ЛитМир - Электронная Библиотека

Японцы традиционно преклоняются перед камикадзе, воинами, готовыми в любую минуту умереть за свое дело. Все четверо поклонились в ответ, и Марк ниже всех.

— За мной! — приказала Эрико своим бойцам.

По одному и разбившись на пары, чтобы не привлекать внимания, они двинулись вперед. На охотниках не было ни защитных жилетов, ни курток, ничего, что могло бы привлечь к ним праздное любопытство.

Ник рассказал, что теперешнее логово Авроры располагалось на Декатур-стрит, возле кафедрального собора. Как раз здесь будет проходить маршрут парада крюдюсанов,[103] и охотники должны добраться туда через полчаса после начала парада, в восемь часов.

Вье Карре — так по-французски называли Французский квартал — был украшен зелеными и фиолетовыми гирляндами, блестящими нитками бус и перьев, протянутых поперек улиц и вдоль балконов. Улицы были битком забиты толпами народу, многие в полуодетом виде — или в полуголом, это как посмотреть — одни в черной коже, другие в джинсах, рубашках, бейсболках, ковбойских шляпах. У многих пластмассовые стаканчики с пивом. А вверху, на балконах, полуголые женщины выставляют напоказ свои прелести, задирая и без того тоненькие майки и получая за свой стриптиз нитки золотистых бус.

Две телки, одна в рыжем, другая в фиолетовом парике, под одобрительные вопли и улюлюканье зевак исполняли танец живота прямо посреди толпы. Четверо мужиков в костюмах Санта-Клауса пустились с ними в пляс.

Но чувствовалось, что многое в этом веселье было аффектировано, натужно и неестественно, словно люди не веселятся от души, а выступают на сцене, участвуют в каком-то шоу. Улыбки на лицах нарисованы, все непрерывно и много пьют. Дженн вдруг увидела, что какая-то женщина отвернулась и заплакала. Мужчина обнял ее, склонился к ней, словно урезонивал в чем-то. Все еще всхлипывая, женщина вытерла слезы, взяла протянутое пиво и выпила его залпом.

Но другие, казалось, были искренне веселы и счастливы. Даже очень. В целом все было похоже на всеобщее безумие.

— Гляди-ка, — пробормотала Дженн.

Антонио посмотрел в ту сторону, куда она указывала. Вверху, на одном из балконов за толпой наблюдали четверо вооруженных до зубов, в шлемах и полном боевом снаряжении полицейских Нового Орлеана; на каменных лицах не было и тени улыбки. На другой стороне улицы, на расположенном прямо напротив балконе стояли еще трое, также экипированных и готовых к бою.

В общем, все верхние этажи раскрашенных во все цвета радуги кирпичных домов были забиты вооруженными силами правопорядка. И в каждой группе полицейских имелись специальные люди с видеокамерами и мобильными телефонами, которые снимали все, что происходит на улицах. И люди внизу знали это. Они смеялись, пили и веселились, но мало кто осмеливался поднять глаза и посмотреть вверх.

— Avestmces, — пробормотал Антонио. — Страусы.

— Как же мы будем работать в такой толпе? — спросила Дженн, прижав губы к его уху.

Он сразу отшатнулся, чувствуя, что снова вампирская сущность его лезет наружу. Повернувшись кругом, он нашел взглядом Скай, стоящую возле следующего дома.

— Давай за мной, — сказал он Дженн и, пробиваясь сквозь толпу, поспешил к колдунье.

Полупьяные пешеходы, глядя на него, переглядывались, смеялись, и подбадривали, другие поспешно глотали пиво и уступали дорогу. Ясно было, что они не понимают, настоящий он вампир или ряженый.

Антонио протолкался к Скай. Увидев его, она раскрыла рот, и он потряс головой.

— Послушай, можешь хоть что-нибудь сделать? Если люди Марка увидят меня в таком виде…

— Не знаю.

Она поводила руками и зашептала на каком-то древнем, незнакомом ему языке. Тело его расслабилось, но это тоже обеспокоило его: сейчас надо быть в состоянии готовности ко всему.

— Не сопротивляйся, — сказала она. — Вот так.

Клыки втянулись обратно. Жара в глазах он тоже больше не чувствовал.

— Ох, спасибо, век не забуду, — сказал он.

Рядом с ним откуда-то вынырнула Эрико. Она подняла брови.

— Схожу на разведку, — сказал он. — Проверю, кто у них там в логове.

Она едва заметно кивнула.

— Удачи, Антонио.

Голос ее звучал довольно сдержанно. Она все еще не доверяла ему.

Он повернулся и заметил в толпе Дженн. Она занималась прической, собирала рыжие кудри в пучок, чтобы подвязать хвостиком. Руки ее заметно дрожали. Сердце ее стучало так быстро, что он испугался: не дай Бог, с ней случится сердечный приступ. Антонио долго не мог оторвать от нее глаз. Возможно, он видит ее в последний раз.

— «Te amo, — думал он. — Я люблю тебя». Но не сказал этих слов вслух. Он уже чувствовал, что заклинание Скай слабеет, так силен был в нем инстинкт выпустить зверя из бездны своего существа.

Не отрывая от него взгляда, Дженн закусила губу и кивнула. Хотела ли и она сказать ему: «Я люблю тебя»? Возможно. Он никогда этого уже не узнает.

Оставив Эрико и Скай, он стал пробираться сквозь толпу. Холгар уже был возле следующего многоквартирного дома напротив. Антонио обернулся и увидел, что рядом с Дженн шагает Джеми. Его вдруг охватил приступ ревности.

Он посмотрел на номер следующего дома и двинулся через улицу. По узенькой улочке между креольским ресторанчиком и киоском с масленичными сувенирами удобнее всего было попасть в новое логово Авроры; по-видимому, она ничего не боялась и нахально расположилась в кирпичном здании, на котором висело объявление «Помещение готово для немедленного въезда».

Едва он ступил на мостовую, улица словно обезумела.

Дикая музыка и страшный грохот раскололи вечер на тысячи мелких осколков: на десятки голосов завывала каллиопа,[104] фальшиво и неблагозвучно. Оглушительные взрывы потрясли воздух, словно кто-то выпалил из десятка пушек, и на головы зрителей чуть не попадали яркие праздничные украшения; все, кто здесь был, закричали в один голос. Посередине улицы заклубились волны красного тумана; конные полицейские рысью тряслись по обеим сторонам разворачивающейся толпы и осаживали людей назад. Толпа в замешательстве повиновалась, большинство людей знали, как себя вести во время праздника: когда проходит парад, надо стоять на тротуаре.

Вдруг ожили десятки громкоговорителей:

— Мадам и месье, леди и джентльмены, настало время отпраздновать нашу Масленицу в настоящем вампирском стиле! Представляем вам «Krew du Sang», Клуб Крови!

И вдруг, словно материализовавшись из вечернего воздуха, прыгая и пританцовывая, в самой середине улицы зашагала шумная компания вампиров в гротескных масках, изображающих лица, искаженные отчаянной жаждой крови — их было не менее двадцати. Женщины были одеты в изысканные бальные платья традиционных фиолетовых и зеленых расцветок, мужчины в тщательно подобранные по цвету и покрою пиджаки с брюками, на головах у всех напудренные белые парики, как у придворных эпохи французской королевы восемнадцатого века Марии-Антуанетты. Они швыряли в толпу зрителей какие-то предметы, и многие наблюдали за этим, застыв от ужаса. Но верховые полицейские строго следили за порядком, и, делать нечего, публика натужно улыбалась, слышался даже чей-то смех, и руки словно сами тянулись к летящим в толпу бусам и побрякушкам — чаще всего это были нитки с нанизанными на них серебряными и золотыми вампирскими клыками. Антонио подобрал парочку и вдруг с ужасом понял, что это вовсе не вампирские клыки, а настоящие, обработанные специальным образом, заточенные под клыки человеческие зубы.

Потом появилась первая платформа, по сторонам которой вращались спирали алых роз с серебристыми полумесяцами; ее украшал плакат, на котором было написано: «И мы там были!»

На платформе воссоздавалась парижская бальная зала с подвешенными серебряными и хрустальными люстрами в стиле барокко. Мерцающим пламенем горели язычки свечей, и красный дым вился вокруг танцующих, одетых так же, как и вампиры, шагающие впереди. Под нежные звуки клавесина танцевали менуэт.

вернуться

103

От фр. — Crewe du Sang — «Клуб Крови».

вернуться

104

Каллиопа — паровой орган, использующий локомотивные или пароходные гудки. Название инструменту дано по имени древнегреческой музы Каллиопы (букв. «Прекрасноголосой»). Отличается громким, пронзительным звуком и не позволяет регулировать громкость — только высоту и длительность.

77
{"b":"221947","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Индейское лето (сборник)
Метро 2035: Питер. Война
Первому игроку приготовиться
Шаг над пропастью
Удочеряя Америку
Крыс. Восстание машин
Плейлист смерти
Три версии нас
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле