ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дочь того самого Джойса
Потерянные девушки Рима
Новая Зона. Излом судьбы
Расскажи мне о море
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Хищник: Охотники и жертвы
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Материнская любовь

— Что ты здесь делаешь? — грозно спросил человек из темноты. — Сюда просто так никто не приходит!

— Брось пушку! — проревела она, крепко держа голову своего пленника. — Быстро!

— Вот зараза, — снова проскрипел бедняга. — Лаки, делай, что она говорит.

— Ну-ка тихо, никому не двигаться! — раздался еще один голос, на этот раз женский. — Лаки, а мне кажется… мне кажется, она — охотник. У нее на куртке нашивка Академии Саламанки. У них ведь там есть Академия, верно?

Они подобрали ее вещевой мешок. А в нем свернутая куртка с эмблемой Саламанки.

Сверкнул луч фонаря, желтым светом осветив ее вместе с пленником. Но она не пошевелилась, оставаясь в том же положении, наставив острый конец кола чернокожему в шею. Тот скосил на нее огромные от ужаса глаза.

— Это правда? — с трудом промычал он. — Ты что, охотник?

Она не ответила. А он вдруг взял и расплакался.

— Merci, — всхлипывал он. — Merci, Господи.

— Если ты действительно охотник, тогда ты среди друзей, — сказала женщина. — Клянусь тебе, это правда.

Луч фонаря пробежал по деревьям и осветил сначала лицо молодой женщины, а потом и парня, которого они называли Лаки.[46] Обоим было где-то по двадцать с небольшим, не больше. На голове женщины была копна рыжих волос, прихваченных сзади двумя ленточками. Полинялые синие джинсы и черная футболка с изображением японской гейши на груди составляли ее наряд, а в руках она держала вещмешок Дженн. Лаки был похож на хулигана с подведенными сурьмой глазами и кольцами на всех пальцах. Уши его тоже были проткнуты в нескольких местах и увешаны побрякушками.

— Гляди, — сказала женщина и протянула Лаки Дженнину куртку.

Лаки показал Дженн винтовку, осторожно, вытянув обе руки, положил ее на землю, медленно выпрямился и заложил руки за голову. В одной руке женщины горел фонарь, другой она потрясла курткой.

Но тут сзади к Дженн подошел еще один незнакомец. В свете фонаря она увидела, что он выше всех ростом, на голове копна седых волос. Похоже, не вооружен.

Все четверо молча смотрели на нее и ждали. Дженн отвела кол от горла своего пленника и встала. Она все еще не до конца им доверяла. Но, как частенько говаривал отец Хуан, всегда надо руководствоваться своими инстинктами. Дженн опустила кол и выпятила подбородок.

— Да, — проговорила она, — вы правы. Я — охотник.

Лаки и женщина весело рассмеялись и от радости пустились в пляс. Тот, кого она чуть не проткнула насквозь, как кузнечика, повернулся к ней и чуть не задушил в объятиях. Старший молча опустил голову.

ГЛАВА 11

Наши учителя произвели отбор и разбили нас на боевые группы. Нас посылают туда, где мы способны принести больше всего добра, другими словами, причинить наибольший урон нашим общим врагам. Формирование из охотников отдельных отрядов подчинено новой концепции борьбы с вампирами. Взаимодействие с другими отрядами — тоже новое в нашей работе. Мы столкнулись с трениями и проблемами, аналогичными тем, с которыми прежде имели дело, казалось бы, более опытные, элитные кадры вооруженных сил. Узнав о нашей работе, многие были категорически против самого существования подобных подразделений, называя нашу деятельность «крестовым походом детей».

Из дневника Дженн Лейтнер

Новый Орлеан

Дженн

— Под Новым Орлеаном проходит сеть тоннелей. Они здесь существуют очень давно, — рассказывала рыжеволосая женщина Дженн.

Старший крутил баранку и пытался протиснуть фургон по узенькой улочке позади красивого трехэтажного здания, увешанного балконами с решетками из кованого железа.

— Кто только их не использовал — и бандиты, и бутлегеры, детишки тоже любили там лазить. А теперь вот и мы. Кстати, и вампиры тоже.

Женщину звали Сюзи, она была из Огайо. Работала прежде в ресторане «Пират», расположенном в красивом, старинном районе Вье Карре,[47] иначе — Французском квартале Нового Орлеана. Ресторан долго не закрывали только потому, что надо же людям, в конце концов, что-то кушать.

В общем, дело было так: «друг» Дженн, водитель грузовика, что подвозил ее к городу, на обратном пути увидел прогуливающуюся четверку, остановился и рассказал, так, мол, и так, странная пассажирка попалась и ведет себя странно. Все четверо как бунтовщики против законных властей города были вне закона, за их головы назначили награды, а время было такое, что люди словно с ума посходили, за деньги были готовы на все, стучали друг на друга напропалую. Вот они и подумали: подозрительная дамочка, что это, интересно, она там делает, надо ее прощупать. Ну, и попали в самое яблочко, нарвались на профессионального охотника.

— Давай-ка я понесу, слышь, охотник, — предложил водитель, его, кстати, звали Мэтт, когда Дженн вышла из фургона и перекинула вещевой мешок через плечо.

— Спасибо, — ответила она и отдала вещмешок ему.

Пусть несет, обе руки будут свободны на случай драки. К тому же она устала, руки-ноги отваливаются. Едва очухалась от последнего удара по башке и надеялась теперь не скоро получить следующий.

Из машины, по-возможности незаметно, выскользнули остальные. Бернар, тот, кто на нее напал, явно был у них главный. Они прижались к стене, а он внимательно оглядел улицу с обеих сторон и кивнул Лаки, шестнадцатилетнему оболтусу из Тампы.[48] Жизнь, видимо, этого парня не баловала: он выглядел гораздо старше своих лет. Из мрачных шуток Дженн скоро поняла, что из всех кличек «Лаки» у него самая смешная. В общем, от хорошей жизни везунчику пришлось сбежать из дома в Новый Орлеан.

Они прошли несколько шагов и остановились под густой, благоухающей кроной магнолии. Оказавшись в облаке запаха, Дженн чуть не чихнула, но справилась, до боли в груди задержав дыхание. Они смотрели, как Лаки стремительно выскочил на середину улицы и воровато огляделся. «Ну, кто так себя ведет, — подумала она, — такие повадки скорей могут привлечь к себе внимание, особенно, если за улицей наблюдают; и крышку канализационного люка надо сдвигать как бы ненароком, естественно». Ну, наконец-то сдвинулась, да с каким скрипом. Лаки кивнул и полез в люк.

Дженн тронула Бернара за плечо.

— Там же очень темно. Самый раз для вампиров.

— У них и здесь везде свои глаза и уши, — прошептал Бернар в ответ. — Я имею в виду людей. Если пойдем дальше по городу, нас быстренько заметут.

Но Дженн это не успокоило, она подумала, что надо от этих ребят по-быстрому сматывать удочки. О том, что они воюют с вампирами и коррумпированными властями, она знает только с их слов. А что, если они хотят доставить ее прямо в лапы Авроры?

Интересно, как поступил бы на ее месте папа Че? Он всегда осторожничал, доверял далеко не всякому, знал, что в любой момент его могут предать. Может быть, поэтому видел людей насквозь, просчитывал их действия на много ходов вперед. Ах, если бы ей хоть половину его навыков подпольщика, она сразу бы поняла, что собирается с ней делать отец, у него бы ничего не вышло.

— Вы что, хотите приключений на свою попу? Туда нельзя совать носа, — стояла на своем Дженн.

Тут подошла поближе Сюзи. Близко наклонив к ней голову, она кивнула.

— Мы глупо рискуем, и мы это знаем, — прошептала она. — Мы просто… очень устали. За нами идет постоянная слежка. В домах этого города живут вампиры, а также люди, которые их обожают. Мы, как крысы, для нас остались одна канализация.

— Канализация для нас, как дом родной, там безопасней, — вставил Бернар.

— В темноте не может быть безопасно, — возразила Дженн. — Я полезу туда, только если надо будет спасти кого-нибудь.

— Нас будешь спасать, — прошептала Сюзи. — Когда-то нас было гораздо больше. Но полиция… — она замолчала, закусив губу. — В общем, схватили Стэна и Дебби, и больше мы о них не слышали.

вернуться

46

Счастливчик, везунчик (англ. Lucky).

вернуться

47

Vieux Carre — букв, «старая площадь» (фр.).

вернуться

48

Тампа — третий по размеру город штата Флорида в США.

45
{"b":"221947","o":1}