ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженн помотала головой, забрызгав кровью его грудь и ковер рядом. Глаза его сами собой потемнели и приняли кроваво-багровый оттенок.

— Кто-кто, вампирша!

— Дора?

— Да какая Дора! Ваша главная! Она устроила мне засаду! И похитила мою сестру!

Он покачал головой и вытянул язык, пытаясь дотянуться им до капель ее крови на груди, чтоб подпитаться, значит, заправиться энергией. А потом убить ее.

— Отвечай! — заорала Дженн.

— Я не знаю, о ком ты! — заорал он в ответ.

— Знаешь! Ты здесь живешь! Должен знать, кто она такая!

Но в этом она была уже не вполне уверена. Его же не было там, с остальными. Он был здесь, с Брук. Впрочем, узнал же он одну из них, эту самую Дору.

— Должен знать, — твердо сказала она.

— Ай-ай-ай, — ухмыльнулся он. — Боюсь, сестре твоей крышка. Очень жаль. Ну, просто очень, очень жаль.

Он явно тянул время, пытался заговорить зубы, заставить ее посмотреть ему в глаза, надеясь на действие своего гипноза.

— Это еще посмотрим, — проговорила она сквозь зубы и отвела взгляд немного в сторону. — Ну, я слушаю!

Дженн надавила на кол, и из груди его брызнула кровь.

— Кто такая эта сволочь, которая украла мою сестру? Ну? Отвечай!

Она надавила на кол еще. Еще пара дюймов — и она проткнет ему сердце, от него останется кучка праха. Если он знает, то не выдержит и назовет ее имя. Обязательно. Вряд ли станет жертвовать собой, сохраняя кому-то там верность. Вампирам это не свойственно.

Посмотри на то, что он сделал с Брук.

— Аврора, ее зовут Аврора, — торопливо проговорил вампир. — Хочешь, я помогу выследить ее, я еще пригожусь. Мы уйдем отсюда и…

— Ты пригодишься мне только мертвый, — холодно сказала она.

Мощным толчком Дженн пробила ему грудь, вогнала кол монстру прямо в сердце, и от него остался только прах. Она рухнула на пол и увидела, что на нее смотрят мертвые зеленые глаза подруги. Брук все еще лежала там, где Саймон бросил ее. Рядом, в луже ее крови валялся кулон с летучей мышью. И с кровью Брук смешалась ее собственная кровь. Она вспомнила то прекрасное время, когда они были вместе. И еще припомнила, какой счастливой казалась Брук всего несколько минут назад, знакомя ее со своим парнем. В одно мгновение все это исчезло. А все из-за того, что Дженн взбрело в голову спасать свою шкуру в ее доме. Потому что она попала в ловушку, в которую заманил ее собственный отец.

Сердце Дженн разрывалось. Аврора оказалась права. Дженн дорого обошлись потуги узнать ее имя.

ГЛАВА 9

Устав саламанкийского охотника:

боевая операция

Помни всегда: твоя высшая цель — уничтожить врага. Ты — защитник всякой Божьей твари. Таким образом, в исключительных случаях тебе даруется позволение творить зло, чтобы не свершилось зла еще большего. Будь храбр, бейся с врагом мужественно и с честью, когда это возможно, но и этими качествами дозволяется пожертвовать ради конечной победы.

Окланд

Дженн

Слишком поздно уже что-то делать, сработала пожарная сигнализация, и Дженн испуганно вскочила на ноги. Она пошатнулась и, вытянув руку, неверной походкой добралась до дивана. Еще минуту смотрела на мертвую Брук. Потом глубоко вздохнула. Ей уже ничем не поможешь: теперь надо помогать живым.

Надо надеяться, что Хеда еще жива.

Она заковыляла на кухню и затоптала подошвами огонь, который уже и сам погасал. Взяла стул и ножкой дотянулась до кнопки, чтобы отключить сигнализацию, но звонок продолжал трезвонить без остановки. Звон был такой оглушительный, что наверняка переполошил всех соседей. Еще немного, и кто-нибудь вызовет пожарных. Она сбила прибор с потолка и вынула батарейки.

Воцарилась тишина, и теперь надо думать, как отсюда незаметно сбежать. Она вспомнила, что в доме родителей лежит ее собранный вещмешок; значит, надо вернуться туда. Очень не хочется, но без него ей никак, там остался паспорт и водительское удостоверение. Они с отцом торопились и взяли с собой только то, что могло пригодиться в качестве оружия.

Она сняла трубку телефона. Надо вызвать такси. Подумала. Предположим, таксист отвезет ее к родительскому дому, а дальше что? Как взять оттуда необходимые вещи? Тогда она набрала номер бабушки.

— Алло, — услышала она в трубке голос бабушки.

— Бабушка, это Дженн. Мне нужна помощь.

— Что случилось?

— Бабуля, некогда разговаривать. Мне очень нужна помощь.

— Поняла. Что надо делать?

Никаких колебаний, никаких лишних вопросов. Сказывались годы революционной подпольной работы. Дженн с облегчением вздохнула, даже чуть не заплакала.

— Мне срочно нужно в аэропорт, но у меня нет машины, и еще мне нужны мои вещи, они лежат дома.

— Где ты находишься? Заеду за тобой, а потом вместе заберем вещи.

— Нет, так не пойдет, — сказала Дженн, усилием воли подавив слезы. — Бабуля, как можно скорей поезжай к нам домой. Посмотри, все ли в порядке с мамой. Бабуля…

Не удержалась-таки, пустила слезу. Но тут же опять справилась.

— В чем дело, почему ты молчишь? — встревожившись, спросила бабушка.

— Бабушка, о, господи, — прошептала она. — Папа… отдал меня в лапы вампирам.

— Что-о?

Дженн сделала над собой усилие и продолжала.

— Значит, все вы теперь беззащитны перед ними. Хеду похитили.

В трубке послышался звук, похожий на удар. Потом снова раздался спокойный голос бабушки.

— Продолжай.

— Ее собираются отвезти в Новый Орлеан. Я полечу туда же. Но мне нужен мой мешок, он лежит у меня в комнате, а мне туда нельзя, я не могу рисковать.

— Понятно.

Да-а, кто-кто, а бабушка умеет держать себя в руках.

— Я его уже собрала. Я сейчас в Окланде, в районе Трестл Глен. Ты помнишь… ты… в общем, дом Брук…

Она снова заплакала.

— Бабушка, поторопись. Господи, пожалуйста.

— Буду там через час, — сказала бабушка. — Если ты ранена, вымойся. Переоденься. Если кто-нибудь появится, сразу уходи. Это городской телефон?

— Да. Мобильник я оставила дома.

— Ну, хорошо… кажется, все сказано. Телефон могут прослушивать. Если придется уходить, дуй на ближайшую заправку. Найду тебя там.

— Хорошо.

— Давай, Дженн, держись, я еду.

— Спасибо, — пробормотала Дженн и повесила трубку.

Она обошла кругом обуглившееся пятно на полу. Сняла с себя все, до последней тряпочки, в ванной комнате рядом с кухней помылась, пошла в постирочную, покопалась в стопках со сложенным бельем: спортивный лифчик Брук, слегка великоват, но сойдет, трусики, черный свитер с круглым воротом, джинсы, тоже длинноваты, но можно подвернуть. Под руку попалось пляжное полотенце. Стараясь не смотреть, накрыла им мертвую Брук.

Потом Дженн попыталась убрать следы ее пребывания, но это оказалось бессмысленным. Повсюду кровь и ее отпечатки пальцев. Впрочем, вампирских тоже. Ее отпечатки полиция может найти в базе данных, в школе у всех брали, как раз перед тем, как она бросила учебу и уехала в Испанию, но вот насчет отпечатков Саймона она сомневалась. Поди теперь узнай, сколько ему было лет и откуда он родом. И тогда убийство Брук повесят на нее. Еще одна причина носа сюда больше не показывать.

Опустилась ночь; она проверила гараж, не прячутся ли там вампиры. Это надо было сразу сделать. Обеих машин там не было. Лишь бы родители Брук не нагрянули раньше, чем приедет бабушка. Ей было очень их жалко, ужасно жалко. И себя тоже жалко.

Может, рискнуть и позвонить еще раз отцу Хуану по городскому? Но по глупости она не запомнила номера; на мобильнике он набирался автоматически. То же самое и с Антонио. Да и с остальными тоже.

«Я одна здесь. Совсем одна».

Она устало села на нижнюю ступеньку лестницы. Минут через сорок за окнами послышался звук мотора. Она выглянула и узнала бабушкин старенький зеленый джип.

Низко опустив голову, она выскочила из дома и нырнула в кабину.

34
{"b":"221947","o":1}