ЛитМир - Электронная Библиотека

Все было окутано туманом, ни единый лучик солнца, если он где-то и был, не достигал поверхности земли. Она откинула крышку, выбралась наружу и принялась часто дышать чистым, прохладным воздухом, пока не прошла тошнота.

Дженн с отцом нигде не было видно. Почему они приехали сюда перед самым закатом, да еще в такой туман? Отец всегда был осторожен, а уж Дженн…

Хеда раскрыла рот. Дженн уехала до того, как вампиры захватили власть в городе. Она, вероятно, не догадывалась, почему в качестве одного из своих штабов они выбрали именно Сан-Франциско. Вовсе не потому, что доступ в город можно контролировать, наблюдая за движением через мосты. И не потому, что отцы города сдали его практически без борьбы. Причиной здесь был туман. Когда с залива надвигались его густые волны, вампиры могли выходить из своих убежищ даже днем.

А сейчас туман такой, что гуще представить себе невозможно.

ГЛАВА 6

Придите к нам, о, дети света,
Вам тяжко, и мы знаем это.
Возьмитесь за руки, вампир и человек.
Отныне станем братьями навек.
Вы годы в тяжкой провели борьбе,
Все позади, благодарение судьбе.
Войне конец, на всей Земле настанет счастье.
Порознь мы слабы, вместе не страшны напасти.

Мадрид, Испания

Саламанкийские охотники: Антонио, Холгар, Скай, Эрико и Джеми

Опустилась ночь; как только отряд достиг цели назначения, Эрико позвонила и приказала Антонио присоединиться к ним. За ученым присматривали сочувствующие священники, друзья отца Хуана, в одной церквушке. Антонио, как и Джеми, скептически относился к этой операции, но ему было интересно, кто именно связался с учителем и попросил о помощи.

Антонио поставил машину на стоянке и пешком пошел через парк Ретиро, мимо фонтана Падший Ангел. Скульптура изображала только что изгнанного с небес ангела света Люцифера, который с распростертыми крыльями и раскинутыми в смятении и страхе руками падал прямиком в ад. По периметру основания фонтана на прохожих кто хитро, кто злобно, а кто с вожделением смотрели, изрыгая изо ртов воду, фигуры, олицетворяющие порок. Фонтан построили давно, Антонио тогда еще не родился и, увидев его еще ребенком в первое посещение Мадрида — его привезли на исповедь и причастие, — он очень напугался. И теперь, перекрестившись, он с глубоко неприязненным чувством постарался обойти его стороной.

«Испания моя, неужели ты тоже будешь изгнана из рая? Неужели ты в конце концов капитулируешь, как и многие другие страны? И станешь во всем потакать вампирам, делая вид, что не замечаешь их клыков, не замечаешь, как они пьют кровь твоих детей?»

Сразу за парком стояла церквушка, небольшое, красивое здание в стиле барокко и с колокольней. Стрельчатые окна ее были заколочены досками. На двери висело объявление: «Служба наша посвящена всем, кто призван Богом».

Антонио обошел церковь, высматривая дом пастора, нашел, и молодой, угрюмый священник проводил его в небольшую комнатку, предназначенную для молитв и размышлений. Возле двери стояла купель из резного камня со святой водой; он окунул пальцы и перекрестился — кроме него, ни одному вампиру это было не под силу.

В отдельной нише этой скудно обставленной комнатки стояла статуя Сан-Хуана де ла Круса; склонив голову, он, казалось, молится за всякого, кто входит сюда. Перед его фигурой мерцали свечи, и в их колеблющемся свете казалось, что на устах святого играет улыбка. Антонио подумал, что это добрый знак: покровитель Академии как будто сам лично провожает отряд на опасное задание.

Остальные четверо саламанкийцев уже сидели на диванах и в мягких креслах. Одетая в серый плотный свитер и такую же вязаную шапочку, Скай посмотрела на него с благодарной улыбкой, а остальные наклонили головы, приветствуя его прибытие. Все были одеты не по-летнему — на улице уже довольно холодно. Работал электрический камин, от него шел горячий воздух. В конце февраля в Мадриде всегда прохладно и сыро, даже для Холгара. Слава богу еще, что не было снега.

Сидя на краю стола красного дерева, второй молодой священник кивнул Антонио, и тот поклонился в ответ. Козлиная бородка служителя церкви придавала ему несколько сатанинский вид. А возле стола стоял, видимо, тот самый человек, ради которого они сюда прибыли.

Этого ученого червяка Антонио мог бы легко перекусить пополам. В своей внешности он воплощал все мыслимые стереотипы, якобы присущие людям этой профессии. Худенький, маленького ростика, бледнокаштановые волосы, водянисто-голубые глаза, прячущиеся за толстыми стеклами очков в черной оправе. Лет сорока, может быть, моложе. На лице тревога, глазки так и бегают.

— Называйте меня отцом Луисом, — обратился священник к Антонио. — А это доктор Майкл Шерман.

— Hola. Сото estas? Er; estan[25] — спросил этот человек на ломаном испанском.

— Так ты не испанец, Мик, говори по-английски, — проворчал Джеми.

— Извините, да, спасибо, — сказал Майкл с заметным облегчением.

— Американец, что ли? — удивленно спросил Антонио.

— Да, — кивнул доктор Шерман. — Из Мэрилендского университета. Впрочем, сейчас уже нет.

— А здесь что вы делаете? — спросил Холгар.

Ученый сдвинул очки на лоб.

— Ну, может быть, помните из школьных уроков биологии, что…

— Хватит болтать, — сказал Джеми. — У нас тут не все ходили в школу, надо было кому-то спасать мир от заразы.

Эрико покраснела. Антонио вежливо ждал ответа.

— Ну, хорошо, — доктор Шерман вздернул подбородок. — Несколько лет я посвятил поискам надежного лекарства от лейкемии… то есть рака крови. И понял, что мои исследования позволяют создать такой штамм лейкемии, который, будучи введенным в кровь вампира, способен разрушить его организм изнутри.

Холгар негромко присвистнул.

Майкл чихнул.

— Извините, у меня аллергия.

Он вытащил из кармана пачку бумажных носовых платков и высморкался. Потом секунду внимательно рассматривал то, что выскочило у него из носа.

Джеми сощурился и оглядел остальных, словно хотел сказать: «И этому дурню доверили секретную технологию?»

— Мне кажется, наш товарищ хотел узнать, почему вы занимаетесь этим здесь, а не у себя дома, — мягко сказала Скай, — в Америке.

Шерман поискал глазами урну для мусора. Увидел ее возле рабочего стола отца Луиса, скатал салфетку в шарик, метнул и попал в край урны. Шарик отскочил, упал на пол рядом.

Скай хихикнула.

— Шерман-сенсей, пожалуйста, простите нас, — сказала Эрико, метнув на нее сердитый взгляд. — Мы никак не хотим вас обидеть.

— О, — отозвался он, — все в порядке. Меня уже предупредили, что вы народ, в некотором смысле… живой и жизнерадостный.

Он с готовностью улыбнулся.

— Как, впрочем, члены всех отрядов особого назначения, только вы несколько… моложе.

— Это все относительно, — ответил Холгар, а по губам Антонио пробежала бледная улыбка.

Доктор Шерман недоуменно нахмурился. Пожал плечами.

— Ну, да ладно. В общем, я вышел на… определенных людей из… правительства, но они сказали, что это их не интересует. И в тот же вечер моя лаборатория — единственная, кстати, в Америке — была разгромлена. Я в это время должен был быть там, работать, но ненадолго вышел погулять, подышать свежим воздухом. Когда вернулся и увидел, что там творится, испугался и убежал.

Охотники переглянулись: выходит, один из членов отряда сейчас находится фактически на вражеской территории. Джеми сжал зубы и пробормотал ругательство, а Холгар бросил Антонио сочувственный взгляд.

— И вы приехали сюда? — спросил Антонио. — В Испанию?

Шерман кивнул, глядя в пространство, словно видел там нечто, невидимое остальным, что-то такое, о чем он, возможно, предпочел бы забыть.

вернуться

25

Здравствуйте. Как поживаешь… м-м… поживаете? (исп.)

25
{"b":"221947","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Альвари
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Колыбельная звезд
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Очаровательная девушка
Автомобили и транспорт
Роман с феей
Как химичит наш организм: принципы правильного питания