ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
В кофейном фраке юный франт
У подоконника зевает.
С бананами официант
Расправиться не поспевает. –

прошаркал мимо, потом заскрежетал ключ в замочной скважине соседней двери…

Она и дама треф в плаще
Сплетают ласок постоянства,
От сцены сей детина щель
Рта разевает и в пространство –

и тут все стихло.

– Ну, ну, – зашептал Сварог на ухо яростно вырывающейся Клади, – спокойнее, все нормально, я тебя сейчас отпущу, ты ведь кричать не будешь, ни к чему нам крики…

Продолжая нести всякую успокоительную чушь, он быстро огляделся.

В простенькой, без особых изысков комнате царил полумрак – шторы на окнах были плотно задернуты. Комната как комната: аккуратно застеленная кровать у правой стены, платяной шкаф, небольшое бюро возле окна – короче, обыкновенная дешевая меблирашка. То есть была бы обыкновенной, если б не одна незначительная деталька, которой, по идее, в приличных гостиницах нет и быть не должно: посреди комнаты, раскинув руки, навзничь лежал человек в разметавшемся по полу сюртуке. Молодой, лет тридцати, светловолосый, с небольшой аккуратной бородкой – той, что на Земле зовется шкиперской…

Так. Так-так…

Начинается.

Влипли в очередной раз.

Клади наконец угомонилась, и Сварог рискнул разжать захват. Она отпрыгнула в сторону, резко развернулась на полусогнутых – сиреневыми крыльями взметнулся подол балахона – и в странном жесте выставила руки перед собой…

Кричать она, оказывается, и не собиралась. Преображение, с ней произошедшее, было столь разительным, что Сварог, признаться, на миг замер в полном ступоре. Убитая горем от смерти отчима девица исчезла – на ее месте теперь яростно сверкала зелеными кошачьими глазищами сущая валькирия, жутко прекрасная и жутко опасная. Более того, Сварог вдруг сообразил, что она приняла стойку – ему напрочь незнакомую, но грамотную, несомненно боевую и, судя по расположению рук и ног, отнюдь не оборонительную…

– Если ты еще раз схватишь меня, я тебя убью, – выделяя каждое слово, прошипела Клади. – Если ты еще раз зайдешь ко мне со спины, я тебя убью. Если ты еще раз коснешься меня, я тебя убью.

Сварог секунду тупо таращился на нее, потом сказал негромко, показывая ей пустые ладони и стараясь сохранить каменное выражение лица.

– Виноват, больше не повториться. Прошу прощения, искуплю, оправдаю и докажу… А тебе не кажется, баронетта, что сейчас не место и не время, а?

Клади медленно опустила руки и вроде бы немного расслабилась.

– Извини. Просто столько смертей за один день… Посмотри, пожалуйста, что с ним. Может быть, еще что-то можно…

Сварог секунду тупо таращился на нее, потом пожал плечами и наклонился к телу.

Увы, ничего уже было нельзя поделать. Человек на полу был однозначно и несомненно мертв. Стеклянные глаза невидяще таращились в потолок, серые губы были приоткрыты. На белом как мел лице застыло выражение безграничного удивления – удивления, но никак не страха. И, что характерно, ни крови, ни следов насилия на нем не наблюдалось. По крайней мере, на первый взгляд…

Вопросов в голове Сварога роилось множество, но пока он благоразумно молчал. Поскольку действительно – не место и не время.

Пока Сварог стоя на коленях осматривал тело, осторожно шарил по карманам трупа, автоматически стараясь по возможности не наследить, Клади быстро, но весьма толково обыскала комнату, двигаясь слева направо, и принялась выдвигать ящики бюро.

– Что там? – бросила она, не поворачиваясь.

– Мертвее не бывает, – ответил Сварог. – И, насколько я понимаю, совсем недавно…

Обычно в таких ситуациях именно в этот момент распахивается дверь и внутрь вваливается толпа представителей власти, имея целью непременно выяснить, зачем они злодейски убили благовоспитаннейшего господина обывателя… Однако и в коридоре, и за окном было тихо, лишь снизу, из трактира, доносился нестройный гул голосов. Живые благовоспитаннейшие господа обыватели продолжали трапезничать и обсуждать свои насущные проблемы. Таинственный убийца мог быть где угодно, и среди них тоже…

– Тебе не кажется, что пора быстренько уносить ноги? – вполголоса поинтересовался он, поднимаясь и отряхивая колени.

Клади обернулась мельком и очень серьезно спросила:

– Ты умеешь заставлять мертвых говорить?

– Нет, – столь же серьезно ответил Сварог, вспомнив голову Гарпага. – А ты?

Клади ничего не ответила, словно Сварог стал для нее пустым местом. Она с задумчивым видом оглядывалась, закусив нижнюю губу. Потом взгляд ее просветлел, и она метнулась к кровати. Наклонилась, откинула свисающее покрывало… Сварог еще успел разглядеть светлый прямоугольник в темноте под кроватью – то ли ящик, то ли чемодан… и больше ничего разглядеть не успел.

– Не трогать!!! – заорал он.

Корабельным ревуном взвыло в голове чувство опасности, и тело само, не спрашиваясь у разума, бросило себя вперед. Он перелетел через труп, без всяких церемоний схватил Клади за шкирку и швырнул ее к двери. Дьявол, дверь открывается внутрь! Шепотом матерясь, Сварог рванул дверь на себя, толкнул валькирию наружу, вывалился сам. Захлопнуть дверь уже не смог.

Из комнаты в коридор беззвучно ударил сноп сине-желтого пламени, на миг высветив каждую трещинку на стенах. Здание вздрогнуло, точно рядом разорвалась авиационная бомба. Оба упали, с потолка посыпалась какая-то труха, куски штукатурки. Бутылка красного рокнейского больно впилась ему в бедро, но, к счастью, не разбилась. Зато внизу, в обеденном зале, с грохотом и звоном повалилась посуда, кто-то испуганно завопил. Сварог обалдело помотал головой, выждал пару секунд, потом приподнялся на локте, огляделся. После ослепительной вспышки мир казался тусклым и бесцветным.

Это был не огонь – стена напротив двери не обуглилась, не загорелась и дыма не было… хотя из столь поспешно покинутой ими комнаты отчетливо тянуло гарью… и почему-то лавандой…

– Жива? – спросил он.

Клади встала на одно колено, охнула.

– Коленом ударилась, – поморщилась она и протянула руку. – Встать помоги.

– А я тебе говорил – надо ноги уносить.

Самообладание у нее было – робот бы позавидовал. И это, знаете ли, наводило на некоторые неприятные подозрения. Она, разумеется, не ожидала увидеть в комнате труп, но и полной неожиданностью труп для нее не был. Она знала, что такое может произойти с обитателем комнаты номер восемь. Интересное кино…

Сварог помог ей подняться.

– Это что было?

– Не знаю. Очень похоже на… на Холодный Огонь Тигельда. Но кто это мог сделать?..

– Магия? – деловито спросил Сварог.

– Что же еще…

Сварог осторожно, из-за косяка заглянул в комнату.

Ему приходилось видеть квартиры после пожара – обугленная, черная, выжженная изнутри коробка, совершенно пустая.

Именно так теперь и выглядела комната. Бесследно исчезли кровать, шкаф, бюро, труп. В воздухе летали хлопья копоти, из разбитого окна тянуло сквозняком. Выжженная изнутри коробка…

– Ненавижу магию.

Дверь соседнего номера приоткрылась, и в коридор выглянул давешний позавтракавший обыватель. Увидел Сварога, спросил испуганно:

– Что это, ваша святость? Война, да?

– Землетрясение! – грозно рыкнул Сварог. – Никому не выходить! Идут спасательные работы!

Обыватель охнул и быстренько дверь закрыл.

– Надо уходить отсюда, – сказала Клади.

– А я что говорил…

Действительно, шум внизу усилился – в общем гуле уже можно было различить отдельные внятные выкрики, сейчас кто-нибудь наверняка бросится наверх – за вещами, а заодно и посмотреть, что случилось…

Сварог потащил девчонку в противоположный конец коридора – туда, где сочилось светом окно во внутренний двор.

37
{"b":"221932","o":1}