ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скажи, скажи, — настаивала Проклятая, ослепительно улыбаясь Дженн.

Снова последовало молчание, на этот раз оно длилось дольше.

Когда на этот раз она услышала голос отца, он был холоден и бесстрастен.

— Тебя. Пообещал, что предоставлю им тебя.

КНИГА ВТОРАЯ

ХЕЛ[26]

В ночи благословенной
Я лестницей спешила потайною —
О, жребий мой блаженный! —
Плененная тобою,
Когда мой дом исполнился покоя.[27]
Сан-Хуан де ла Крус, мистик шестнадцатого века из Саламанки

ГЛАВА 7

Мы охотники. Такие, как мы, традиционно существовали еще в те времена, когда вампиры не представляли угрозы человечеству, а были опасны лишь отдельным людям; в то счастливое время каждого Великого Охотника на вампиров готовил учитель. Охотник призван был защищать от Проклятых племя, селение или родной город. С младых ногтей Великий Охотник служил своему (и только своему) народу, он был один, он возвышался над остальными, был окружен уважением и почетом.

Теперь все переменилось.

Из дневника Дженн Лейтнер

Мадрид

Антонио, Холгар, Джеми, Эрико, Скай и доктор Майкл Шерман

Согласно информации, полученной отцом Хуаном, в подвалах Национальной библиотеки Испании на улице Пасео де Реколетос вампиры, похитившие вирус, организовали собственную лабораторию. Библиотека была основана в 1712 году королем Филиппом V. Только в тридцатые годы двадцатого века, во время гражданской войны у населения было конфисковано и спрятано под сводами библиотеки около полумиллиона книг; таким образом было сохранено от уничтожения много бесценных и редких текстов. Антонио много еще чего рассказал Скай об истории этого района, лишь слегка касаясь своего личного участия в событиях того времени.

Скай разделяла беспокойство Антонио по поводу операции: если Проклятые действуют столь нагло, что решились создать лабораторию, да еще в подвалах общественного здания, значит, у них есть свои люди в самых высоких коридорах власти. Кто его знает, говорила она, а вдруг эта так называемая «операция» была ловушкой, приготовленной для того, чтобы одним ударом решить непростую проблему испанского отряда охотников? Вместе с отцом Хуаном Скай бросала руны и сверялась с многочисленными арканами в поисках знамений, которые могли бы предсказать исход их миссии. Но ни она, ни этот эксцентричный святой отец, столь опытный в искусстве гадания, не могли предсказать, что приготовила судьба для охотников. Отец Хуан извинился и сказал, что ему остается только молиться за них.

Но Скай была дочерью Великой Богини, у нее не было ни малейшего повода верить в то, что христианский Бог станет за них вступаться.

И тогда она обратилась за помощью… к иным силам. Но и там не нашла ответа и стала беспокоиться, что, выйдя за пределы священного круга своего отряда, она могла раскрыть планы саламанкийцев и сделать их еще более уязвимыми.

Чувствуя себя виноватой, она чуть не рассказала все отцу Хуану, желая в случае собственной гибели получить отпущение грехов. Но страх заставил ее молчать; она решила, что все свои тайны унесет с собой в могилу.

Они вошли в здание, которое вызвало в памяти Скай образ древнегреческого храма; Холгар восхищенно присвистнул. Это был настоящий храм, где веками собиралось и копилось человеческое знание. Огромная библиотека хранила в своих стенах редчайшие книги, созданные столетия назад. Скай была уверена, что среди них таились и многие из считавшихся ведьмами утраченными вожделенных книг с заклинаниями и заговорами, вместе с томами, которые испанское правительство посчитало опасными для своего народа.

А если говорить об опасности…

Под одеждой они прятали оружие: под широкими плащами короткие мечи в ножнах, ингредиенты для коктейлей Молотова, липкой лентой прикрепленные к ногам. Саламанкийцы, а также «шпак», этот ученый, который, казалось, на ладан дышит, прошли мимо бесконечных стеллажей с книгами в красных и желтовато-зеленых переплетах с золотым тиснением. Скай не могла избавиться от мысли: а что, если среди этих книг есть такие, что содержат рецепты, которые могли бы помочь им вести свою тайную войну? Впрочем, вряд ли; если и есть в них слово «вампир», то оно наверняка характеризуется другим словом — «миф». Новейшая история, подробно и точно описывающая последние события, свидетелями которых они стали, еще ждет своего летописца.

Когда Проклятые открыто заявили о себе всему миру, Скай была еще маленькой. Она помнит свои чувства тогда: потрясение, испуг и одновременно восхищение. Впервые на ее памяти родители стали включать в доме телевизор. Они объясняли это тем, что это, мол, не для того, чтобы засорять ей мозги всякой дрянью, а просто чтобы быть в курсе событий.

В Нью-Йорке, в здании Организации Объединенных Наций, группа вампиров созвала пресс-конференцию. Их лидера, поразительного красавца, звали Соломон. И там перед микрофонами и телекамерами Соломон открыто объявил всему миру правду о существовании своего племени. Правду-то правду, да не всю, один из многих вариантов этой самой правды. Вместе со своими товарищами он открыто продемонстрировал перед камерами свои горящие красным глаза и острые клыки и при этом поклялся, что вампиры питаются только кровью животных, которую покупают в мясных лавках и, в редчайших случаях берут непосредственно у животных. Все это казалось очень даже мило и цивилизованно. Вампиры рассуждали о мирном сосуществовании с людьми, о том, что мир разделен, что давно пора уже слиться всем в единой гармонии.

Но больше всего ей запомнилось не потрясение, охватившее их с сестрой, а совершенное спокойствие родителей. Она потом частенько размышляла об этом и пришла к выводу, что о существовании Проклятых они знали давно.

Скай посмотрела на Антонио, который спокойно шагал рядом с Эрико по освещенным флуоресцентными лампами помещениям. Вампиры утверждают, что хотят жить с людьми в мире, но он единственный вампир, который на самом деле живет и работает вместе с людьми и не хвастает этим. Потрясающий парень; она часто молилась Великой Богине, прося ее о том, чтобы они с Дженн были счастливы вместе.

А вот Холгар для нее — существо еще более странное. Оборотни открыто не объявляли людям о своем существовании, ни группами, ни поодиночке, и не заявляли, что хотят жить с людьми в мире и согласии, как это сделали вампиры. Она всю сознательную жизнь была ведьмой, исповедовала Белую магию и считала все существующее священным, но даже когда Холгар открылся и все в Академии узнали, кто он такой, Скай с большим трудом признала, что в мире реально существуют еще и оборотни. Как правило, им удавалось жить от людей скрытно, прятать от них свои обычаи и повадки. Оборотни способны менять обличье; в полнолуние Холгар превращался в натурального, обросшего шерстью зверя. Но даже в облике человека у него сохраняются совершенно ненормальные ухватки: в бою он царапает врага, словно у него на пальцах когти, воду из ручья лакает языком и рычит так, что вокруг него воздух сотрясается.

Антонио ведет себя, как все нормальные люди. Впрочем, так себя ведут почти все вампиры, стараясь, чтобы люди рядом с ними не чувствовали опасности, не казались им существами особенными. У вампиров много поклонников, а особенно поклонниц, это чаще всего женщины среднего возраста или совсем еще юные девчонки, которые буквально сходят по ним с ума. У них растут клыки и глаза пылают красным огнем? А что, очень даже сексуально. Порой становятся чудовищами? Страшновато, конечно, но…

вернуться

26

Подземное царство, преисподняя (сканд. миф.).

вернуться

27

Перевод Ларисы Винаровой.

28
{"b":"221947","o":1}