ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Верховная Мать Змей
Заплыв домой
Полночное солнце
Циник
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Под сенью кактуса в цвету
Отель
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга

- Тобой не брезгую.

- Ну слава Богу!

В спальне Глеба было на удивление уютно – ничего лишнего, никаких рюшечек и салфеточек, так раздражавших Никиту в этом доме. Помимо самой необходимой мебели – кровати, шкафа и тумбочки, только однотонный ковер на полу и картина с какой-то абстракцией на стене. И кровать, застеленная чистым бельем, оказалась довольно удобной, а подушка привычно пахла любимой туалетной водой Глеба. А когда уже через пять минут Глеб заснул, свернувшись клубочком, с абсолютно счастливым выражением лица, Никита окончательно смирился с новой реальностью.

@@@

- Что у вас тут творится? – это было первое, что произнесла Таша, входя в дом. – Как можно было устроить такой бардак за один вечер?! Привет, Ники.

- Привет, — засмеялся Ник, целуя тетушку в щеку. – Как же я рад тебя видеть! Я уже вешаюсь в этом склепе!

Глеб уехал час назад, и все это время Никита слонялся по этажам, не зная, куда приткнуться.

- Надо же, какое совпадение вкусов, — хмыкнула Таша. – Мне тоже здесь не очень нравится. Но если выкинуть все эти цветочки, коврики и статуэтки, и повесить пару нормальных картин, будет не так уж плохо, поверь. Ну и трусы по комнатам разбрасывать не стоит!

Она выразительно посмотрела куда-то в сторону дивана. Никита проследил за ее взглядом, ойкнул и полез доставать из-под кофейного столика Глебовы семейники. Была у любимого такая привычка раздеваться по пути в душ, оставляя за собой вереницу одежды.

- И где наше сокровище?

- В офис уехало.

Таша удивленно подняла брови, Ник пожал плечами:

- Не знаю! Сказал – работать. В чем именно это будет выражаться, я без понятия. Меня вот на хозяйстве оставили. Как примерную жену.

- Как я понимаю, оно уже в полном порядке?

- Да как тебе сказать. Ходит с палочкой, но может и без нее при желании. Рвется на сцену. Отъелся. Да сама увидишь, он обещал скоро вернуться.

- Зато ты худющий, смотреть страшно. Совсем он тебя измотал. Ну-ка пошли на кухню, я тут из дома пирогов привезла, разогреем. Чай-то хоть в запасах Ирмы Владимировны имеется?

- Понятия не имею, я по ее шкафам не лазал.

Таша хмыкнула и решительно направилась на кухню. Пока пили чай, Никита рассказывал про реабилитационный центр, про то, как Глеб встал с кресла и про концерт в Тель-Авиве.

- И теперь он надеется, что здесь будет то же самое – приглашения, выступления, успех у зрителей, — закончил Ник. – А я сомневаюсь, если честно.

Таша задумчиво кивнула.

- Не лезь. Пусть сам разбирается. Может и правда еще все наладится.

- Ну да, и скоро я окончательно превращусь в Ирму. Сиди дома, молчи, никуда не выходи, только плюшки осталось начать печь и салфеточки вышивать. Как она, кстати?

Таша подавилась чаем.

- Кто? Ирма? Ты еще спрашиваешь? Тебе правда интересно?

- Почему нет? Я не хотел, чтобы так все получилось. И мне ее жалко.

- Ник, тебе нимб на уши не давит? Она на развод подала, и это тоже попало в газеты, кстати! Хорошо еще Глеб не знает, надеюсь, ему не сообщат.

- А что ей оставалось делать? По-моему, это логично.

- Ничего в этом логичного нет! Не принято у нас сор из избы выносить. Ну жили бы по разным домам, разводиться зачем? Знаешь, сколько раз Кароль со своей Тиной расходился? Раз пять точно. Потом сходились, и никогда в прессу ни слова не попадало! Я не к тому, что Глеб к Ирме вернется, ты не подумай. Я к тому, что она ведет себя неправильно. В нашем кругу так не принято.

Никита молча курил. Глеб вчера даже снял свой запрет на курение в доме – видимо любимый очень хотел, чтобы Нику тут было комфортно. Ни о чем он не думал. А Ирму и правда было жалко. Куда она теперь денется? Глеб был всем в ее жизни. Для кого теперь готовить диетические запеканки и вышивать крестиком?

Таша помогла Никите разобрать вещи, которые Глеб вчера свалил кучей в шкафу, рассортировала чистое и грязное, показала, как пользоваться мудреной Ирминой стиралкой, даже провела ликбез по стирке концертных рубашек и чистке костюмов. В какой-то момент у Никиты возникло желание взять блокнотик и все записать по пунктам. Он и предположить не мог, что тут столько тонкостей: и воротники нужно отглаживать, и в химчистку каждый раз пиджаки сдавать, и брюки гладятся совершенно по-особому. Впрочем, брюки он вообще гладить не умел, джинсы же не мнутся.

- А в целом, не заморачивайся, — подытожила Таша. – Пиджаки в химчистку, брюки пусть сам гладит, главное – чтобы свежие рубашки на каждый день были. А дом убирать найми клининговую службу, я тебе дам телефон. А то правда в жену превратишься. И найди себе нормальное дело. Не за компьютером, а такое, чтобы из дома уезжать.

- А Глеб?

- Что Глеб? Он, к счастью, больше не беспомощный инвалид, сиделка ему не требуется. Вот увидишь, у вас еще лучше отношения станут, он начнет больше тебя ценить. Хочешь, я с Ромкой поговорю, чтобы он тебе с практикой помог?

- Опять? Он уже помогал. Спасибо, Таш, но психологом я работать не хочу. Мне одного пациента выше крыши хватает. Сам что-нибудь придумаю.

За обсуждением этой без сомнения увлекательной, но тяжелой для Никиты темы их и застал вернувшийся Глеб Васильевич. Любимый сиял как начищенный пятак.

- Меня пригласили на ток-шоу! Центральный канал! Эфир в прайм-тайм! Съемки завтра! – с порога сообщил он. – Здравствуй, Ташенька.

- Ну надо же, заметил.

Таша внимательно его разглядывала, задержалась взглядом на трости, но никак ее не прокомментировала.

- Что за шоу? Какая тема?

- Не помню, — беспечно пожал плечами Глеб. – По-моему, что-то бабское. Из серии «Между нами, девочками». Да какая разница? Прайм-тайм! Вся страна смотреть будет! А меня в этом доме кто-нибудь покормит? Мне еще вечером на работу.

- Куда? – возмутился Ник. – Ты же обещал себя беречь! Мы не успели приехать, ты по Москве круги наматываешь!

- Ну прости, мой хороший. Тусовочка вечером намечается, у Палки День рождения. Вечеринка в клубе на Маяковке. Черт, название тоже забыл. Ну Игорь помнит, он меня везет.

- У чего, прости, День рождения? – мрачно уточнила Таша, отрезая ему пирога и ставя чайник. — Какой Палки?

- Певица такая, модная, Палкой зовется, — с набитым ртом сообщил Глеб. – Чего вы так на меня смотрите? Не я ее продюсер, не я ей сценическое имя выбирал.

- Это понятно, а зачем ты идешь на ее День рождения? – вкрадчиво уточнил Никита.

- Потому что позвали. А я сейчас не в том положении, чтобы отказываться.

32
{"b":"221948","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Сновидцы
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Черный кандидат
Бумажная принцесса
Ищи в себе
Хроники одной любви
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики