ЛитМир - Электронная Библиотека

После того как вампир выложил все, что знал, с ним не церемонились, проткнули колом, и все дела. Антонио из темного угла смотрел, как этот незадачливый искатель приключений кричал, на коленях умоляя пощадить его. А через три секунды от него осталась только кучка праха.

Охотники устроили совещание. Борцы за свободу Нового Орлеана сделали то же самое. Потом командиры встретились за длинным, шатким столом трапезной. Эрико сидела прямо напротив Марка. Отец Хуан занял стул по правую руку Эрико, а Бернар исполнял роль советника при Марке.

Через некоторое время Эрико и Марк отодвинули стулья и вернулись каждый к своим людям. Отец Хуан извинился и вышел из комнаты. Охотники стояли рядом с парадной дверью; Джеми прислонился к стене, закинув голову назад с таким видом, будто ему все это смертельно надоело. И только когда увидел, что Эрико направляется к ним, опустил голову.

— Ну, что, договорились? — спросил он.

— Hai, — ответила Эрико. — Марк отвезет нас обратно в город. Весь наш отряд и ядро «своих»: Бернара, Сюзи и Мэтта. Вместе мы идем смотреть парад, а потом наш отряд откалывается и выдвигается к новому логову Авроры.

— А остальные остаются глазеть на парад, так, что ли? — спросил Джеми.

— Hai.

Она минуту поколебалась, а потом продолжила:

— У Марка с его людьми другие цели. Сопротивление хочет воспользоваться удобным шансом и нанести врагу как можно больший урон. Надеются, что народ поднимется и поможет им.

— Зрители, что ли? — спросил Холгар; казалось, он не совсем понял, о чем речь.

— Hai, — кивнула Эрико. — А мы в это время спасаем Хеду.

Щеки ее порозовели.

«Она не считает, что это наша главная цель, — поняла до глубины души потрясенная Дженн. — Она хочет помочь Марку».

— В зависимости от ситуации, Антонио может в одиночку проникнуть к ней в логово, — добавила Эрико.

Антонио кивнул.

— Нет! — выпалила Дженн.

— Дженн, он же вампир, — сказал Холгар.

— Не мог бы ты сказать это чуть погромче? — проворчал Джеми.

— Я пойду вместо него, — возразила Дженн. — Позвольте пойти мне. Она же моя сестра.

— Аврора тебя знает, — сощурившись, сказала Эрико. — А Антонио нет.

— Ну, как, все готовы? — спросил, подходя к ним, Марк. — Мы идем одеваться и брать оружие — мы будем вооружены — и…

Вошел отец Хуан, и он замолчал. Лицо священника словно окаменело, щеки были мертвенно бледны. Рядом с ним стоял молодой человек, шею его облегал воротничок священника.

— Это отец Гилберт, — представил его отец Хуан. — Священник, который связал нас с отрядом Марка.

— Здравствуйте, — сказал отец Гилберт.

Дженн сразу подумала, что он совсем не похож на священника, слишком молод. Но лоб его пересекали морщины, а лицо казалось напряженным.

— Я прибыл за вашим учителем, потому что получил тревожную весть.

Он повернул голову к отцу Хуану, и тот мрачно кивнул.

— Мне надо возвращаться в Испанию, — сказал он. — Немедленно.

ГЛАВА 18

На коленях стоит человек.
В нашей власти теперь он навек.
Лижет нам сапоги и виляет хвостом,
В собственной смерти не волен притом.
Молите ж теперь, чтобы дали вам жить,
Сулите, еще что можете предложить.
Ответим мы смехом и твердым нет.
Прощай, человечество — вот наш ответ.

Новый Орлеан

Охотники Саламанки, бойцы Сопротивления и Проклятые

По улицам города, направляясь к Французскому кварталу, мчался фургон; в нем сидели охотники отряда Саламанки в полном составе и Марк с тремя своими бойцами. Антонио было очень страшно. Этого чувства он не испытывал уже очень давно. Настал момент, когда отряд не может без него обойтись, а он терял самообладание и не мог взять себя в руки; почему это происходило, Антонио и сам не понимал. Тут действовали какие-то темные, магические силы, которые имели большую, чем он сам, власть над вампирической частью его существа.

Скай и Алис вместе с отцом Хуаном провели магические обряды, призванные защитить фургон и сидящих в нем от сил зла, замаскировав его под грузовой. Отец Хуан произнес заклинания из незнакомого Антонио арсенала сокровенных и тайных знаний. Ассортимент заклинаний и магических формул, которыми он пользовался, был уникален и принадлежал только ему одному.

Ворожба оказалась нелегкой, и отец Хуан много чего наговорил на латыни, которую понимал один Антонио; ему было бы стыдно переводить ее на другой язык. Отец Хуан подтвердил, что против них действует какая-то магическая сила, но было ли это дело рук Папы Доди, он доказать не смог. Он также не знал, были ли это заклинания «вуду», или Белой, Черной или Темной магии. «Лоа» Алис тоже молчал по этому поводу. Когда работа в конце концов была завершена, все шестеро охотников, а также Марк с тремя бойцами — Мэттом, Сюзи и Бернаром — протиснулись в фургон. Остальные бойцы поедут отдельно и, подъехав к границам Французского квартала, объединятся с другими ячейками города. Огнестрельное оружие было тщательно спрятано, а охотники-саламанкийцы все, что нужно для рукопашного боя, как всегда, имели при себе.

Антонио не знал, как Марк связался с другими ячейками, но сейчас ему было не до этого, другие мысли одолевали. Он изо всех сил пытался подавить в себе жажду крови, сознавая, что в любой момент может преобразиться в натурального вампира, с горящими глазами и острыми, как бритва, клыками, готового наброситься на человека.

Отец Хуан тем временем, покинув дом Алис, ехал в сторону международного аэропорта Нового Орлеана имени Луи Армстронга; во всяком случае, он собирался подобраться к нему как можно ближе. Отец Гилберт отбыл так же тихо и незаметно, как прибыл, твердо оставаясь при своем мнении: в происходящие события ему вмешиваться нельзя.

Улицы Французского квартала, по которым должны были проходить парады, были перекрыты, транспорт туда не пускали. После нескольких быстрых вопросов на автозаправочной станции они выяснили, что парад, устраиваемый так называемым Клубом Крови, должен начаться в восточной части квартала, на Франклин-авеню. Марк постарался подогнать машину как можно ближе и свернул в узенький переулок, где находился покинутый жителями многоквартирный комплекс (таких здесь было довольно много), и небольшой отряд вышел из фургона. На кирпичной стене спреем была выведена надпись крупными буквами: «Вампиры, кровососы, убирайтесь к чертям, проклятые». Марк мрачно усмехнулся.

Было семь часов, обеим группам пора было разделиться. Задача Марка: убить как можно больше вампиров. Задача бойцов Саламанки: спасти Хеду Лейтнер. Совместная задача: существенно изменить ситуацию в городе.

— Bonne chance,[101] — пожелал Марк удачи Эрико и остальным охотникам.

Группа Марка планировала примерно в миле от этого места встретиться с еще одной ячейкой, действующей в городе. Остальные присоединятся к ним. На секунду сощурив глаза, он задержал взгляд на Антонио, перевел его на Скай, и черты его смягчились: в помощь бойцам Сопротивления колдунья творила заклинание.

— Наш удар отвлечет внимание от вас, — сказал Марк.

Он сделал глубокий вздох, и Антонио увидел на его лице решимость воина, идущего в смертельный бой. Это чувство было ему знакомо. Он сам когда-то был бойцом «маки» и каждую ночь знал, что судьба его находится в Божьих руках. Но операции, в которых он участвовал, по степени риска были неодинаковые. Возможность умереть порой становилась вероятностью. Марк и его товарищи сейчас шли на дело, где вероятность была весьма велика.

— Banzai,[102]  — сказала Эрико, кланяясь и напутствуя четверку: Марка, Бернара, Сюзи и Мэтта.

вернуться

101

Удачи (фр.).

вернуться

102

Банзай — буквальный перевод — «тысячу лет жизни» (яп.).

76
{"b":"221947","o":1}