ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В результате переселения на север якуты попали в менее благоприятные климатические условия. И эти перемены оказали существенное влияние на социально-экономическое развитие народа, затормозили его и даже отбросили назад. В якутских сказаниях и легендах сохранились воспоминания о южной земле, земле обетованной, теплой и плодородной, где «никогда не заходит солнце, месяц был без ущерба, кукушки не переставали куковать, трава не желтела, деревья никогда не валились…». Здесь мы видим безусловно опоэтизированный и гиперболизированный образ земли обетованной. Она невольно сравнивалась с нынешней северной землей, холодной, неласковой, слякотной, с ее зимними морозами и метелями.

Переместившись на север, якуты сохранили некоторые скотоводческие навыки и продолжали разводить лошадей и крупный рогатый скот. Развитию скотоводства в средней и южной Якутии способствовало наличие обширных сочных пойменных лугов. Якуты также принесли сюда уменье выплавлять железо и выковывать из него орудия труда и различные виды холодного оружия. Владели они и гончарным ремеслом, изготовляя разнообразную посуду из обожженной глины. Важным источником существования, особенно для бедняков, не имевших скота, была рыба. Ее замораживали на зиму и вялили. Принесли якуты и новый тип жилища — балаган из стоячих наклонных бревен, обложенных дерном, с плоской крышей и оконцами, затянутыми пузырем. Щели между бревнами замазывали глиной и навозом. Отапливался балаган открытым очагом — камельком. К жилищу пристраивался хлев для скота, который часто и не отделялся от жилого помещения. Вместе с тем пришельцы с юга многое позаимствовали у своих северных предшественников, например чум, который использовался в качестве летнего жилища, тип одежды из меха способы рыболовства и звериного лова. Впрочем у якутов-скотоводов охота и рыболовство играли в хозяйстве подсобную, второстепенную роль.

Но многое якуты, переселившись на север, и потеряли. Они перестали разводить верблюдов и овец, на сотни лет утратили навыки земледелия, позабыли о хлебе, прервали торговые связи с югом. Были ощутимые потери и в духовной сфере. Была утрачена письменность, которая, по предположению ученых, существовала у прибайкальских предков современных якутов. Хотя в социально-экономическом развитии якуты стояли выше своих соседей, перемещение на север, на Лену отбросило их назад в своем поступательном развитии. Тем не менее якуты сохранили свои основные скотоводческие навыки и сумели продвинуть главные виды скотоводства, распространенные в Прибайкалье (коневодство и разведение крупного рогатого скота), далеко на север. Скот был главным богатством якутов. На мясо забивали не только коров, но и лошадей. Из кобыльего молока изготовляли кумыс, подававшийся на праздниках. Летом устраивались «кумысные» праздники, сохранившиеся по национальной традиции до наших дней. Коровье молоко запасали на зиму в квашеном и замороженном виде. Якутские породы скота были хорошо приспособлены к суровым условиям севера. Летом скот пасли на лугах, на зиму заготовляли сено. Сенокошение было известно якутам еще до прихода русских.

Устное народное творчество якутов отличалось богатством и многообразием. Их эпические повествования олонхо были яркими самобытными образчиками народного искусства. Культура якутов оказала благотворное влияние на соседние лесные и тундровые народы, обогатила их. В свою очередь, якуты многое восприняли из культуры эвенков, эвенов, юкагиров, прежде всего все то рациональное в быту и хозяйстве, что помогло приспособиться к суровому северному климату. «В результате оформилось нечто совершенно новое, возникли новая культура и новый народ, представляющие, однако, не механическую смесь чужеродных элементов, а гармоническое целое, в основе которого лежал мощный пласт южного происхождения», — писал А.П. Окладников.

О широком развитии металлургии у якутов свидетельствует Столов, надзиратель железных заводов в первой половине XVIII века. Это интересное свидетельство приводит академик Окладников в написанном им первом томе истории Якутии (Якутск, 1949). «Якуты по Лене, почитай, все кузнецы. Каждый в своей юрте имеет горн и наковальню. Когда ему что надобно сделать, то, поехав на нартах, привезет руды железной, которой там везде много и очень хорошей, гольян или магнитную, положит в горн, так долго жжет, как железо сделается; из оного сделает что ему надобно. Но оного на продажу весьма мало делают… Они очень искусны сундуки оковывать, за которые им якутские жители довольно платят. Однако ж на Руси хорошо и чисто оковывать едва за тройную цену кто возьмется».

Кузнечное ремесло считалось в якутском обществе почетным, престижным, а искусные мастера кузнечного дела пользовались большим уважением. Нередко кузнец, подобно шаману, был и знахарем и предсказателем. В якутских эпических былинах — олонхо часто фигурируют богатыри кузнецы, наделенные чудесной, сверхъестественной силой.

Якутские воины пользовались металлическими шлемами, украшенными красивым орнаментом, и пластинчатыми доспехами. Железные пластины прямоугольной формы крепились поверх кожаной рубахи. Такой тип боевого доспеха был широко распространен в странах Востока. Очевидно, якуты познакомились с ним еще в Прибайкалье через торговые связи с народами Средней Азии, Монголии, Китая. В качестве боевого оружия употреблялись лук со стрелами и «пальмы» — остроконечные ножи, насаженные на древко и игравшие в таком виде роль копья или дротика. У якутов существовали небольшие «острожки» или «городки», укрепленные поселения сооружавшиеся из дерева и носившие обычно временный характер. Возводились они для того, чтобы выдержать нападение воинственных соседей, отсидеться за их стенами. До прихода русских кровавые межплеменные столкновения были обычным явлением.

К приходу русских у якутов происходил заметный процесс разложения первобытнообщинного строя. Наблюдалось имущественное расслоение якутского общества. В общей массе соплеменников выделялась родоплеменная знать — тойоны, захватившая лучшие пастбищные земли, владевшая большими стадами скота, заставлявшая трудиться на себя рядовых членов общины. Тойона окружали вооруженные дружинники из числа долговых рабов и доставшихся в качестве военной добычи, а также различный малоимущий зависимый люд. О богатстве отдельных тойонов могут свидетельствовать такие примеры. Намский князец Ника Мамыков имел не менее 150 голов скота. При дележе наследства умершего батурусского князца Молтого Огеева в 1690 году была выявлена 231 голова разного скота. По актам XVII века известно, что наиболее богатые тойоны имели по 300–400 голов скота и десятки рабов. По существу, речь идет о крупных рабовладельческих скотоводческих хозяйствах. По представлениям якутов тойоны вели свое происхождение от сверхъестественных небожителей, прославленных шаманов, легендарных прародителей якутского народа. Таким образом родоплеменная верхушка окружалась определенным ореолом святости и исключительности. И это представление всячески поддерживалось шаманами.

К XVII веку, к моменту появления русских в ленском бассейне, якуты уже сформировались в народность с единым языком и культурой. Но стадии государственности они не достигли. В XVII веке у якутов был уже развитый родоплеменной строй. Сохранялись некоторые пережитки матриархата, например в счете родства, пережитках своеобразных форм группового брака. О матриархате в прошлые времена напоминали рассказы о девушках-богатырях в якутском фольклоре.

Невесту жених умыкал и договаривался с ее родителями. В одних случаях за невесту выплачивался калым, в других случаях бралось с ней приданое. На этот счет у разных племен существовали свои обычаи. Практиковалась и такая форма брака, как брак обменом. Две семьи, заинтересованные в том, чтобы укрепить взаимные родственные связи, обменивались невестами. Эта форма иногда имела место при примирении враждующих сторон. Все зависело от договоренности и местных традиций.

Отдельные дворы находились обычно на большом расстоянии один от другого. Жили якуты большими семьями. Кроме своих лиц, связанных кровным родством, под одной крышей могли находиться пришлые зятья, воспитанники, работники, рабы. Глава семьи, отец или старший из братьев, располагал неограниченной властью над всеми домочадцами. В семье существовала строгая иерархия. Старшие стояли над младшими, жены находились в полном подчинении у мужчин, дети — у родителей. Работники и особенно рабы занимали самую низшую ступень в этой иерархии. Глава семьи был для них ага — отцом, а также тойоном — господином. Если у богатого якута было много рабов, то для них ставили специальное жилище. Рабы и работники прислуживали в доме, ухаживали за скотом, забивали животных, заготовляли дрова, выполняли всякие другие хозяйственные работы. Раб составлял собственность хозяина. Его можно было обменять на что-либо, подарить другому лицу, дать в приданое за дочерью. В целом положение рабов было тяжелым и бесправным, хотя и зависело от характера и нрава хозяина. Он мог быть и более человечным и мягким, а мог быть и более жестоким и деспотичным. В судебных документах XVII века можно найти немало свидетельств бесчеловечного обращения хозяев со своими рабами и работниками вроде вот этого: «хозяин иво нюрюптейский якут Деник Боков иво Овсея не поит и не кормит бьет и увечит…». В случае смерти богатого хозяина его любимых рабов убивали, чтобы они могли прислуживать ему и в загробной жизни.

15
{"b":"221964","o":1}