ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тьма не имеет формы, ее не увидеть. Она как болезнь, – узреть саму болезнь невозможно, но открыто глазам творимое ею зло. Тьму способен видеть лишь Пресветлый, но уничтожить ее ему не дано, дано опережать. Тьма, как и Пресветлый, умеет порождать. Темным, нечистым ее порождениям несть числа, а самое могущественное, подвластное только самой Тьме наречено именем Ловьяд, что значит Темный. И Ло-вьяд тот способен являться людям и смущать их посулами.

Различное толкование Книги породило на свет секты, с которыми церковь Пресветлого всегда нещадно боролось (обычно, используя свое влияние на светскую власть, добивалась уничтожения или насильственного изгнания сектантов из страны). Некоторые секты продолжали тайное суще-ствование какие-то уходили, в Запретные Земли и оседали там, образовывая колонии.

Языческие культы также преследовались и истреблялись церковью Пресветлого. Особенно беспощадно вели с ними борьбу в странах, входящих в Объединенное Священство (Шадтаг, Гаэдаро, Бадра, Фагор). В Нуре и Вильнуре к язычеству на большинстве земель относятся терпимо, оно вполне уживается с поклонением Пресветлому. Церковь Тароса в Нуре и Вильнуре пошла своеобычным путем: не пытается изжить поклонение иным божествам, а вплетает языческие культы в учение Пресветлого. Из-за этого церковь Пресветлого в Нуре и Вильнуре постоянно конфликтует с Объединенным Священством: Особое распространение на землях Нура и Вильнура получило поклонение таким богам, как Навака и Кайкат.

Навака – бог охоты и войны, покровитель странствий, пользуется любовью у военных, охотников и моряков. Легкого нрава, приветствует застолье и любовные утехи. Требует постоянного упоминания своего имени. Любит частые подношения, но не придает значения, что именно и в каких количествах пожертвовано. Охотники всего Атара, даже не приверженцы Наваки, тем не менее на всякий случай жертвуют ему часть добытого на охоте (закапывая в землю там, где свежевали добычу) со словами: «Это тебе, Навака, чтоб зверь не переводился и глаз не косил».

Облик Наваки – простор для фантазии. Считается что он может легко менять внешность, делает это с удовольствием и часто, и с чьим туловищем, а с чьей головой встанет назавтра, неизвестно и ему самому.

Кайкат – полная противоположность Наваки, суровый бог, бог последнего прошения, иногда называют богом подземного огня. Ненавидит обращение к нему с пустыми просьбами. К его помощи следует прибегать в самом крайнем случае. Но чтобы, обратившись, помощь получить требуется заслужить милость Каиката. Заслужить можно, принося обильные жертвы и неустанно славословя Каиката. По поверью, если Кайкату угождать как следует, то он сможет спасти из самой погибельной ситуации. Чужую плоть как жертву Кайкат не принимает, но жертвоприношение собственной плоти считается наибольшим угождением Кайкату. Поэтому самые ревностные приверженцы этого бога отрезают носы и уши, отрубают себе пальцы, руки и ноги…

[Кусок текста безвозвратно утрачен.]

Города Атара

Крупными городами на Атаре считаются полисы, где проживает свыше ста тысяч жителей. Средний город Атара – это двадцать-пятьдесят тысяч горожан.

Городское планирование встречается редко, его зачатки можно обнаружить разве только у нас, в Великой Гидернии. В основном города разгаются стихийно (от первых поселений, от замка или дворца).

Некоторые из атарских городов (например, шадтагские Пангерт и Су та л, столица Крона Алан – Батшак) были выстроены на остатках фундаментов прежних городов, каким-то образом уцелевших после предыдущего прихода Тьмы. Как правило, старый, не разрушенной самой Тьмой фундамент повышает цену здания, поэтому со временем такие дома выкупаются состоятельными людьми, которые сносят предыдущие постройки и отстраивают особняки. Чем больше богатых людей притекает в полис, тем больше притягивается туда же людей, могущих и желающих чем-то угодить им и на этом заработать. Поэтому города на старых местах значительно богаче и веселее прочих городов, да и смотрятся гораздо выигрышнее.

Самые распространенные строительные материалы – лес и камень. В Гидернии около двух столетий назад мудро перешли на строительство зданий из глиняного кирпича. Неоднократно гидернийцы пытались наладить торговые поставки кирпича на материк, однако его покупали плохо из-за высокой стоимости.

Почти во всех крупных городах Гидернии, Шадтага и Бадры в последние два столетия появились водопровод и общественная канализация. В Фагоре канализационная система присутствует лишь в королевских дворцах и резиденциях…

[Кусок текста безвозвратно утрачен.]

…Самый известный архитектор нынешнего цикла Атара – Ноб и Бернок (321 – 358гг.). Хотя Бернок родился и до совершеннолетия жил в Кроне, но в Кроне нет ни одного его творения. С тех пор, как Бернок покинул Крон, отправившись на учебу в Бадру, он всего дважды возвращался на родину: на похороны матери и за овдовевшей сестрой. Зодчий жил и работал в Ш а д – таге, там же и находятся лучшие его творения: Жемчужный Дворец (издали весь комплекс напоминает огромную раковину-жемчужницу, входящие в комплекс здания стилизованы под раковины и кораллы), храм Тароса в Пангерте, особняк графини Кунафи, получивший в народе название Девичьи слезы (здание действительно напоминает горку нерастекшихся слез).

Идеал Бернока, невоплощенная мечта – город-дом. Бернок мечтал о городе, где все здания будут соединять крытые переходы, крыши домов продолжатся и сомкнутся над улицами стеклянными крышами, а внизу будет как можно меньше открытого пространства.

Дороги Атара

Лучшие дороги на Атаре, бесспорно, в Тоуранте, тут, следует быть правдивым перед лицом потомков, блекнут даже знаменитые гидернийские тракты. С созданием сюзеренитета доменов дорогам в Тоуранте придавали огромное значение. Строятся они добротно, строительству предшествует тщательная геодезия, в дорожное покрытие укладывается несколько слоев песка, щебня, глины. Не найти даже проселка без водоотводных канав, скатов. В каждом домене существует служба, отвечающая за состояние дорог.

Мосты Атара

Мостостроительство на Атаре находится в зачаточном состоянии. Собственно мостов нет, имеются мостики (главным образом висячие) через небольшие речки и ручейки. Для переправы через широкие водные преграды используются паромы.

Корабли Атара

В континентальных странах преимущественно парусные суда. Насчитывается восемнадцать типов парусников. Наиболее распространены куттер, люгер, двухмачтовые шхуны, барки и баркентины. Используются все типы прямых и косых парусов. Паруса изготовляют из льняной ткани толстой пряжи.

Самый большой морской парусный флот имеет Фагор . Общественное положение мужчины-фа-горца оценивается в первую очередь по тому, каким судном тот владеет. Для фагорца считается позорным не владеть хотя бы простеньким куттером.

Морским паровым флотом (и военным, и торговым) обладает только Великая Гидерния. Другие страны не могут позволить себе паровой флот, довольствуются отдельными пароходами, закупленными у нас, в Гидернии. На верфях Фаго-ра строится по одному-два пароходу в год, однако паровые машины для них Фагору приходится закупать на острове.

Для каботажного плавания в Бадре купцы используют и гребные суда или за гроши нанимая на весла свободных людей, или за плату арендуя у властей каторжников.

Повозки на Атаре

На материке существует всего три вида повозок: безрессорные четырехколесные телеги, фургоны и кареты. Дворяне, включая женщин, предпочитают передвигаться верхом, лишь в крайнем случае прибегая к езде в фургоне. Средства же передвижения, используемые в Великой Гидернии, столь разнообразны и многочисленны, что требуют отдельной главы…

[Кусок текста безвозвратно утрачен.]

Оружие на Атаре

Из холодного оружия в последние десятилетия на Атаре наибольшее распространение получили шпаги и кинжалы. Шпага не привилась разве в Кроне, где по-прежнему дворяне и военные отдают предпочтение традиционному двуручному прямому мечу.

72
{"b":"221932","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Наши судьбы сплелись
Квантовое зеркало
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Под сенью кактуса в цвету
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Буревестники
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы