ЛитМир - Электронная Библиотека

Они с Марой и Юки открыли клуб поклонниц мальчиков-вампиров, создали свой сайт в Интернете, где было много стихов и других произведений этих поклонниц. Проклятых они называли Крутыми, сочинили про них песню и повесили ее на сайте. Потом создали собственную группу, придумали сценическую одежду в виде школьниц-вампиров: накрахмаленные, коротенькие юбочки с красными оборочками и гольфы, украшенные маленькими красными сердечками, а на шее рисовали два крохотных алых сердечка, одно от другого на расстоянии двух клыков. И название придумали соответствующее: «Вамп-трио».

Группа «Вамп-трио» имела огромный успех. Вампиры и мальчики, им подражающие, слали по электронной почте тысячи восторженных писем. Они даже набрались смелости, чтобы встретиться с одним из них, с парнем, который называл себя «Призрачный Сегун». Встреча должна была состояться в клубе «Утраченные Грезы» в пятницу, в десять вечера.

Они договорились сначала встретиться в семь часов у Мары, чтобы как следует подготовиться. Но Юки почему-то не пришла. Не позвонила, не прислала эсэмэску.

В общем, пропала.

Где только полиция ни искала ее, но где искать, что могло с ней случиться, никто понятия не имел. Повсюду развесили плакаты с ее фотографией. Эрико написала и поместила на сайте хайку:

Волны тумана катят в море
Во вселенную море волны катит
Вселенная содрогается

Прогуливая школьные занятия, Мара с Эрико часами бродили по городу в поисках Юки, день за днем, неделю за неделей. Когда хватились, обеих серьезно наказали, вообще перестали пускать на улицу, и Эрико сильно разозлилась. Неужели родители не хотят, чтобы Юки была найдена?

Как-то она связалась с Марой по «скайпу», они раздраженно обсуждали сложившуюся ситуацию, как вдруг в спальне Мары появилась Юки, сама Юки! Мара продолжала болтать, как ни в чем не бывало, не замечая, что та стоит у нее за спиной, глаза пылают, изо рта торчат блестящие клыки. Эрико закричала, беги, Мара, тебе грозит опасность, скорей, abunai…[91]

Но Юки уже схватила Мару сзади за шею и швырнула ее на пол. Потом вампирша, которая еще недавно была их верной подругой, склонилась над девушкой и, не давая ей подняться, перервала клыками горло.

Эрико закричала и никак не могла остановиться. А Юки-вампирша приблизила окровавленное лицо к экрану и, глядя прямо Эрико в глаза, плотоядно ухмыльнулась. Клыки ее были похожи на наманикюренные красным лаком ногти.

А потом экран погас.

Эрико все рассказала родителям. Она рассказывала об этом всем, кто не отказывался ее слушать. Но семья Сакамото скоро убедилась, что подобные публичные разговоры влекут за собой только неприятности. Мать Эрико обнаружила свою любимую и куда-то пропавшую кошку Некко мертвой в сточной канаве за домом. С первого взгляда видно было, что животное умерло не своей смертью. А потом на двери их дома появилось кровавое пятно в виде отпечатка ладони.

А полиция палец о палец не ударила, чтобы как-то помочь им.

Потом к ним пришел отец Мары; от горя он был похож на тень. И он узнал, что, оказывается, в элитных самурайских семействах уже много веков назад готовили воинов, которых называли «кариуудо»,[92] которые должны были вести незримую войну против демонических «киуукетсуки» — вампиров, не щадивших ни императоров, ни крестьян. В те времена вампиры еще прятались от людей; так же точно скрывали в тайне свою деятельность и эти воины-охотники.

У Эрико был брат по имени Кендзи, и он без особого энтузиазма согласился пойти тренироваться в расположенный неподалеку спортивный зал. Эрико умоляла родителей, чтобы ей разрешили тренироваться вместо него. Кендзи облегченно вздохнул и сказал родителям, что ему все равно.

Но отец отказал ей. Тренироваться должен Кендзи. Кендзи его сын.

А Эрико — всего лишь дочь.

Она сама не понимала, почему это так ее потрясло. Какому-нибудь «дайдзин», иностранцу, может показаться, что за несколько веков отношение к женщине в Японии изменилось, но поведение отца вполне укладывалось в строгие рамки традиции. Она все-таки попробовала записаться на тренировки, но сенсей — учитель киотской школы — сказал, что она пришла зря. В охотники за вампирами идут не для того, чтобы отомстить за смерть одного человека.

Но Эрико узнала, что подобная школа существует и в Испании. И что туда принимают не только испанцев. Тогда она в знак траура подстригла волосы, а в знак протеста отправилась в Испанию, поступила в школу Саламанки; на тренировках работала усерднее самого Джеми О'Лири, а училась лучше самой Скай Йорк, выкладывалась, не жалея себя, и каждую минуту помнила, как погибла бедная Мара, помнила сатанинский смех Юки, и ей казалось, что сможет отдохнуть, только когда перебьет всех вампиров на земле.

Кендзи стал Киото, Великом Охотником. Через полгода Эрико была избрана Великим Охотником Саламанки, а три дня спустя, ночью, брат насадил Юки на свой кол. Отец сообщил об этом Эрико по электронной почте и велел возвращаться домой. Ее подруга отомщена. Но Эрико уже не могла бросить учителя и свой отряд, хотя, выпив эликсир, она заняла среди японских самураев достойное место, по крайней мере, в своих мыслях.

Именно в это время Эрико стала исповедовать буддизм, в католической стране, окруженная огромными статуями и пышным великолепием церкви. Она раздарила свои шотландские юбочки, розовую сумочку с надписью «Hello Kitty», тетрадки с яркими наклейками, и теперь одевалась только в черное.

Но ей все равно чего-то не хватало. Эрико не знала, как это объяснить, да и не пыталась. Отец Хуан сделал свой выбор, указав на нее, но Эрико не могла избавиться от чувства, что он сделал ошибку. Она не ощущала себя по-настоящему Великим Охотником, истинным самураем. Эрико много думала об этом: уж не потому ли, что Кендзи сделал за нее то, что должна была сделать она? Но она ни за что не смогла бы пронзить сердце Юки колом.

— Наши ряды сильно поредели, — сказал Марк, помогая бабушке готовить к обряду алтарь «вуду» и вернув ее в настоящее.

Уже прошло два часа, как опустилась ночь, выставили часовых, Бернара и Джеми.

— Год назад на место каждого убитого в бою к нам приходило двое добровольцев. Еще есть люди, которые ненавидят вампиров, но они потеряли надежду и не верят в нашу победу. Живут по инерции, стараясь не высовываться.

Он посмотрел на Эрико, словно хотел спросить ее о чем-то. В руках у него был череп какого-то животного — очень странный череп, подумалось ей.

— А ты как? — спросил он, устанавливая череп на алтаре. — Веришь, что мы победим?

— Не об этом я думаю, — ответила она. — Каждый день я просыпаюсь с надеждой убить еще одного вампира. Других мыслей у меня нет.

— Да что ты!

Эрико видела, что он глубоко огорчен; ей и самой было горько. Она давно уже привязалась к ребятам из отряда, но сейчас у нее было такое чувство, что она и их в чем-то подвела, как когда-то подвела Мару, покинув ее в беде. Может быть, отец прав, и она взялась не за свое дело.

«Нет, за свое», — упрямо подумала она.

Вдруг мышцу на руке у нее свело, и она сморщилась от боли.

— Что с тобой? — спросил он.

— Зачем так много костей? — спросила Скай у Алис.

Марк с восхищением и слегка настороженно посмотрел на Скай. Кажется, он успел в нее влюбиться. А может, просто сексуально озабочен. Скай не обратила на это внимания, она была поглощена тем, что делает Алис. Губы Эрико скривились, задрожали; классическая Белая магия Скай не включала в себя приемов «вуду».

— Сама не знаю, милая, — ответила Алис, раскладывая их по столу. — Я знаю только одно: они мне нужны. Когда у меня все как следует, мои «лоа» обязательно придут.

— Твои «лоа», — повторила Скай, глядя через ее плечо на Эрико.

Эрико промолчала. Скай сжала губы и повернулась к ней спиной.

вернуться

91

Опасный (яп.).

вернуться

92

Охотник (яп.).

69
{"b":"221947","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как вырастить гения
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Воспоминания торговцев картинами
Сандэр. Ночной Охотник
Ветер над сопками
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Зона навсегда. В эпицентре войны
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Пропавшие девочки