ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я промолчал: чисто риторический вопрос. Кот пренебрежительно умывался. Усы у него какие длинные, не поломались и не выпали на старости лет…

— Чашка полагает, что отражение потолка в кофе и есть Вселенная. Но паркету, кактусу на подоконнике, вам, мне и Мишелю…

— Мр-р-р-у! — отозвался котик.

— …совершенно не интересны проблемы кофе в чашке. Между тем, трое из тех, кто перечислен мною, могут запросто разбить чашку… А двое имеют возможность подбросить туда сахарку. Так что истинное видение — это видение себя одним из предметов в комнате, притом, возможно, довольно хрупким предметом, который может быть разбит вмиг, безо всякой вины.

— Нам стоит научиться отращивать ножки.

— Ножки?

— Виктор Дмитриевич, чашка на ножках сумеет убежать в случае чего…

— Или украсть сахар на кухне!

Кот пристально смотрел на меня. Потянулся, потянулся носом к самому лицу. Целоваться лезет, так, наверное, надо его понимать. Я не выдержал:

— Уважаемый кот! Я был бы счастлив, если бы вы позволили мне почесать вас за ушком.

Коты, вообще говоря, не ухмыляются. Мимика у них не человеческая. Но этот ухмыльнулся. И отвечает мне:

— Ну что ж, извольте. Если вы сумеете сделать это достаточно хорошо, я дам вам настоящее интервью. Вы самое вежливое из всего того, что ко мне прорывалось за последние шесть лет. И вы так много моего читали, кое-что понимаете тонко… Интервью вы все равно не сможете опубликовать, покуда Прайд не получит распоряжения о легализации всех культуртрегеров… Но потом-то, потом! А пока пользуйтесь тем, что вам тут Витя наговорил, это чрезвычайно огрубленная, но правильная по сути версия… Давайте, принимайтесь за дело… Интенсивнее… Вот так, вот так… Шр-р-р… шр-р-р…

Котэрра - img_010.png
Любовь Бурлакова

Юлиана Лебединская

Королевская кошка и Краснобородый Муж

Кошка была королевских кровей. Он понял это сразу. А то, что в хлеву жила… Мало ли куда жизнь занесет?

Краснобородый Муж — охотник за королями, королевами и прочими августейшими особами — почесал бороду. Совсем даже не красную, а вполне себе черную с проседью. Королевскую кровь он всегда распознавал сразу и безошибочно. Поставь двух девок рядом, наряди, причеши одинаково, манерам надлежащим выучи, и все равно не спутает он истинную КРОВЬ! Но — то девки. Что с девкой делать — хоть августейшей, хоть не очень, — доблестный Муж знал хорошо. А как прикажете поступить с августейшей кошкой?

Муж присел на корточки, негромко позвал: «Кис-кис». Белоснежная киса — котенок совсем — обернулась. На удивленной мордочке красовалось темно-серое пятно. Впрочем, оно пушистую королевну совсем не портило. Муж протянул руку. Киса понюхала ее и… яростно ударила когтистой лапой. Несколько раз. После чего отскочила и презрительно воззрилась на Мужа. Тот, в свою очередь, удивленно уставился на царапину. И как с ней быть? С кошкой в смысле? С одной стороны, поступок ее вполне королевский, но с другой — неблагодарный какой-то. Помочь ведь хотел. Решил, что хлев — не совсем подходящее место для подобного создания, и уже почти смирился с тем, что создание придется унести с собой, а оно — царапаться!

Кошка, все еще наблюдающая за странным седеющим человеком, вдруг встопорщила усы и гневно зашипела.

— Ну и пропадай в хлеву! — бросил в ответ Краснобородый Муж и вышел прочь.

Белая кошка лежала в углу, уткнув серую мордочку в пучок соломы. Ей было одиноко, неуютно и местами страшно. Она понятия не имела, как оказалась в хлеву с коровами — существами, несомненно, добрыми, но не слишком разумными. Однако точно помнила — когда-то у нее была ДРУГАЯ жизнь. Хлев ей не нравился. А от седеющего незнакомца пахло чем-то… давно забытым. Но не доверяться же первому встречному?

Киса вздохнула и, стараясь не обращать внимание на утробное «Му-у-у!», задремала.

Краснобородый Муж дремал на солнечной полянке, не забывая одним глазом поглядывать по сторонам: не пахнет ли охотой? Ведь если существуют охотники на королей, почему бы не отыскаться таковым и на Мужа? Хотя лично он на Высочеств с Величествами не то чтобы охотился… Судьба доверила ему изучение вероятностей. Скажем, есть в некоем государстве король — так себе королишко, ни рыба, ни мясо, а у него — брат или даже жена с во-о-от таким потенциалом. Дай ей возможность — горы свернет! Тут-то и настает время Мужа — при вероятности удачи свыше 90 % краснеет борода, каждая волосинка наливается алым цветом и открывается доступ к нитям Судьбы. Немного коррекции — и не быть больше королем королишке.

А иногда и обрезать нить Судьбы приходится. А то и не одну. Если вероятность показывает, что король не только «гору», но и страну вот-вот к чертям свернет. Жаль только, не всегда Краснобородые успевают вовремя…

— Интересно, какой бы правитель вышел из пушистой негодницы? Кем она вообще была? Не признать… — думал Муж, провожая взглядом белое облачко.

Утром проснулась память, возвращая обрывки прошлой жизни. Любовь короля, замужество и вожделенная корона, расколотая надвое страна, кровь, казни, венценосный супруг, помешанный на рождении сына, заговоры и наконец эшафот.

Она не помнила всего, и это, несомненно, было к лучшему. Она вспомнила хоть что-то и не знала, мурлыкать ей от радости или рычать от отчаяния.

Взбудораженная кошка выбежала из хлева, отряхнулась, лизнула пару раз шерстку и, задрав хвост, зашагала навстречу Солнцу. Прошлая жизнь ей не нравилась. Будущая — посмотрим.

Его все-таки подстерегли. Окружили на рассвете. Их было много — не двое-трое, как прошлые разы, — целый десяток. Охотники за Краснобородыми. Следить за королями ему поручила сама Судьба, а этим кто? Она же?

Муж плавно поднялся на ноги. Впрочем, это для него плавно — преследователи даже не поняли, когда он успел вскочить. Глаза в глаза. Когда вас так много, сложно заглянуть в глаза всем, но вы хоть не отводите взгляда, а ты что творишь, Судьба-мерзавка?

Глаза в глаза. Время остановилось, уступив место звону клинков и ярости. Люди, сражаясь на дуэли, стараются угодить шпагой в противника, Мужи и Охотники — в нити жизни врага. Первых троих уложил за считанные секунды. Оборвались ниточки как миленькие. Со следующими двумя пришлось повозиться. А потом он начал слабеть. Силы утекали, дрожало все тело, а борода краснела с каждым мгновеньем, словно просчитывая вероятности. Чьи?

Глаза в глаза. Вас уже четверо, но я по-прежнему один. Муж поднял затуманенный взгляд и… встретился с пустотой. Выжившие охотники вдруг замерли, уставились в одну точку. Тут бы их и добить, вот только негоже в поединке убивать в спину. Это во-первых. А во-вторых, что-то изменилось. Что-то неуловимое. Он так и стоял, качаясь на ослабевших ногах, пока в лодыжку не ткнулось мягкое, пушистое.

Охотники посмотрели на белую кошку, почти котенка, прижавшегося к ноге недобитого Мужа. Переглянулись, подобрали падших товарищей и пошли прочь. Таковы правила — нельзя трогать Краснобородого, за которого вступился убитый им же король. Или королева.

Кошка вскарабкалась Мужу на плечо, потерлась мордочкой о щеку. От изможденного человека пахло потом и жизнью. Муж взял нежданную гостью на руки, заглянул в зеленые глазища.

— Так значит, ты одна из моих? Кто же ты? Не узнаю вас в гриме.

Кошка потянулась и мурлыкнула.

Какая разница — кто? Впереди — новая жизнь!

Валентина Силич

Ушастик

Луч с мерцающей искоркой на острие, похожий на крохотную комету, мчался сквозь ледяной космос в поисках энергии! Внутри сидел взъерошенный пилот и сердито молотил по пульту когтями, но все было тщетно! Топливо испарялось с устрашающей скоростью! Крохотный метеорит влетел в сопло. В тот самый миг, когда Ушастик, разбуженный дико взвывшей сиреной, предупреждавшей о несущемся на него облаке космической пыли, перемешанной астероидами, переключал силовой экран. Крохотная оплошность, поставившая его жизнь на весы. Вместо «усилить» он нажал «отключить»! И как результат мгновенное наказание — пробит накопитель энергии! За кораблем тянется мерцающий след распыляющегося за кормой топлива. Если он в самое короткое время не найдет планету, способную предоставить ему возможность починить накопитель, а главное найти топливо, он обречен!

31
{"b":"221967","o":1}