Леверлин, то ли художник из Равены как-то рассказывал о неких странных поступках чудаковатого дворянина с берегов Итела – и в том-то фокус, что эти действия можно истолковать однозначно: чудак-естествоиспытатель поймал-таки в ловушку подводную лодку из Токеранга, но очень быстро, судя по всему, его поместье накрыл ракетный залп из-под воды – то ли отравляющий газ, то ли какая-то биологическая дрянь. Почему бы не допустить, что Асверус…

Не стоит торопиться – не горит. Нужно методично работать в этом направлении – предпринять новые раскопки в архивах с помощью облагодетельствованного чиновника и его коллег, нужно выяснить в деталях, если удастся, как жил дальше и в чем замечен тот единственный уцелевший из Тайного совета…

Он подумал с неудовольствием, что остался, в некотором смысле, совершенно один. Элкон улетел за облака с крайне важными и секретными поручениями. Мара отправилась с ним выполнить не менее тайные и деликатные задания. Анрах и Леверлин в Равене поехали копаться в тамошних архивах. Тетка Чари (и увязавшийся за ней Шедарис) сидят сейчас в Фиарнолле, пытаясь дознаться, где можно отыскать исчезнувшего в последнее время с горизонта капитана Зо, который, руку на отсечение, кое-что знает о подводных лодках… Бони ненадолго отпросился в свой Арир и увез с собой Паколета. Никого из Странной Компании рядом. Даже верный домовой Карах сейчас пребывает в Глане – как чиновник в немаленьком чине и личный посланец короля Сварога, облеченный серьезными полномочиями и снабженный соответствующими бумагами. При содействии глэрда Баглю пытается отыскать в гланских горах своих собратьев – это может кое в чем помочь, древнее племя домовых, они же фортиколы, могут располагать кое-какими знаниями, неведомыми ни земным книжникам, ни ларам…

32
{"b":"221929","o":1}