ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стрекоза летит на север
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Шаги Командора
Неприкаянные души
Лживый брак
Быстро вращается планета
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Плейлист смерти
Женщина справа
Содержание  
A
A

– Увидела свет из-под двери, решила, что еще не спите, – негромко сказала она.

– Не спится, няня, – вздохнул Сварог.

Она недоуменно нахмурилась:

– Это цитата?

– Да. Из одного романа. Вряд ли он есть даже в вашей библиотеке.

– Кто вы такой, мастер Гэйр? – еще тише спросила она, не отводя от него глаз, казавшихся бездонно черными в отсвете полыхающего заката.

Сварог ответил не сразу, подыскивая нужные слова, и наконец сказал правду:

– Солдат. У меня много титулов и званий, но на самом деле я – просто солдат.

– Вы странный, – протянула она задумчиво. – И я немного боюсь вас.

– Почему?

– Потому что я не могу вас понять… вы владеете магией, но другой, перед которой защита замка не властна. Вы не знаете многих простых вещей. Вы… вы просто чужой, мастер Гэйр… Неожиданный фактор.

– Ну, солдат везде чужой. Меня зовут Сварог.

– И тебе нравится – быть чужим, Сварог?

– Наверное, это моя судьба. А на судьбу не жалуются.

– Я думаю, что любой сам творит свою судьбу… Не так ли?

Ее волосы были как застывший воск, глаза – как темные омуты. Наверное, проклятый закат был всему виной, но что-то неуловимое, некие незримые нити протянулись между ними. И Сварог чувствовал, что с каждым мгновеньем они становятся все прочнее. Еще можно было их разорвать, еще не поздно было все обернуть шуткой, разрушить вечер какой-нибудь гнусной фразой (типа: «А ваш папа тоже не спит, вон, стоит под окнами») или небрежно закурить, зевнуть, наконец, во всю пасть, – потому что у него была Мара, у него был Талар и приближающаяся Багряная Звезда, ему во что бы то ни стало нужно вернуться обратно и совсем не нужно связываться с девчонкой, которая останется здесь, на погибающем континенте, но он…

Он встал и медленно пошел вокруг стола. К ней. Клади легко поднялась навстречу, в ее глазах плясали зеленые бенгальские огни. Потом она закрыла глаза. Невидимые нити лопнули, потому что уже были не нужны, и не нужны были слова. Он запутался в незнакомых застежках и пуговках, и она сама помогла ему. Остатки рационального мышления еще тянули ручонки из головокружительной глубины: "Да что ты делаешь, опомнись, зачем это тебе сейчас …", но волна сладкого сумасшествия накрыла всяческие трезвые и правильные мысли, безжалостно утопила и завертела Сварога в бешеном водовороте… Потом были прохлада простынь и жар сплетенных тел, потом простыни стали горячими, и окружающий мир исчез, остались только двое посреди беснующегося облака огня, в котором смешались торопливый бессвязный шепот и невольные стоны наслаждения, и он выталкивал из себя тоску, горечь и страх… а потом облако взорвалось ослепительной вспышкой, и Сварог, опустошенный физически и морально, тоже исчез из этого мира…

Спустя тысячу лет она прошептала едва слышно, щекоча спутанной гривой волос ему грудь:

– А это правда, что говорил Ленар?

– А?.. Кто? Когда говорил? – Сварог с трудом выплыл из забытья, осознал себя раскинувшимся на смятой постели в позе морской звезды.

– Там, в библиотеке. Что ты здесь только для того, чтобы что-то найти.

«Да о чем она, в самом-то деле?» С ним творилось что-то странное. Говоря без цинизма и позерства, он отнюдь не был новичком в любовных утехах – ни на Земле, ни среди небожителей Талара, а скромно полагал, что удивить его чем-то этаким уже невозможно… Однако происшедшее между ним и зеленоглазой ведьмой из захолустного замка что-то перевернуло в его душе – перевернуло и поставило с ног на голову. Черт знает, что такое. Сколько, интересно, прошло времени? Свечи еще не догорели до половины… Сварог провел рукой по ее волосам.

– Ты что, подслушивала?

– Да, – призналась она и легонько укусила его за плечо. – Не все, так, урывками.

– Да, – признался и он. – Я должен найти… одну вещь.

Некая малопонятная тревога занозой сидела в сердце, и причину ее он никак не мог определить. Вроде бы все тихо и мирно вокруг, но что-то было не так. В самом воздухе, в этой ночи, в бледном свете из окна… Что это – чувство опасности сигнализирует о приближающейся Тьме? Или просто чуждость другого мира так на него действует?

– А потом ты уйдешь? – прошептала Клади.

– Хотел бы я сам это знать… – вздохнул Сварог.

– А я бы ушла вместе с тобой. Потому что вы очень странный, мастер Сварог.

– Почему же ты не ушла раньше?

– Мое время еще не пришло, – буднично сказала она. – Я уйду, обязательно уйду. Есть способ…

Сварог напрягся.

– Что за способ?

– Это мой секрет, – она потерлась о его плечо. – Тебе этот способ не подходит…

Вот ведь, блин…

Облако волос заскользило вниз по его животу, и он, отгоняя прочь тревогу, вновь забывая обо всем, закрыл глаза…

И все повторилось, но на этот раз без недавнего буйства и безумия. Они любили друг друга нежно и заботливо, будто прощаясь. Нет, на самом деле прощаясь – Клади знала, что Сварог уйдет, и Сварог знал, что она знает. Однако пока ночь принадлежала им и только им…

Потом он осторожно соскользнул с постели и подошел к окну, закурил. Неопределенное чувство тревоги острым коготком опять царапало сердце. Отражение в оконном стекле смотрело на него укоризненно. Бледное свечение было разлито в небе, деревья и холмы на горизонте казались покрытыми снегом. А это что… Это что?! А, черт!

Ткнув недокуренную сигарету в пепельницу, Сварог бросился к одежде, в беспорядке сваленной на полу. Черт, черт, черт… Распроклятое чувство опасности забарабанило в висок оглушительным стаккато.

– Ты что? – спросила Клади, приподнимаясь на локте. Сварог на нее даже не посмотрел.

– Ты не устаешь задавать столько вопросов? – ему с трудом удавалось говорить беззаботно.

– Да что случилось-то?

– Ничего. Я выйду ненадолго. Воздухом подышу. (Твою мать, рукава запутались, скорее, скорее…)

– Можно открыть окно.

– Я подышу воздухом и загляну в одно заведение, куда дамам вход заказан, – терпеливо объяснил Сварог. – Улавливаешь?

Он подхватил с кресла шаур, и веселая безмятежность вдруг исчезла с лица Клади.

– Что происходит?..

– Не знаю. Запри дверь и никому кроме меня не открывай. Поняла? Никому.

Он скользнул за дверь, в темный коридор, включил «кошачий глаз».

Куря у окна своей комнаты, он мельком посмотрел вниз, и ему показалось поначалу, что Карт ушел в дом, а его тень осталась на лестнице. Увы, то была не тень, то был сам барон, неподвижно лежащий на ступенях собственного замка. Ну не покончил же он собой из-за того, что его пусть и приемная дочь, но переспала со случайным гостем?..

Чувство опасности включило фортиссимо.

Сварог прислушался. В замке было темно и тихо, как в гробу. Все спало. А где-то внизу, освещенный бледным светом, лежал мертвый хозяин замка…

Он бесшумно прокрался по лестнице и спустился на первый этаж, к парадной двери. Разум все еще не мог смириться с мыслью, что столь великолепно начавшаяся ночь превратилась в кошмар, а тело уже было готово к бою. Сварог приоткрыл входную дверь. Дьявол, свечение на небе прямо в лицо – великолепная мишень для того, кто, возможно, притаился среди деревьев… А где, позвольте спросить, ночная стража? Что, барон не выставляет охрану?!

Двигаясь рывками, чтобы сбить прицел потенциального снайпера, Сварог быстренько спустился к телу.

Да, барон Таго был – мертвее не бывает. Он лежал на спине, раскинув руки, с горлом, превратившимся в кровавое месиво. В неподвижных зрачках отражался свет белого зарева. Краем глаза Сварог уловил слева от себя стремительное движение среди черных теней от деревьев и обернулся, вскидывая шаур. Никого. Тишина стояла такая, что аж в ушах звенело. Лишь беспечно журчал фонтанчик в шестиугольном бассейне…

Пока он и Клади предавались любви, какая-то тварь пробралась к замку и перегрызла горло его хозяину. И, может быть, не одна. И, может быть, они сейчас следят из темноты, выжидая момент, чтобы напасть. Сварог быстро оглядел фасад замка. Ни огонька – кроме едва заметного отсвета непогашенных свечей в его комнатах. Господи, там же Клади! Идиот, шаур надо было оставить ей! Нет, бесполезно, он же рассыплется… Сварог едва не застонал. Почему молчат собаки? Где слуги?! Вопросы беспорядочно толкались в голове, а ноги уже несли его за угол, в тень, туда, где обитают слуги. Толкнулся в ближайшую дверь (не заперто) и с облегчением услышал, что в полутьме есть кто-то живой: слышался размеренный храп здорового организма. Это был рыжий крепыш Клус – тот, что уступил Сварогу коня после стычки на лесной дороге, – прямо в одежде он дрых на, узкой спартанской койке, закинув руки за голову. Сварог ткнул молодца кулаком под ребра и тут же зажал ему рот ладонью. Клус дернулся и открыл глаза.

23
{"b":"221932","o":1}