ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выжить любой ценой
Капкан для MI6
Мировое правительство
Я говорил, что скучал по тебе?
Вдали от дома
Десятое декабря (сборник)
Сияние первой любви
Заветный ковчег Гумилева
Центральная станция
A
A

"Заметил? Не, не должен вроде", — несколько раз вздохнув, чтобы успокоиться, Семенов снова выглянул.

Стэр отбил руку, которую молодой протянул к его щеке. Гневно что-то сказал и, резко развернувшись, быстро направился в сторону Сергея.

Семенов оказался на распутье. То ли подойти и дать в морду козлу, что потянул руки к несвоему мальчику, то ли сбежать, пока не запалил Стэр?

Снова скрывшись за углом дома, Сергей тряхнул головой, решая, что же делать…

— Что за хрень творится? С чего такое собственническое отношение? — моментально выпалил Сергей, стоило Стэру только зайти за угол.

— Шпионишь? — с усмешкой, скрестив руки на груди, произнес Стэр.

— Пытался.

— И как успехи?

— Как, как? Не видно? Спалился.

— Идем, — потянул за рукав Валежнев, глянув в сторону.

Семенов не стал отпираться, надеясь, что Стэр, просто не желает снова пересекаться с теми двумя, а не наоборот не показывать им его.

— А кто это был?

— Родня.

— И?

— Серег, давай потом, — нахмурился Стэр.

— Потом так потом. Но мне они не нравятся, — раздражённо прошипел Семенов. — Так бы и дал в пятак. Особенно тому, что грабли тянет не в ту степь.

— Ревнуешь? — оскалился в довольной улыбке Стэр.

— Не должен?

— Приятно, — Стэр шутливо провел пальцем по спрятанному под футболкой Серегиному позвоночнику.

У Семенова перехватило дыхание, и вездесущие мурашки побежали по спине.

— Продолжим? — хрипло выдал Сергей.

— Не сейчас…

— Поче…

— Валежнев, ты встретился со своими родственниками? — нарисовалась Витольда Дмитриевна, стоило парням зайти в фойе.

— Да, мы поговорили. Спасибо, — вежливо отозвался Стэр.

— Вот и хорошо. Они останутся?

— Нет. Дядя с братом уже уехали.

— Славно, тогда отдыхайте, ребята.

— А теперь мы все же завершим начатое? — нетерпеливо притянул к себе Стэра Сергей.

— Не боишься при всех такое творить? — хихикнул Стэр, ничуть не смущаясь происходящего.

— Я выбрал, — вполне серьезно ответил Сергей. — А раз так, то трусливо сбегать и прятаться не собираюсь.

— Сереж, — от взгляда, которым одарил Валежнев Сергея, у последнего в душе все запело от счастья.

— Стэр, если для тебя это просто игра, то играй, я согласен. Но помни, что для меня это очень серьезно. Все же жизнь моя круто изменилась, и всего за несколько часов.

— С чего ты решил, что для меня это игра? — жесткий взгляд.

Семенов в ответ лишь пожал плечами. Он не ожидал моментально вспыхнувшей неземной любви, да ее вроде и не было. Просто все так сложилось, и его затянуло быстро и по самые уши, и выбраться уже из этого омута, опробовав, не получилось и не получится… никогда.

Семенов не был склонен рефлексировать и оглядываться назад. Поэтому раз шагнул вперед, то и шагай дальше по жизни. А вот куда эта дорога выведет, будет видно, потом… Главное — жалеть не будешь, что хотелось, а ты не сделал и не попробовал. К тому же себя он уже переломал. Правда, то скорее не ломка была, а просто осознание того, что ему, оказывается, парни нравятся ничуть не меньше, чем девушки. Или вернее один конкретный парень, что завораживает своим взглядом и неожиданной силой во время… Кхм-кхм… Семенов от воспоминаний даже покраснел, а сердце забилось чаще, и желанием окатило, как водой…

— Стэр, — скорее рык, чем голос раздался за спиной.

Валежнева выдернули из объятий Семенова, и поцеловали. Жестко и по хозяйски, все тот же молодой "родственничек".

— Офигеть! — ахнули Ермолаева с Демидовой, наблюдавшие за происходящим, как в кинотеатре.

— Отвали, — оттолкнул его Стэр и, скривившись, вытер рукавом губы. — Я тебе ответил, Крис. Не зли меня.

— А меня и злить больше не надо, — рявкнул Сергей, и, развернув на себя, парня, смачно впечатал кулак в его челюсть. Хрустнуло.

— Хватит! — крикнул Стэр и, оттянув от сверкающего злобой глазами Криса, Семенова, холодно произнес, глядя на обозленного парня. — Если ты не понимаешь слова "нет", то мне придется обратиться к вожаку для поединка. Второго шанса я тебе не дам.

Крис побледнел и, сжав кулаки вместе с зубами, кивнул и выбежал из фойе.

— Санта-Барбара, — восхищенно выдала Демидова.

— Круче, — поддакнула Ермолаева, — А еще яой.

— Круто, — и девчонки на пару расплылись в ненормальных улыбках.

Семенов практически бежал за тянувшем его за собой Валежневым. Он даже успел хихикнуть, представляя, как этот забег выглядит со стороны: хрупкий невысокий Валежнев тянет за собой спотыкающегося здорового Семенова, который развевается за его спиной, как тряпка на ветру.

— Это ничего не значит, — неожиданно выдал Стэр, стоило только двери за их спиной закрыться.

Семенов, с трудом успокоившись, закрыл её на замок, толкнул Стэра на кровать и навис над ним и, смотря прямо в глаза, потребовал.

— Рассказывай. Всё.

— Всё? — сглотнул Стэр.

— Не прикидывайся, Валежнев. Я сейчас не настроен шутить.

— Окей, — потянув на себя Семенова, уложил его рядом. — Только есть одно условие.

— Какое?

— Никому ничего не рассказывать об услышанном.

— Щас выскочу и начну всех инфой одаривать, — хмыкнул Сергей. — Ты прикалываешься?

— Валежнев! — снова неожиданно раздался стук в дверь.

— К тебе посетители. Снова. — Витольда Дмитриевна что-то не в духе.

— Витольда Дмитриевна, так я уже ходил, — открыв дверь, удивился он.

— Ты мне лучше сразу скажи, сколько у тебя "дядей"? — спросила она.

— Один, — насторожился Стэр. Напрягся и Семенов.

— Да? — задумалась учительница. — Тогда кто те трое, что ждут тебя в фойе? Вызвать полицию?

— Подождите, Витольда Дмитриевна, вы лучше опишите их. Может, это дальние родственники, — внес предложение Семенов, точно зная, что в этот раз они пойдут к той "родне" вместе. Пусть только попробует не согласиться…

— Высокие, темноволосые. Ай, да чего описывать, — махнула она рукой. — Сходите и сами посмотрите. Только, Валежнев, ты уверен, что они родня? Не нравятся мне они почему-то. Настораживают. А я за столько лет работы педагогом привыкла доверять своей интуиции.

— Я никого в гости не жду, — хмуро ответил Валежнев. От Семенова не ускользнула нервозность соседа по комнате.

— Витольда Дмитриевна, мы со Стэром глянем на пришедших одним глазком и скажем, надо беспокоиться или нет.

— Хорошо, мальчики. Вы осторожно, на рожон не лезьте. А я пока найду Игоря, попрошу прийти в фойе.

— Точно, заодно и охрану напрягите, хватит сюда не пойми кого пропускать, — поддакнул и Семенов. — Мы отдыхать приехали или что?

— Так и сделаю, — согласно кивнула учительница и, задавшись целью решить все вопросы, быстро ушла.

— И кто в этот раз? — спросил Семенов.

Ревности он не чувствовал, потому что Стэр заметно волновался. "Вот же собственник", — мелькнула у него мыль, в укор себе.

— Серег, скажи мне, ты готов изменить жизнь, оставшись со мной? — и взгляд такой, в душу проникает, сканирует, даже поежиться захотелось.

— Ты мне еще руку и сердце предложи, — усмехнулся Семенов.

— А я что делаю?

И ведь видно, что не шутит. У Семенова отчего-то мурашки по коже побежали, да в горле пересохло.

— Твое решение?

— Я что-то не догоняю, о чем ты. Если на счет "встречаться", то я просто так такой шаг не сделал бы. Согласен. И даже скрываться не намерен, если сам не станешь стрематься. А еще, что может быть? Стать супругами? Это маловероятно, потому как рановато, как по времени, так и по возрасту.

— Отлично, — сразу потух Стэр. — Переспали — и гуляй, Вася? Хотя чего это я? Все так и должно было быть.

— Хорош пургу гнать. Я так не думаю, — схватив Валежнева за руку, притянул к себе и обнял. — Не находишь, что это слишком быстро, чтобы я мог на все твои предложения ответить "да"? Неземной любви, может, я и не ощущаю, но говорить, что меня к тебе не тянет, не могу. Тянет, твою налево, да еще как тянет. Всего день назад понятия не имел, что так возможно прикипеть за такое короткое время, а вот на тебе, случилось.

5
{"b":"221935","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь яд
День из чужой жизни
За гранью. Капитан поневоле
Шаг до трибунала
Пятизвездочный теремок
Оружейник. Приговор судьи
Фаворит. Полководец
Долбящий клавиши
Тайный притон Белоснежки