ЛитМир - Электронная Библиотека

С десяток человек отодвинулись от нее подальше. Но какой-то парень, окинув ее плотоядным взглядом, раскрыл было рот, собираясь что-то сказать.

Однако не успел, похотливый тип: между ними, скользнув по его лицу презрительным взглядом, встала женщина средних лет в ярко-синем свитере с рисунком плюшевых медвежатат, которые держали в лапах американский флаг. Она улыбнулась Дженн милой, слегка озабоченной улыбкой.

— Ай-ай-ай, милая моя, — сказала она. — И не вздумайте ехать с ним. Мы с мужем, кстати, его зовут Орал, будем рады взять вас с собой.

— Ах, большое спасибо, мэм, — растягивая слова, проговорила Дженн. — Не знаю, как вас и благодарить. Мне так страшно оставаться здесь одной.

— Не беспокойтесь, — сказала женщина. — Орал пошел за машиной. А где живут ваши родственники, милочка?

— На самой окраине Нового Орлеана, — храбро ответила она.

Женщина заметно побледнела, развратник нахмурился, несколько зевак переглянулись.

— Постараемся довезти вас как можно ближе, — сказала женщина слегка натянутым тоном.

— Спасибо, — еще раз поблагодарила Дженн.

Через минуту она уже кое-как устроилась на заднем сиденье «Мини-Купера», оказавшись зажатой между двумя коробками багажа. Машина тронулась с места; оставалось только надеяться, что сидящий за рулем не заблудится по дороге в Луизиану. И что никто на них не нападет по дороге.

Мадрид

Скай, Холгар, Эрико, Джеми, Антонио и доктор Майкл Шерман

Эрико осторожно ступила в темноту по ту сторону стенки читального зала; свет ее фонаря едва освещал дорогу. Лично ей эта операция совсем не нравилось. Не нравился доктор Шерман, замыкающий шествие вместе с Антонио. Уж больно какой-то нервный, на таких нельзя положиться.

— А как вы определяете, что перед вами вампир? — услышала Эрико его вопрос.

— У вампира сердце не бьется, — ответил Антонио.

— И все?

— Это если он не голодный, — ответил Антонио. — Вы сами-то когда-нибудь вампиров видели?

— Вообще-то, нет, — робко признался Шерман. — Я работал только с компьютерной имитацией. Сами субъекты — уже следующий этап. Мы надеялись, что ваши люди помогут нам в этом.

«Ишь ты, — подумала Эрико, — чего захотели». Но виду не подала. Не для того она пошла в охотники, чтобы устраивать облавы на подопытных кроликов. Впрочем, если этот американец найдет способ уничтожать их…

Она подошла к лестнице, по которой, видимо, давно никто не ходил. Медные перила были покрыты пылью и затянуты паутиной; ступеньки круто уходили вниз, и им, казалось, не будет конца.

— Вниз по кроличьей норе, — пробормотала Скай, но Эрико подняла руку, приказывая молчать.

Не говоря ни слова, они стали спускаться вниз, стараясь ступать на цыпочках. Эрико даже подумала, уж не ведет ли эта лестница в тот самый ад, в который верит отец Хуан — что-то не видно ни конца, ни даже лестничных площадок.

Действительно, чем не дорога в ад, каким она его себе представляла. У нее уже заболели мышцы. Болело все тело, с ног до головы. Сгибать ноги в коленках, переступая со ступеньки на ступеньку, было просто мучительно. Эликсир дал ей огромную силу, скорость и способность к самоизлечению. Но тело у нее оставалось то же самое, что и прежде. А это значит, что увеличение мышечной массы для скелета невыносимо увеличило нагрузку, и часто посреди ночи она просыпалась от боли. И процесс шел, не останавливаясь, ей становилось все хуже и хуже.

Вот наконец-то ступеньки кончились. Перед ними был длинный коридор, освещенный неизвестно каким источником света. Было достаточно светло, можно было погасить фонарь. В полной темноте вампиры видят довольно неплохо, но при свете все-таки лучше. Вот и хорошо, с зажженными фонарями их могут обнаружить гораздо раньше.

Остальные молча сгрудились у Эрико за спиной, ожидая ее действий, ожидая приказаний. Что общего в ее жизни с героической жизнью одинокого самурая, о которой она мечтала во время учебы и тренировок, стремясь получить в награду святой эликсир? После страшной гибели ее лучших подруг, Юки и Мары, заводить друзей она больше не хотела. И всю свою энергию направила на единую цель — стать Великим Охотником, чтобы идти по жизни ангелом святого мщения. Она была самая сильная и самая незаметная, она видела свое будущее в облике одинокого ниндзя.

Она не могла представить себя в качестве командира отряда.

Отряд молча пробирался вперед по коридору. Эрико подала рукой знак Антонио, чтобы он вышел вперед, а Холгара поставила в арьергарде. Она хотела видеть, что ждет ее впереди, и знать, кто идет за ней следом.

Чем дальше они продвигались, тем было светлей. А вот и двойные застекленные стальные двери, а за ними большое помещение, где было много людей — или вампиров — обоего пола в лабораторных халатах, а также научных приборов; такого количества в одном месте она еще ни разу не видела. Какие-то механизмы со множеством проводов и кнопок, стеклянные колбы, огромный микроскоп, а возможно, и лазер. На деревянных столах полно стальных зажимов и множество чашек Петри. Ну, прямо сцена из научно-фантастического фильма. Неужели они успели так быстро организовать такую сложную лабораторию? Что-то не верится. Но беспорядочное расположение некоторых механизмов говорило о том, что все здесь делается второпях.

Она жестом подозвала доктора Шермана, тот быстро подошел и встал рядом, вглядываясь в зал через стекло. Минуту он изучал то, что увидел.

— Там, — прошептал ученый, указывая на небольшую холодильную камеру со стеклянной передней панелью, стоящую на дальнем столе слева. Внутри виднелись бутылочки с прозрачной жидкостью.

— Вы уверены? — набравшись смелости, прошептала она: вампиры обладают сверхъестественно чутким слухом.

— Очень похоже на мои, — так же шепотом ответил он. — Лиловые колпачки, зеленые наклейки.

Словно повинуясь сигналу, одна из женщин надела синие резиновые перчатки и шлем с пластмассовой маской и направилась к холодильнику. Видно было, что она с опаской относится к тому, что так хранится.

Конечности Эрико задрожали, от возбуждения или от усталости, она и сама не знала. Сердце бешено колотилось; в критические минуты с ней всегда так было. И боль по всему телу. Но сейчас это не имело никакого значения.

Глубоко вздохнув, она по очереди оглядела товарищей. Быстро кивнула. Очень удобный момент. Тысячу раз они уже бывали в подобной ситуации. Одного взгляда на комнату было достаточно, чтобы уверенно сказать: у них все получится.

Она сжала руку в кулак: готовность номер один. Когда разожмет — сигнал к атаке. Душа ее успокоилась, она готова встретить смерть, если понадобится, и даже приветствует ее новой волной боли.

Эрико разжала кулак, первым в помещение лаборатории вошел Антонио, тихо и спокойно, будто в собственный дом. Лабораторного халата на нем не было, но вампиры тоже не все были в спецодежде. Сердце его, как у всякого порядочного вампира, не билось, поэтому поначалу никто на него не обратил ни малейшего внимания. Он уверенно подошел к холодильной установке и занял позицию за ней, чуть-чуть слева. Антонио быстрым взглядом оглядел деревянные лабораторные столы, заставленные самым разным оборудованием: тут были компьютеры, в основном ноутбуки, среди которых выделялся большой монитор компьютера гораздо более мощного, стационарного, какие-то приборы, похожие на осциллографы и динамики, ряды колб и пробирок, две огромные центрифуги и довольно много микроскопов. Словом, техника современная, сложная и высокоэффективная, на которой можно добиться самых невероятных результатов. Интересно, где заканчивается магия и начинается наука?

Вампиров в помещении он насчитал четырнадцать. Есть ли еще кто-нибудь в соседнем помещении и сколько, вот вопрос. Разумеется, есть, должны же они окружить свой трофей усиленной охраной.

Ему вдруг пришла в голову дикая мысль: а что, если просто открыть дверцу холодильника, рассовать бутылочки по карманам и выйти так же спокойно, как он и вошел? Но скоро уже — счет пошел на секунды — кто-нибудь из них обязательно поймет, что он здесь чужак.

36
{"b":"221947","o":1}