ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убить пересмешника
Пустошь. Возвращение
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Темные тайны
Сетка. Инструмент для принятия решений
Отчаянная помощница для смутьяна
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика

Но теперь, когда Проклятые вели войну против всего человечества, что-то должно было измениться. Отец Хуан с помощью сложной системы перегонки получал магическую эссенцию, но ее было достаточно лишь для одной дозы упомянутого священного эликсира, способного сделать человека почти таким же сильным, как и Maldito, а также почти таким же быстрым. И он вручил пузырек с эликсиром Эрико, которую особым декретом избрал Великим Охотником.

Но потом он нарушил многовековую традицию и в поддержку действий против древнейшего врага придал Великому Охотнику в подчинение отряд воинов, пять специально отобранных выпускников, которых отныне станут называть просто охотниками, с маленькой буквы. Весь остальной мир еще мало что знал об этих достойных воинах и не видел большой разницы между Великим Охотником и просто охотником.

Но для пятерых, избранных в помощь Эрико, разница была огромной. Остальные девять бойцов могут остаться при школе, если изъявят желание тренировать следующий набор из девяноста студентов.

Когда Джеми понял, что Великим Охотником избрали не его, он чуть не лопнул от ярости. Скай побледнела, насколько позволяла ее бледная кожа. Ее, конечно, напугала перспектива драться с вампирами без поддержки элексира. Холгар внешне воспринял новость спокойно, заявив, что с эликсиром или без него, он все равно доволен возможностью «от души рвать в клочья столько клыкастых, сколько потребуется».

Вампир Антонио и не ожидал, что его изберут Великим Охотником, он уже знал от отца Хуана, что тот набирает отряд. Позже Антонио признался Дженн, что сам напросился к ней в напарники, чтоб всегда, в случае чего, мог прикрыть ее от опасности.

А что касается самой Дженн… когда выбрали Эрико, она понимала, что и не ждала, что ее изберут — но в глубине души это было не так. Для нее это был удар. В сущности, она лгала самой себе. Она просто не верила в себя, но верила в дело, которому они служат.

— Ты здесь в отряде неслучайно, — сказал ей отец Хуан. — У каждого из вас свой путь. Каждый из вас — луч света в этом мраке нового Средневековья. Кто-то светит ярче сейчас. Для кого-то поначалу ветер будет казаться слишком холодным, зато потом…

Он замолчал и благословил ее и остальных тоже, несмотря на то, что только двое из них верили в силу католического благословения.

Отец Хуан выдал им снаряжение и оружие, и для них началась новая жизнь. Теперь они — охотники.

Ах, как бы ей хотелось, чтобы отец понял ее! Что бы он сказал, видя ее теперь, видя перед собой настоящего воина, каким она стала? На глаза ее навернулись слезы.

«Только не теперь», — подумала она, сжимая кулаки. Она стала думать о сильных людях, встретившихся ей в жизни: о дедушке, которого они звали «папа Че», в честь его кумира, борца за свободу Че Гевары. Об Антонио.

Но ведь Антонио — не человек.

— Дженн! — позвал Антонио.

Она перевела взгляд на него, смущенная тем, что он так легко читает ее мысли. Он всегда знал, когда в душе ее происходит борьба, когда она мучительно решает какую-то личную проблему.

Дженн пожала плечами.

— Все в порядке, — отозвалась она.

Этими словами она всегда давала понять, что не хочет говорить, о чем она думает.

— Bien, — сказал Антонио; он все понял.

Он продолжал смотреть на нее; лицо его освещали лампочки приборной доски. Она никак не могла понять: неужели он читает ее мысли или может даже заглянуть в самое сердце? Может быть, вампиры способны на это? Людям про них мало что известно.

Про Антонио Дженн почти ничего не знала. Но не сомневалась в одном: когда он шептал ее имя, она видела, что он ее по-настоящему любит.

Через какое-то время усталость и теплая печка в кабине сделали свое дело: она задремала. Ей снилась поездка, которую они предприняли всей семьей в Биг Сур[10] еще до войны с вампирами, снилось, как, взявшись с сестрой за руки, они идут по песчаному пляжу, не заходя в воду, и волны накатываются на берег.

— Тут водятся акулы, — предостерегала она во сне младшую сестренку.

— Дженн, приехали, — прошептал Антонио.

Она вскинула голову: машина проезжала через кованые ворота университета. На высоких аркообразных стенах их встречали статуи святых. В лунном сиянии блестели кресты, водруженные шесть лет назад, чтобы отпугивать вампиров. За стенами, украшенными витиеватой лепниной, мирно спали студенты нового набора. А может, и не спали, зубрили, готовясь к экзаменам по введению в руководство боем, испанскому или парапсихологии, которую им читал синьор Сузи, самый фантастический человек из всех, кого довелось знать Дженн. Завтра на занятиях с молодыми студентами Дженн должна проводить спарринги по простейшим приемам «крав-маги»;[11] эти студенты с успехом могли бы заменить любого или даже всех членов ее отряда… если бы им удалось живыми закончить Академию.

Антонио поставил машину недалеко от часовни. Навстречу им по ступенькам спустился отец Хуан в традиционной одежде священника и с цепью на груди. Он был аккуратно подстрижен, в иссиня-черных волосах его серебрились седые прядки.

— Эй, отец, слышишь, у меня есть к вам пара ласковых, — чуть ли не прокричал Джеми ему в лицо, но священник прошел мимо. — Они знали… эй, вы слышите?! — Джеми уже орал во весь голос.

Холгар вышел из машины, придерживая перед ней дверцу. Расправляя члены, Дженн нахмурилась, видя, что отец Хуан подошел к фургону. Обычно он встречал их в самой часовенке, чтобы благословить после боя и помолиться вместе, поблагодарить Господа за то, что они живы и невредимы. Теперь он подошел к открытой дверце машины; лицо его было мрачным.

— В чем дело, падре? — спросил Антонио, пытаясь заслонить собой Дженн.

— Дженн, мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз, — угрюмо сказал отец Хуан.

Дженн бросила взгляд на Антонио; похоже, он был озадачен не меньше, чем она сама.

— О чем? — робко спросила она, выбираясь из машины и следуя за священником.

Мысли ее лихорадочно путались. Неужели Эрико сообщила ему, что Дженн растерялась во время боя? Хочет сказать, что исключает ее из отряда, потому что на нее нельзя положиться? Или что Антонио — предатель?

«Нет, нет. Этого быть не может».

Возле большой каменной статуи Сан-Хуана де ла Круса отец Хуан остановился, повернулся и положил руку ей на плечо. Дженн подняла голову, заглянула в его темно-карие глаза, и ее охватил страх.

— Что случилось? — прошептала она, еле ворочая вдруг пересохшим языком.

Антонио смотрел на Дженн и отца Хуана, отключив сознание от гневной тирады Джеми и попыток Скай умиротворить его; он полностью сосредоточился на беседе девушки и учителя. Плевать на всякие деликатности, плевать, что он подслушивает чужой разговор! Такие понятия, как учтивость или неучтивость, не должны мешать работе.

А работа его заключалась в том, чтобы уничтожить как можно больше вампиров.

И еще в том, чтобы уберечь Дженн от любой опасности.

Хотя бывали ночки, когда он думал, что наибольшая опасность ей грозит не от вампиров, на которых она охотилась, а от него самого, вампира, на которого она не охотится. Когда они целовались в Куэвас, он испытал к ней страшное вожделение. Оно хлынуло на него, как потоп, наполнив все его существо глубинной потребностью по-настоящему ощутить ее вкус, проглотить ее целиком, досуха высосать из нее всю кровь.

Воспоминание только усилило жажду, и он ощутил, как острые клыки уперлись в нижнюю губу.

— Мне жаль говорить об этом, — слушала тем временем Дженн отца Хуана. — Но дело касается твоего деда. Сердечный приступ, неожиданно. Звонила бабушка, справлялась, как у тебя дела. Родственники хотят, чтобы ты приехала на похороны.

«Господи, Дженн», — подумал Антонио, перекрестившись.

Он знал, что она обожает своего папу Че. Ведь во многом благодаря ему она и поступила в Академию.

вернуться

10

Биг Сур — малозаселенный район Калифорнии с живописными пейзажами, где высокие скалы отвесно обрываются прямо в Тихий океан.

вернуться

11

Крав-мага (ивр. «контактный бой») — разработанная в Израиле военная система рукопашного боя, делающая акцент на быстрой нейтрализации угрозы жизни. Принята на вооружение израильскими силовыми структурами.

9
{"b":"221947","o":1}