ЛитМир - Электронная Библиотека

Хуже было то, что в первую же ночь на новом месте Эстефан явился к ней во сне. Ей снилось, что они на каком-то веселом костюмированном балу, кругом горят свечи и факелы, и в руке у него чаша…

Задыхаясь, она проснулась. Через неделю Скай получила из Кадиса открытку. Читая ее, она словно слышала его голос, он заклинал ее: «Я так просто не отступлюсь. Я все еще люблю тебя».

Тяжело дыша, она разорвала открытку на мелкие клочки, каждый из которых скормила пламени свечи, поставленной ею перед статуей Девы Марии в университетской часовне. В ее глазах Дева Мария и была Великой Богиней. Великая Богиня поможет ей стать охотником, и тогда она сможет отразить любую атаку Эстефана.

Он ее никогда не любил. Он хотел ее использовать.

Через месяц пришла вторая открытка.

«Любовь не умирает».

Через полгода еще одна, и в ней снова слова любви, в которых звучала скрытая угроза.

«Я приду за тобой».

Через год еще одна.

«Para siempre». Вечно.

Но попыток приехать он не предпринимал, и следующие восемь месяцев от него не было ни слуху ни духу. Она поняла, что была права — все-таки есть безопасность в количествах — времени и расстояния.

Родители ее не поняли и не одобрили ее решение учиться в Академии. Как и родители Дженн, они были категорически против. Ведьмы не воюют с людьми и, уж конечно, не участвуют в войнах. Они придерживаются нейтралитета и занимаются только исцелением человеческих тел и душ, ран, нанесенных эфиру магических сил и Матери Земле. Проклятие той ведьме, которая творит насилие. Узнай родители Скай про огненный шар, который она метнула в Эстефана, они от нее отреклись бы. Создание оружия магическими средствами и использование его против живых существ они считали самым страшным грехом.

В Академии Скай была единственной ведьмой. Антонио помогал ей изучать приемы древней магии по книгам с магическими формулами, хранящимся на пыльных полках библиотеки. Пергаментные страницы, которым были сотни лет, были полны заклинаний, записанных испанскими ведьмами, многих из которых инквизиция сожгла на костре.

Антонио вместе с отцом Хуаном убедили Скай в том, что, хотя она не стала Великим Охотником, пользы от нее для них будет много. Слух о Белой Колдунье в отряде саламанкийцев распространился повсюду, и ее свели с представителями так называемого Круга — свободной международной конфедерацией молодых колдунов и ведьм — куда входили и исповедующие Белую магию, и Темную, и даже Черную, считающие, что позиция невмешательства по отношению к вампирам сама по себе вредна. Нельзя пассивно стоять в стороне, когда Проклятые свергают правительства и зверски убивают людей. Солей и Люн тоже вступили в конфедерацию и прислали Скай письмо, в котором написали ей, что родители ее живы-здоровы.

Она хотела рассказать Антонио про Эстефана, но одним из вопросов, поставленных перед претендентами на учебу, был следующий: «Есть ли у вас враги, которые могут вас шантажировать или действовать на вас иным путем, чтобы заставить обратиться против общего дела?» И она солгала, ответив отрицательно. И теперь ей было стыдно в этом признаться; именно поэтому, в частности, она старалась держаться подальше от отца Хуана. Скай его немного побаивалась. Впрочем, что тут скрывать, очень боялась. Она была почти уверена в том, что священник знает о ней гораздо больше, чем ей этого хотелось бы. Не стала Скай говорить ему и про Круг, потому что ведьмы и колдуны поклялись держать организацию в тайне от остального мира.

Лучше всех к ней относился Антонио; он был так добр, что мог часами занимался с ней магией. Антонио был крайне набожен, ведь когда-то давно, еще до своего «обращения», он учился на католического священника; как ни странно, но она понимала, что он совсем не такой, как загадочный, окутанный мистическим туманом отец Хуан. Он признался ей, что каждую ночь молится персонально за каждого члена отряда, и она верила, что его молитвы очень способствуют их безопасности. Она ощущала внутреннюю связь с ним. Это не была любовь, какую она испытывала к Джеми, беспричинную и всепоглощающую, поэтому, видимо, Антонио так ей и нравился. Она ему доверяла.

И теперь, находясь в системе канализации Французского квартала, она полностью доверяла и двум членам Круга, которые прежде для нее были просто именами на форуме интернета: смуглой ведьме по имени Мику и Тео, симпатичному и жизнерадостному бокору религии вуду.[59] Оба жили в Новом Орлеане и подтвердили, что новая doyenne, то есть королева вампиров, сейчас в городе. Им было неизвестно, зовут ли ее Авророй или как еще, зато они знали, что она прибыла сюда неспроста, на то была какая-то причина, и помогали Скай подготовиться к встрече с ней. Когда Скай кожей ощутила вызванное заклинаниями покалывание, она представила себе троичный лик Великой Богини — дева, мать семейства и старуха, — являющейся нам в самых разнообразных обличьях от бабочки до радуги, и представила себе собственное лицо, которое можно было изменять в зависимости от того, что требовалось.

— Хорошо, смотришься просто отлично, то есть отвратительно, — сказала Мику, когда они с Тео отступили назад и стали любоваться своей работой. То, что сотворила над собой Скай (а к ее заклинанию ведьма с бокором прибавили и своей энергии), было подлинное чудо. Теперь, чтобы сойти за вампира в их собственном логове, ей понадобится все ее искусство магии.

— А теперь последнее испытание, — сказал Тео, поднимая зеркало. — Давай, cher.

Скай собрала вокруг себя всю энергию, желая создать между собой и зеркалом преграду. Получилось. Ее отражения в зеркале не было… впрочем, оно было, конечно, просто его никто не видел. Она уменьшила мощь заклинания, и отражение появилось: милое личико, и косички в стиле «раста» на месте.

Когда-то она сбежала от человека, который хотел обратить ее в вампира или что-то типа того. Теперь же силой магии в глазах ее запылал красный огонь, еще небольшое усилие воли, и выросли клыки. Ни дать ни взять Проклятая с неутолимой жаждой крови во взгляде.

Потом — и двое друзей снова ей помогли своей энергией — она сотворила еще одно заклинание, которое должно заставить привлекать к ней внимание, побуждающее всякого, кто видит ее, человека или вампира, добиваться ее благосклонности.

— Вот это да! — присвистнула Мику. — Я чувствую это на себе. Эй, femme magique,[60] может, оттянемся на пару, а?

Скай слегка усмехнулась. Она подняла глаза на Тео, у которого отвисла челюсть и высунулся язык.

— От тебя прямо трясет, cher, — признался он. — Будто пальцы в розетку сунул. Я тащусь.

— Отлично. Ну, — глубоко вздохнув, сказала она, — надо топать.

Тео поднял вверх указательный палец.

— И не дыши. По крайней мере, не показывай виду, что дышишь.

— Поняла. Не дышать, — она слегка побледнела. — Надеюсь, получится.

— Да благословит тебя Великая Богиня, — сказала Мику, и они с Тео поцеловали ее в лоб. — Предупредим членов Круга, чтобы молились за одного из своих, который идет на опасное задание.

— Но никаких подробностей, — сказала Скай.

— Ноль подробностей, — пообещал Тео.

И они ушли, смешавшись с тенями. Она слушала их затихающие шаги, несколько раз подавляя искушение позвать их обратно. Нет. Она должна это сделать. Она добровольно взялась исполнить эту миссию, и именно у нее, скорей всего, это получится.

Она посмотрела на серебряное кольцо на большом пальце: не лучше ли снять его? Оно изображало полумесяц, обернутый вокруг лунного камня.[61] Она носила его, чтобы не забывать, кто она такая, и больше не попадать в рискованные ситуации, когда можно снова потерять себя. А вот теперь ей надо временно потерять свою сущность. Через минуту она нехотя улыбнулась. У вампиров есть все основания поклоняться луне, не меньше, чем у колдуна или ведьмы. Эта мысль придала ей силы и уверенности в себе: не надо звать никого обратно. Пора отправляться.

вернуться

59

Вуду — общее название религиозных верований, появившихся среди потомков чернокожих рабов, вывезенных из Африки в Южную и Центральную Америку. Бокор — жрец вуду.

вернуться

60

Чаровница (фр.).

вернуться

61

Лунный камень, или адуляр, считался камнем халдейских магов и прорицателей. За ним замечена необычная связь с луной: в новолуние самоцвет ярче сияет и наполняется магической силой.

50
{"b":"221947","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путь самурая
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Эрхегорд. Старая дорога
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Клад тверских бунтарей
Может все сначала?
Мир-ловушка