ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Добраться до Крона мы не сможем, не успеем, – прервал затянувшееся молчание Гор Рошаль. – Думаете, кронский флот нынче не кормит рыб? – покачал головой Пэвер.

– Флот Крона, равно как и Шадтага, сам располагает боевыми кораблями. Они не дадут всяким «адмиралам» делать с ними, что захочется.

– Зато наша потрепанная команда прямо позарез нужна Крону. Равно как и Шадтагу, – невесело ухмыльнулся Олес.

– А кому мы вообще нужны? – резонно спросил Пэвер.

Они обменивались репликами без выражения, не вкладывая в них ни капли эмоций. Как актеры провинциального театра перед пустым залом на сотом показе одного спектакля. Потому что все понимали: это самый последний спектакль. И на него никто не купил билеты…

– Ладно, отставить раскисать! – Сварог все обдумал и был готов к разговору. – Пока живы, не помрем. Взвейтесь, соколы, орлами. Не плачь, девчонка, пройдут дожди.

– Какая девчонка? – мрачно поинтересовался Рошаль.

– Это я так боевой дух поднимаю. Девчонок у нас, кстати, аж целых две, и обе вот-вот заплачут… – Он стряхнул с плеч пепел, который превратил его камзол в мундир с эполетами, и, прищурившись, посмотрел на «Адмирала.Фраста». – А как вам, голуби мои, нравится этот пароход? В смысле – прибрать его в наши умелые руки?

– Не смешно, – мрачно заметил Гор Рошаль, кутаясь в свой балахон и глядя в море, как Наполеон со Святой Елены.

– А я и не шучу. Податься-то нам некуда. Впереди – океан до горизонта и даже дальше, позади – лава наступает, под ногами – тонущий материк, над головой – небо, в которое мы боле подняться не сумеем и с которого на нас вот-вот начнут сыпаться камни. Четвертое измерение, откуда можно было бы смыться в мой мир, – и то закрыто. Так что положение безвыходное во всех смыслах. Куда не плюнь, везде погибель… Зато, обратите внимание, прямо перед нами – прекрасное, бронированное, вооруженное, быстроходное плавсредство. Аж плакать хочется, какое прекрасное. Ведь так и ждет, стервец, чтобы мы на него сели. И не пассажирами, а офицерским составом…

– Да вы очумели, мастер граф, уж простите за генеральскую резкость! – Пэвер сломал еще один сучок из тех, что подбирал под ногами. – Там одной команды три согни человек. Это ж броненосец. А толщина бортов! А артиллерия, а пулеметы! С пращами и ножиками их будем захватывать?! Проще повеситься!

– Проще броситься с утеса, – предложил разгорячившемуся бывшему суб-генералу бывший десантный майор. Да, с уступа, на котором расположилась их компания, очень удобно расставаться с жизнью. Пролететь треть кабелота, славно шмякнуться о камни… – Только не хотите ли сначала дослушать меня? Я ж не призываю вас построить плот, воткнуть орясину заместо мачты, привязать к ней пиратский флаг и, горланя удалую песню, взять броненосец на примитивный абордаж. Этот дредноут, если, конечно, Атар вдруг не затонет раньше, проторчит в заливе до ночи. Плавать все умеют?

– Я не умею, – пробурчал Рошаль.

– Я плохо умею, – сказала Чуба-Ху. – И вообще я воды боюсь.

– Не страшно, что-нибудь придумаем. Так вот! Под покровом ночи крадемся… то есть тихо подплываем к этой бронированной галоше. Из лука, его изготовление я беру на себя, выпускаем стрелу, к которой привязаны канат и «кошка»…

– «Кошку» я знаю, как сделать! – перебил Олес. Наличие хоть какого-то плана и уверенный тон Сварога вывели князя из уныния, и он сразу же впал в состояние нетерпеливого возбуждения. – Из согнутых кинжалов!

– …Забираемся на корабль по канату, а дальше… ну а дальше – как сложится. Здесь ловить уж точно нечего… И, кстати, мастер Пэвер, мы не такие уж безоружные. Мой всем уже известный шаур, кое-какие способности из тех, что непросвещенный люд именует «колдовскими штучками», Чуба-Ху с ее стремительной и смертоносной второй ипостасью, Клади с ее отвлекающей на себя мужские глаза внешностью, мастер Олес с его цирковыми задатками и кровью великих строителей Старого города, мастер Рошаль с его аналитическими способностями и владением кинжалом и, наконец, вы, мастер Пэвер, с вашим полководческим прошлым.

Сломанная Пэвером ветка на этот раз хрустнула не столь громко.

– Да ладно вам! У нас в полку это называлось раздавать награды перед боем. А вахтенные, а часовые?.. Какой-то дохлый шанс, может быть, у нас и есть, но только до первого шума. Поднимается шум – и можно смело сигать за борт.

– Теперь я хотел бы послушать ваши варианты, – скрестил Сварог руки на груди. – Для сравнения.

– Идти в Крон побережьем, – сразу же высказал предложение Рошаль. – Если у нас будет неделя…

– Какая неделя! – всплеснул руками Пэвер. – Не видите, что творится?!

– Никому сие не известно. Вдруг нам выпадет неделя. Например, по дороге в Крон нам может повезти и нас подберет какой-нибудь корабль.

– Какой дурак нас будет подбирать?! – воскликнул Олес.

– «Вдруг», «повезет», ну и план у вас, мастер Рошаль!

– А у вас, мастер Пэвер, простите, какой план?

– Я еще думаю, – ответил Пэвер и потянулся к следующему сучку.

– Что скажешь ты, Клади?

– Мне нечего сказать. – С тех пор, как увидела побоище в заливе, Клади не произнесла ни слова и ни на кого не смотрела. Она не отрывала взгляда от горизонта. Даже сейчас.

– Чуба?

– Если вы действительно хотите взять меня с собой… – глаза женщины-волка горели такой надеждой, что становилось не по себе. Признаться, боязно становилось, – то я буду участвовать в любом плане, – твердо закончила она. – Я кому угодно сердце зубами вырву. Я доплыву и поднимусь по якорной цепи. Я обернусь и устою этим тварям кровавую баню. Я…

– Штурмуем это ведро! Решено! – Олес расхаживал в опасной близости от осыпающегося края уступа. – За канатом можно сходить к людям на берег. Самим найти на берегу, наконец! Давайте, бойцы, давайте не сидеть сложа руки!.. Слушайте, а ведь у спасшихся на шлюпках могло сохраниться какое-никакое стрелковое оружие! Нам хотя бы арбалет! Не обязательно отнимать. Предлагаю купить. Разве этот перстень не стоит арбалета?

И князь принялся стаскивать с пальца печатку с ониксом в золотой оправе.

– Испытуемый, зачем им твой перстень, когда рушится мир, – и Пэвер сломал новый сучок…

От грохота заложило уши. Их подбросило. С деревьев посыпались сухие ветки. Олесу повезло, что он отошел от обрыва, потому что обрыв обвалился на два кайма от края. Земля уступа в момент покрылась паутиной трещин. Олес с вытаращенными глазами вытянул руку в сторону Феррунианской гряды и открыл рот, но ни слова вымолвить не смог.

– Перевал Ящера, – выдохнул Пэвер. – Двести рапанов мне в зад и против резьбы…

Перевала Ящера больше не было. На их глазах горные вершины неспешно, величественно оседали, словно сдувающийся надувной матрац, и встряхивали землю на сотни кабелотов вокруг. А снизу ядерным грибом вставала черная клубящаяся стена грунта, застилая погибающие горы. И зрелище это было таким завораживающим в своей медлительности, в своей глобальности, что взгляда было не оторвать.

– Уходим, спускаемся, а то грохнемся в залив вместе с утесом! – прервал Сварог любование катаклизмами.

Следовало поторопиться. Трещин в земле уступа все прибывало. Сварог, как и положено командиру, дожидался ухода из опасной зоны последнего бойца. Последним бойцом оказалась Клади – Сварог уже понял, что баронетта хочет пошушукаться с ним тет-а-тет. И он догадывался, о чем именно.

Они спускались по извилистой узкой тропе, водя от лица ветви кустов, присыпанные пеплом и все больше отставая от остальных.

– Откладывать разговор вроде бы уже некуда, – помог ей с началом Сварог. Она нервно закусила губу.

– Совсем некуда.

– Кто первый? Я со своими подозрениями или ты со своим признанием?

– Может быть, я со своим предложением? Они остановились.

– Нет, – покачал он головой, – сперва исповедь души, отпущение грехов, а потом уже решим, куда путь держать: в ад, рай или чистилище. Я же все равно не смогу принять или отвергнуть твое предложение, не зная всей правды.

68
{"b":"221932","o":1}