ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Во дворе никого, сразу под окном виднеется пологий скат крыши какой-то пристройки – как будто специально для тех, кто соберется убить какого-нибудь постояльца и смыться по-тихому.

Они осторожно спустились на землю, перелезли через невысокий забор и шмыгнули в переулок. Там Сварог остановился, прижал Клади к обшарпанной стене дома, навис над ней.

– А теперь, душа моя, говори правду и только правду. Кто ты такая и зачем притащила меня в эту «Дырявую бочку»?

Девчонка, казалось, готова была расплакаться.

– Клянусь тебе, это случайность. Я и понятия не имела, что «Бочка» находится рядом с домом Пэвера…

А ведь не врет, пожалуй…

– И кто нас тут поджидал?

– Я не имею права говорить… Это не моя тайна. Просто поверь мне, что не хотела тебе ничего плохого…

Опять не врет, чтоб ей… Куда проще было бы, если юлила и выдумывала какие-нибудь небылицы…

– Кто устроил фейерверк в номере? Говори быстро!

– Не знаю, не знаю! – Вот теперь зеленые озера переполнились влагой, и по щеке покатилась слеза. – Ты же видишь, я сама не ожидала такого… Я просто хотела познакомить тебя с тем, кто там жил. А вы уж сами разобрались…

– А что такое «Парящий рихар», ты тоже, конечно, не знаешь?

– Тоже…

Не врет? Не-а. Ну что за чертовщина, а?

Сварог нахмурился. И что теперь прикажете делать? Удавить чертовку прямо здесь? Или выдать ее властям – за попытку поджога постоялого двора? Никакой опасности она не излучает, может быть, просто запуталась девчонка в каких-то играх больших дядей…

– Слушай меня внимательно, – сказал он. – Сейчас мы пойдем к Пэверу, и ты будешь вести себя тихо-тихо и примерно-примерно. Это ясно?

Клади утвердительно всхлипнула.

– И пойдем мы с тобой не в этих нарядах, которые уже, боюсь, каждая собака в городе знает, а преображенные. Стой спокойно, буду творить тебе новое лицо…

Глава девятая

Что-то, наконец, проясняется…

До особняка они добрались без приключений – благо, было рукой подать.

У порога обители отставного генерала Сварог решил скинуть личины добропорядочного бюргера и его дородной женушки: в доме может быть полно зеркал, и если Пэвер углядит подлог, то у него появятся лишние причины не поверить ни слову из рассказа.

Изнутри особняка в ответ на стук молоточка донесся гневный рык: «Да сколько ж можно шляться-то?!.», после чего дверь рывком распахнулась, и на пороге возник коренастый, плотно сбитый человек лет пятидесяти, облаченный в роскошный, небрежно запахнутый на груди халат и похожий на Леонида Броневого. Увидев гостей на пороге, он на миг замер с открытым ртом, потом горестно ухватил себя за длинный нос, испещренный заковыристым лабиринтом прожилок.

– Эт-того еще с утра пораньше не хватало, – простонал он. Колыхнулись розовые бульдожьи брыла, свисающие на плечи. – Аж целых двое… Вам-то что от меня надо?

От него на два кабелота окрест благоухало стойким перегаром.

– Нам хотелось бы видеть мастера Пэвера, в оном доме проживающего, – вежливо сказал Сварог.

– Ну, я Пэвер, – буркнул громила, икнул и посмотрел за спины гостей. С тоской спросил: – А Мильда куда дели?

– Кого, простите?..

– Ну, этого… – Пэвер неопределенно пошевелил в воздухе пальцами. Его халат был богато расшит множеством красивейших золотых птиц, спаривающихся в самых смелых и неожиданных позициях. При каждом движении хозяина птицы словно бы оживали и принимались спариваться, в общем-то, очень правдоподобно. – Денщика то есть моего. Сволочь редкая, я его за лекарством командировал – и как сквозь землю. Выпорю и уволю… Слушайте, – жалобно спросил Пэвер, – я вас приглашал вчера, что ли?

– Нет, мастер Пэвер, – сказал Сварог. – Мы пришли по собственной воле и по совершенно другому делу…

– И то хорошо. А пиво с собой есть?

Вместо ответа Сварог показал бутыль. Лицо коренастого просветлело, даже ежик седых волос, похожих на сапожную щетку, казалось, радостно воспрял.

– Так что вы молчите, морды мои дорогие, – ласково сказал он. – Милости просим со всем нашим радушием…

Они вошли. Обстановка в особнячке вполне соответствовала облику хозяина: скупой свет из-за задернутых гардин, распластанные шкуры каких-то животных на полу – при жизни бывших, очевидно, очень опасными и очень злыми, судя по размеру зубов, – громоздкая дубовая мебель, на стенах помятые кирасы, зазубренные мечи устрашающего вида, какие-то наградные листы, какие-то медальки на лентах, гербы, карты с разноцветными стрелками – направлениями атак и ударов, надо понимать…

– Вот сюда, наверное, заходите, а то наверху, это… не прибрано, – произнес Пэвер, открыл дверь в комнату, пропуская гостей. – Арбалет позвольте, сударыня? Оружие как-никак.

Клади сжала губы и отрицательно покачала головой:

– Извините, мастер Пэвер, нет.

– Н-да? Ну, как знаете… – Хозяин внимательно оглядел обоих. – Ох, чует мое сердце, вы не просто на огонек заглянули выпить-закусить, у вас лица такие, словно… словно… – Он помахал рукой, подыскивая слова, и вдруг нахмурился, уставив в Сварога указательный палец: – А ну-ка докладывайте по всей форме: вы мне не снитесь?

– Увы, – ответил Сварог, – мы самые что ни на есть доподлинные.

– Бывает, – сказал Пэвер и хмыкнул, обдав их очередной волной перегара. – Священник с бутылкой и девка в костюме охотницы, ну прям из авантюрного романа, клянусь усами Наваки. Встречал я и более странные парочки, но не здесь же, не в занюханном этом Гаэдаро…

– Вас ждет еще много удивительного, – пообещал Сварог.

– Отставить, пока я не приму лекарство! – рявкнул Пэвер. – Все равно ни слова не пойму. Вы пока располагайтесь, а я буквально сейчас… Лекарство откройте пока, ваша святость.

Четко развернувшись через левое плечо, он промаршировал на выход. Сварог и Клади переглянулись, и Сварог развел руками.

Помещение, куда их привел Пэвер, оказалось библиотекой, и Сварог внутренне передернулся: с некоторых пор хранилище книг любых размеров вызывало в нем неприязнь и подозрение. Это хранилище с замковым, разумеется, ни в какое сравнение не шло, но и маленьким не выглядело: шкафы вдоль стен между высокими окнами, забитые разнокалиберными книгами под завязку, полки, заваленные книгами…

– Что-то мне тут не очень нравится, – сказала Клади, когда за хозяином закрылась дверь.

– Потому что книги, – только и ответил Сварог, разглядывая корешки.

«Триста необъяснимых наукой и магией случаев исчезновения людей и предметов, собранных и классифицированных», «Тайна Феррунианских гробниц», «Разумные гуапы: миф или реальность», «Древние предметы. Апокрифические заметки»… Рядом – «Битва на Лазурном перевале, 320 г.: коренной перелом в войне», «Мемуары гранд-маршала Айтарана», «Диверсионные операции с применением светлой магии»… Рядом – «Девственницы-баловницы из Укатоны», «Сорви бутон любви моей», «Три монашки и гренадер»… Итак, как мы видим, господа, бравый суб-генерал в отставке оказался не только законченным гедонистом, но и заядлым коллекционером паранормальных явлений. Каковых явлений в этом мире, как уже убедился Сварог, что крапивы в овраге… Он поставил бутылку на расшатанный столик в центре комнаты, ногтем подцепил пробку. Вина оставалось больше половины, но как-то неудобно приходить в гости с початой… Поэтому он поискал глазами бокалы, не нашел, махнул рукой на этикет и уселся на стул с высокой спинкой.

– А кто такие гуапы? – спросил он, чтобы не молчать.

– Оборотни, – сказала Клади. – Наполовину люди, наполовину хищные звери. Жили в начале цикла, потом вроде как вымерли, были перебиты.

Пэвер вернулся через десять минут – преображенный, теперь действительно похожий на генерала и даже показавшийся выше ростом. На нем красовался строгий, кофейного цвета костюм, напоминающий френч, позвякивали золочеными шпорами начищенные до невозможности сапоги, ежик на голове примят более-менее на прямой пробор, даже примешивается к запашку перегара аромат крепкого мужского парфюма. Сварог поднялся навстречу и невольно расправил плечи.

38
{"b":"221932","o":1}