ЛитМир - Электронная Библиотека

— А ты уверена, что этим двоим можно доверять?

— Нет, — сразу ответила она. — Но ведь доверять никому нельзя.

Она пошарила левой рукой за спиной и нащупала остро заточенный кол, а правую протянула к нему. Пусть сделает неверное движение, моргнет не тем глазом, от него останется горстка праха.

Он моргнул.

Она взмахнула колом.

— Очень жаль, — прошептала она, когда все было кончено.

В кучке праха блестела серебряная серьга; она подобрала ее и швырнула в клетку к Хеде.

— Это тебе, лапочка моя.

— Извини, — сказал Ник, когда через полчаса возле дамбы на берегу Миссисипи они со Скай вышли на поверхность. — Понимаю, тебе хочется быть поближе к ней. Но лично я туда не вернусь. Она сумасшедшая. Стоит косо на нее посмотреть, и… — жестом он показал, как протыкают колом. — Так что удачи тебе, подруга.

С этими словами Ник бегом пустился через дорогу, по которой мчались автомобили. Те принялись отчаянно гудеть, а он, как ни в чем не бывало, мчался наперерез, то и дело уворачиваясь от несущихся с бешеной скоростью машин. У нее словно гора с плеч свалилась, когда он отстал от нее. Как только они покинули логово, Скай только и думала, как ей избавиться от Ника, не прибегая к колу. Хотя он был монстр и кровосос, в каком-то смысле Ник даже ей понравился. Нехорошо, конечно, так охотники не поступают, подумала она.

«Мне всегда нравились плохие мальчишки», — думала она, с мрачной улыбкой глядя, как он выскочил на противоположный тротуар, повернулся и помахал рукой. В отличие от Эстефана, этот Проклятый, по крайней мере, не скрывал своей злой сущности. До рассвета оставалось несколько часов, он еще может подыскать жертву и перекусить. А вдруг он не из тех вампиров, кто оставляет живой? Все-таки надо было проткнуть его.

Но вот что она исхитрилась и не пила крови Хеды, действительно радовало ее. Только после того как Аврора согласилась, что от Хеды плохо пахнет, Скай поняла, что приглашение выпить крови было проверкой, и она ее, к счастью, выдержала.

Скай достала магический кристалл и пассами вызвала энергию, чтобы подпитать его. Видно было, как внутри камня зарождается тусклый свет. Она подняла камень вверх и, словно камерой, повела им вокруг. Такие магические кристаллы использовались в искусстве магии еще в древности, но с появлением глобальной системы навигации и мобильников их предали забвению, как нечто устаревшее и неэффективное. Благодарение Великой Богине, что она дала ей родителей, строго придерживающихся традиций, воспитавших ее в старых обычаях и обучивших всему, что знали сами. Вот теперь это все ей очень пригодилось.

Как, например, и магический след, который она оставила в тоннелях канализации. Он приведет ее обратно в логово Авроры, и саламанкийцы, отдохнув остаток ночи, с восходом солнца отправятся в путь со свежими силами и спасут Хеду. Было чем гордиться: она отлично справилась с заданием. Может, и Джеми, наконец, обратит на нее внимание и перестанет увиваться вокруг этой недоступной снежной королевы Эрико. Небось потому за ней и бегает, знает, что никогда ее не добьется. Она не представляет для него никакой угрозы. Джеми крайне осторожен и ожесточен. Рядом с ним этот Ник просто щенок.

— Все мы изгои общества, — вслух пробормотала она.

Что за безумный план родился в голове отца Хуана, когда своей властью он собрал в один отряд таких разных людей? Всего несколько месяцев они вместе, а уже понятно, что ничего хорошего из этого не вышло.

Вдруг Скай заметила, что к ней направляется и притормаживает полицейская машина Нового Орлеана со звездой и полумесяцем на борту, и поспешила укрыться в тени. В городе действовал комендантский час. Не хватало только попасть в полицейский участок, и отец Хуан явился бы туда с требованием отпустить ее под залог, особенно в свете того, что она успешно проникла в самое логово Авроры и так же успешно ушла оттуда. Было бы очень смешно.

Патрульная машина медленно ехала вдоль тротуара; видно было, как опустилось стекло и луч фонарика стал обшаривать придорожные кусты, за которыми она пряталась. С неохотой собрав еще немного магической энергии, Скай создала вариант того заклинания, которое она применила для уничтожения своего отражения.

Покалывание в шею заставило ее вздрогнуть. Оно перемещалось вверх по затылку и по голове. Правой рукой она ощупала лицо и опять замерла, когда луч фонаря уперся в шевельнувшиеся листья.

Она затаила дыхание.

«О, Великая Богиня, сохрани меня!» — подумала она.

Фонарь погас. Машина двинулась дальше.

«Благодарю тебя, Госпожа моя!»

Над головой сверкнула молния, за ней над бурными, черными водами реки зарокотал гром. Глядя на несущиеся по небу черные тучи, она произнесла над магическим кристаллом заклинание и пробормотала адрес убежища, где скрывались охотники. Если ей хоть чуть-чуть повезет, она…

— Скай, — донес ветер до ее слуха.

Все еще сидя на корточках, она резко повернулась на сто восемьдесят градусов. В бешено несущихся водах реки мерцали огоньки. Вдруг небо с треском распоролось надвое и хлынул проливной дождь; такие дожди бывают в вересковых пустошах у нее на родине. Напрягши зрение, она всмотрелась сквозь пелену дождя, но не увидела перед собой ничего, кроме этих потоков, как дервиши, крутящихся и пляшущих вокруг нее. Вскрикнув, она вскочила на ноги и рванула к ближайшему укрытию, балкону, почти невидному под листьями папоротника и гераней.

А ливень совсем разбушевался, вода хлестала с какой-то поистине сатанинской силой. Бурные потоки залили проезжую часть, тротуары, с ревом неслись по водосточным канавам и, образуя водовороты, исчезали в канализационных решетках.

«Неужели это чье-то колдовство? — думала она. — Бывают ли в Новом Орлеане такие ливни? И разве только что я не слышала голос, назвавший меня по имени?»

Чей голос? Неужели это Эстефан?

Накинув на голову воротник плаща, она повернулась и бросилась бежать. Каблуки ее стучали по брусчатке мостовой, дыхание перешло в хрип, а она бежала все быстрей, подгоняемая страхом.

Новый Орлеан

Отряд Саламанка

— Дженн, despierte.[71] Проснись, — пробормотал Антонио, осторожно тряся ее плечо.

Она вздрогнула, открыла глаза и сразу села на кровати. В руке у него светился фонарь, в комнате было темно. Глаза его казались почти черными и смотрели на нее очень серьезно.

— Идет сильный дождь. Тоннели канализации почти переполнены. Надо уходить.

— Что?

Она спустила ноги на пол и с его помощью встала.

— Мы переходим куда-нибудь повыше, — сказал он.

В дверь просунула голову Эрико. На ней был темно-синий дождевик, глаза прятались под козырьком черной бейсболки.

— Выходим, — сказала она. — Поторопитесь.

Дженн еще не совсем отошла ото сна. Обычно на операции — а сейчас как раз была такая ситуация — она просыпалась мгновенно, но на этот раз, кажется, слишком выбилась из сил и не успела восстановиться. Натягивая ботинки, Дженн чуть не упала; она крепко затянула застежки и порылась в кармане, ища мобильник. Аккумулятор почти сел. Дженн сунула аппарат обратно в карман и вслед за Антонио, закинувшим за плечо ее вещевой мешок, вышла из комнаты.

— Давай я понесу, — сказала она, покраснев и стараясь не отставать от Эрико.

Он молча отдал ей мешок. «Зря», — подумала она. Мешок был тяжел, а она очень устала.

Антонио шел сзади. Все собрались в помещении трапезной, где проходил спарринг Джеми с Марком. Ее товарищи по отряду, которых было гораздо меньше, чем повстанцев, спешно натягивали бронежилеты, закрепляли наколенники, шнуровали и застегивали ботинки. Нашивки саламанкийцев яркими пятнами выделялись в полумраке комнаты.

С ними была и Скай, ее черный, длинный, до пят, плащ, юбка и ботинки насквозь промокли; она стояла рядом с Бернаром и Лаки. Увидев Дженн, Скай подбежала к ней и обняла.

вернуться

71

Проснись (исп.).

58
{"b":"221947","o":1}