ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Американская леди
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса
Супруги по соседству
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Я скунс
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям

- Тебе что, заплатят за выступление на Дне рождения?

- Нет, я же гость.

- А, то есть за хавчик петь будешь?

Ник метнул на тетушку грозный взгляд. Не стоит так с Глебом разговаривать, он и взорваться может, даром что сейчас улыбается. Но разве Ташу смутишь.

- Я просто приеду ее поздравить. Потусуюсь, засвечусь. Чтобы народ знал – Немов вернулся, он в форме и в голосе, и готов выступать.

Ник тяжело вздохнул. Опять доказывает. И ведь без трости поедет наверняка. И петь там будет. Народный артист России поздравляет Палку. Зашибись просто! И все ради того, чтобы «засветиться», напомнить о себе. Так дальше пойдет, он еще приплачивать начнет за возможность выйти на сцену.

- Я вернусь поздно, так что ты ложись спать, меня не жди, — продолжал Глеб как ни в чем не бывало.

Возникла неловкая пауза. Таша сосредоточенно размешивала сахар в чае, постукивая ложечкой о стенки чашки. Никита буравил взглядом Глеба. А Глеб Васильевич невозмутимо доедал третий кусок пирога и ничего не замечал.

- Никит, а давай ты сегодня к нам поедешь? У Ромки спектакль, зато у Ксюшки вечер свободный. Пообщаетесь.

Таша первая сообразила, что надвигается гроза, и решила разрядить обстановку. Но Никита только мотнул головой:

- Спасибо, Таш, но нет. Я на Бардина поеду. Домой.

Он сделал ударение на последнем слове, и Глеб наконец-то на него посмотрел.

- Никит, ну в чем опять дело? Мы же договорились?

- О чем? О том, что я буду сидеть в твоем гребанном дворце и ждать тебя с тусовок? Об этом мы не договаривались! Все, Глеб, у тебя теперь все в порядке, и я тебе больше не нужен? Из помощников и телохранителей меня разжаловали, как я понимаю, переведя в статус кого? Ирмы?

- Никит, не говори глупостей! Ты сам должен понимать, что после всего, что произошло, я не смогу появляться с тобой на публичных мероприятиях. Ты будешь привлекать…э-э-э… Нездоровый интерес, скажем так. А мне сейчас нужно, чтобы все забыли про ту историю…

- Вот именно, Глеб. Ключевая фраза «мне нужно». Ты всегда поступаешь так, как нужно тебе, даже не пытаясь подумать о других.

- Ты не понимаешь, Ник. Для меня сейчас очень важно вернуться на сцену. Это вся моя жизнь.

- Вот именно! Только это твоя жизнь и есть! Больше ничего, все остальное – приложение, декорация. Ну раз я больше не твой помощник, то я готов вернуться к своему прежнему статусу – любовника. Когда захочешь чего-то еще, кроме сцены, приходи.

Не дожидаясь возражений, не слушая ни Глеба, ни тетушку, заговоривших одновременно, Никита вышел из кухни. Забрать планшет, кинуть телефон в барсетку, взять куртку – дело нескольких минут. Уже обуваясь в прихожей, он услышал стук Глебовой трости. Сердце словно стиснуло холодной рукой: как он его оставит? За эти месяцы он так привык быть постоянно рядом, заботиться, беспокоиться. Но о ком? О человеке, капризном, заносчивом, но любимом. А сейчас с ним разговаривал артист Немов, который вернулся совершенно неожиданно и абсолютно некстати.

Ник не стал ждать, пока Глеб доберется до прихожей. Он захлопнул за собой дверь, быстро пересек двор и вышел за ворота. Надо было бы попросить Ташу подбросить его в город. А, к черту все! До трассы не так далеко, а там поймает кого-нибудь.

Никита шел, не оборачиваясь. Он прекрасно знал, что сейчас за ним никто не пойдет. Это Глеб мог рвануть следом, забыв про коляску и неспособность ходить. Артист Немов, имея все возможности его догнать, сейчас проводит его взглядом, отряхнется и поедет на день рождения Палки. А что будет дальше, Никита даже думать не хотел.

@@@

На вечеринку в клуб Глеб Васильевич все-таки поехал. Абсолютно без настроения, но чисто выбритый, в отглаженной рубашке и привезенном из Израиля костюме, без трости и даже в легком гриме, скрывшем большую часть морщин. Светский лев, мать твою. И пускай на душе кошки скребут, да и чувствует он себя паршиво. На часах начало одиннадцатого, и сейчас он с удовольствием бы лежал в своей кровати, обнимая Никиту и готовясь заснуть под телевизор. И впереди бессонная ночь, полная фальшивых улыбок и пафосных тостов за творческие успехи именинницы, он сам когда-то выбрал эту жизнь, и эту профессию. И отказываться от нее не собирался.

Откровенно говоря, статус вечеринки был для Немова низковат, в былые времена приглашение от Палки или другого исполнителя ее уровня отправилось бы в мусорку даже не прочитанным. Но нынче выбирать не приходилось. Глебу был нужен любой повод появиться в тусовке, нарисоваться перед коллегами, попасть в объектив папарацци, чтобы завтра в глянцевых журналах появились его фотографии. Чтобы про него вспомнили телевизионщики и организаторы концертов, чтобы все знали – Немов вернулся, он в порядке, он работает.

Очень жаль, что Никита этого не понимает. Но откуда ему знать всю закулисную кухню? Дело ведь не в Палке, и не в вечеринке. Просто сейчас нужно хвататься за любую возможность и работать, работать, работать. Жалеть себя он будет позже, да и нажалелся уже, хватит. И деньги им, кстати, не помешают, Глеб в долгах как в шелках. В деньги из компьютера Глеб не верил и всерьез эту «работу» Никиты не воспринимал.

К хлопнувшей двери и демонстративному уходу Никиты он отнесся спокойно. Характер у мальчика, конечно. Глеб искренне надеялся, что Ник не наделает глупостей, но Таша обещала его проконтролировать. На Ташу можно положиться. А сейчас ему нужно было излучать позитив на публике.

Излучать не очень получалось. Едва переступив порог клуба, Глеб почувствовал, как растет раздражение. Он почти никого тут не знал, в клубе собралась одна молодежь. Немова они, конечно, узнавали, здоровались, но поглядывали на него как-то ехидно, без привычного пиетета.

- Коктейльчик? – рядом с Глебом нарисовался официант, разносивший напитки. – Канапешечку? Бесплатные обнимашки?

- Чего? – Глеб удивленно взглянул на юношу с подносом. – Иди отсюда, чтобы я тебя не видел! Обнимашки! Совсем охренели! Понаберут неизвестно кого!

- Ой, Глеб Васильевич!

В подошедшей к нему девушке Глеб не без труда признал Палку, виновницу торжества.

- Как я рада, что вы пришли!

- Ну как я мог пропустить такое событие? – Глеб нацепил дежурную улыбку и вручил девушке подарок – нарядную коробку он просто выудил дома из шкафа, где хранились презенты еще с позапрошлого юбилея, даже не удосужившись заглянуть внутрь.

- Идите ближе, давайте сфоткаемся! Кен, сфоткай нас! – Палка сунула свой телефон маячившему поблизости парню, похоже, продюсеру звезды и обняла Глеба. – Получилось? Супер! Дай сюда, я в Инстаграмм запилю!

Несколько ошарашенный Глеб постоял посмотрел, как фото с ним куда-то там «пилят» и убедившись, что больше на него никто внимание обращать не собирается, пошел в зал, искать свой столик. Знакомых лиц было мало, а среди одетых в майки и джинсы девушек и парней Глеб Васильевич в костюме чувствовал себя неловко. Поговорить было не с кем. Обычно Глеба сопровождал директор, и если уж он попадал в совсем не подходящую компанию, можно было пообщаться хотя бы с ним. Глеб с тоской вспомнил о временах, когда он брал с собой Никиту в качестве помощника. Вот с кем комфортно в любом месте. Мысль о мальчишке отдалась тупой болью в груди. Ну и зачем он на все это согласился? Никаких папарацци он тут не видит, похоже, они сочли мероприятие недостаточно интересным. Коллег Глеба практически нет. И ради чего здесь торчать? Сейчас бы спал в своей кровати, и с Ником бы не поссорился.

33
{"b":"221948","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наизнанку. Лондон
Четыре касты. 2.0
Не жизнь, а сказка
Монах, который продал свой «феррари»
Вино из одуванчиков
Последний вздох памяти
Черное пламя над Степью
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Слишком красивая, слишком своя