ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовница
Принципы. Жизнь и работа
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Царство льда
Текст, который продает товар, услугу или бренд
На грани серьёзного
Беглая принцесса и прочие неприятности. Военно-магическое училище
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры

- Тобой не брезгую.

- Ну слава Богу!

В спальне Глеба было на удивление уютно – ничего лишнего, никаких рюшечек и салфеточек, так раздражавших Никиту в этом доме. Помимо самой необходимой мебели – кровати, шкафа и тумбочки, только однотонный ковер на полу и картина с какой-то абстракцией на стене. И кровать, застеленная чистым бельем, оказалась довольно удобной, а подушка привычно пахла любимой туалетной водой Глеба. А когда уже через пять минут Глеб заснул, свернувшись клубочком, с абсолютно счастливым выражением лица, Никита окончательно смирился с новой реальностью.

@@@

- Что у вас тут творится? – это было первое, что произнесла Таша, входя в дом. – Как можно было устроить такой бардак за один вечер?! Привет, Ники.

- Привет, — засмеялся Ник, целуя тетушку в щеку. – Как же я рад тебя видеть! Я уже вешаюсь в этом склепе!

Глеб уехал час назад, и все это время Никита слонялся по этажам, не зная, куда приткнуться.

- Надо же, какое совпадение вкусов, — хмыкнула Таша. – Мне тоже здесь не очень нравится. Но если выкинуть все эти цветочки, коврики и статуэтки, и повесить пару нормальных картин, будет не так уж плохо, поверь. Ну и трусы по комнатам разбрасывать не стоит!

Она выразительно посмотрела куда-то в сторону дивана. Никита проследил за ее взглядом, ойкнул и полез доставать из-под кофейного столика Глебовы семейники. Была у любимого такая привычка раздеваться по пути в душ, оставляя за собой вереницу одежды.

- И где наше сокровище?

- В офис уехало.

Таша удивленно подняла брови, Ник пожал плечами:

- Не знаю! Сказал – работать. В чем именно это будет выражаться, я без понятия. Меня вот на хозяйстве оставили. Как примерную жену.

- Как я понимаю, оно уже в полном порядке?

- Да как тебе сказать. Ходит с палочкой, но может и без нее при желании. Рвется на сцену. Отъелся. Да сама увидишь, он обещал скоро вернуться.

- Зато ты худющий, смотреть страшно. Совсем он тебя измотал. Ну-ка пошли на кухню, я тут из дома пирогов привезла, разогреем. Чай-то хоть в запасах Ирмы Владимировны имеется?

- Понятия не имею, я по ее шкафам не лазал.

Таша хмыкнула и решительно направилась на кухню. Пока пили чай, Никита рассказывал про реабилитационный центр, про то, как Глеб встал с кресла и про концерт в Тель-Авиве.

- И теперь он надеется, что здесь будет то же самое – приглашения, выступления, успех у зрителей, — закончил Ник. – А я сомневаюсь, если честно.

Таша задумчиво кивнула.

- Не лезь. Пусть сам разбирается. Может и правда еще все наладится.

- Ну да, и скоро я окончательно превращусь в Ирму. Сиди дома, молчи, никуда не выходи, только плюшки осталось начать печь и салфеточки вышивать. Как она, кстати?

Таша подавилась чаем.

- Кто? Ирма? Ты еще спрашиваешь? Тебе правда интересно?

- Почему нет? Я не хотел, чтобы так все получилось. И мне ее жалко.

- Ник, тебе нимб на уши не давит? Она на развод подала, и это тоже попало в газеты, кстати! Хорошо еще Глеб не знает, надеюсь, ему не сообщат.

- А что ей оставалось делать? По-моему, это логично.

- Ничего в этом логичного нет! Не принято у нас сор из избы выносить. Ну жили бы по разным домам, разводиться зачем? Знаешь, сколько раз Кароль со своей Тиной расходился? Раз пять точно. Потом сходились, и никогда в прессу ни слова не попадало! Я не к тому, что Глеб к Ирме вернется, ты не подумай. Я к тому, что она ведет себя неправильно. В нашем кругу так не принято.

Никита молча курил. Глеб вчера даже снял свой запрет на курение в доме – видимо любимый очень хотел, чтобы Нику тут было комфортно. Ни о чем он не думал. А Ирму и правда было жалко. Куда она теперь денется? Глеб был всем в ее жизни. Для кого теперь готовить диетические запеканки и вышивать крестиком?

Таша помогла Никите разобрать вещи, которые Глеб вчера свалил кучей в шкафу, рассортировала чистое и грязное, показала, как пользоваться мудреной Ирминой стиралкой, даже провела ликбез по стирке концертных рубашек и чистке костюмов. В какой-то момент у Никиты возникло желание взять блокнотик и все записать по пунктам. Он и предположить не мог, что тут столько тонкостей: и воротники нужно отглаживать, и в химчистку каждый раз пиджаки сдавать, и брюки гладятся совершенно по-особому. Впрочем, брюки он вообще гладить не умел, джинсы же не мнутся.

- А в целом, не заморачивайся, — подытожила Таша. – Пиджаки в химчистку, брюки пусть сам гладит, главное – чтобы свежие рубашки на каждый день были. А дом убирать найми клининговую службу, я тебе дам телефон. А то правда в жену превратишься. И найди себе нормальное дело. Не за компьютером, а такое, чтобы из дома уезжать.

- А Глеб?

- Что Глеб? Он, к счастью, больше не беспомощный инвалид, сиделка ему не требуется. Вот увидишь, у вас еще лучше отношения станут, он начнет больше тебя ценить. Хочешь, я с Ромкой поговорю, чтобы он тебе с практикой помог?

- Опять? Он уже помогал. Спасибо, Таш, но психологом я работать не хочу. Мне одного пациента выше крыши хватает. Сам что-нибудь придумаю.

За обсуждением этой без сомнения увлекательной, но тяжелой для Никиты темы их и застал вернувшийся Глеб Васильевич. Любимый сиял как начищенный пятак.

- Меня пригласили на ток-шоу! Центральный канал! Эфир в прайм-тайм! Съемки завтра! – с порога сообщил он. – Здравствуй, Ташенька.

- Ну надо же, заметил.

Таша внимательно его разглядывала, задержалась взглядом на трости, но никак ее не прокомментировала.

- Что за шоу? Какая тема?

- Не помню, — беспечно пожал плечами Глеб. – По-моему, что-то бабское. Из серии «Между нами, девочками». Да какая разница? Прайм-тайм! Вся страна смотреть будет! А меня в этом доме кто-нибудь покормит? Мне еще вечером на работу.

- Куда? – возмутился Ник. – Ты же обещал себя беречь! Мы не успели приехать, ты по Москве круги наматываешь!

- Ну прости, мой хороший. Тусовочка вечером намечается, у Палки День рождения. Вечеринка в клубе на Маяковке. Черт, название тоже забыл. Ну Игорь помнит, он меня везет.

- У чего, прости, День рождения? – мрачно уточнила Таша, отрезая ему пирога и ставя чайник. — Какой Палки?

- Певица такая, модная, Палкой зовется, — с набитым ртом сообщил Глеб. – Чего вы так на меня смотрите? Не я ее продюсер, не я ей сценическое имя выбирал.

- Это понятно, а зачем ты идешь на ее День рождения? – вкрадчиво уточнил Никита.

- Потому что позвали. А я сейчас не в том положении, чтобы отказываться.

32
{"b":"221948","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Заветный ковчег Гумилева
Нетленный
Блог проказника домового
Августовские танки
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Бессердечная
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Девичник на Борнео