ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Феня испугался и оторвал свистульку от губ.

— Что за лихо чудное?! — промычал он, настороженно глядя на чудо-игрушку.

Как только «фьють-и-фьюти» замолчали, невидимая ниточка исчезла, вроде и не было ее. Но Феня чувствовал, что стоит ему засвистеть вновь, она появится.

— Не может быть! — просипел он, пораженный догадкой — а не к Кире ли ведет та ниточка?

Ну да, как же иначе? — размышлял Феня. — Точно, к Кире! Это ж его, чтоб меня, дудочка. Дедом дарёная, им же заговоренная на поиск своего хозяина.

— Удача, девица-своевольница, спасибо тебе за такое подспорье! — хотелось кричать «ура» и прыгать от радости, но Фене по статусу не положено было столь глупо радоваться. Поэтому он лишь церемонно поклонился на все стороны света, вернул свистульку в карман и побежал домой. На улице уже занималась заря — оказывается, Феня просидел в Кирином кабинете всю ночь.

Всем мало-мальски образованным людям, не говоря уж о домовых, известно, что кошки прекрасно чувствуют все потустороннее. И не только «запах» волшбы, но и ауру всякого рода магических существ.

Да-да, и домовых они тоже чувствуют. Это люди, на обман магический легковерные, домовых не видят, покуда те сами не захотят показаться на глаза. А от кошек не скроешься. А и незачем от них прятаться: пусть собака — лучший друг человека, зато кошки — лучшие друзья домовых! В любом деле подспорье: и схронку полтергейста отыщут, и на духов всяких укажут, да еще и крыс изловят. А крысы, между прочим, первейшие разносчики сглазов и всякой другой заразы.

Фене живший в его доме кот был не только помощником, но и настоящим другом. Боевым другом! Частенько они в паре гоняли крыс или привидений из младших. Даже полтергейста однажды соседу помогли извести.

О-о, это было опасное предприятие. Полтергейсты есть не что иное, как старые, полуразвоплотившиеся духовно привидения. Но если привидения сами по себе, как правило, существа незлобные, магически слабые, то полтергейсты всегда безумны, сильны и очень опасны!

Васька — кот боевой, почти бойцовский, ничего не боялся, держал в страхе всех окрестных котов и всегда был готов выступить с открытым забралом против любой нечисти. Громадный, серый в белую полоску (боевой окрас), громогласным мявом своим он кого хочешь мог ввести в ступор.

— Вась, кис-кис. Иди сюда, дружище!

— Мрр-мяу, — нехотя отозвался тот, не отрываясь от кучки рыбных хвостов. Хозяева тоже любили Ваську и часто баловали его кошачьими деликатесами.

— Василий! Нас ждет дело, не терпящее отлагательства.

— Мяу? — воодушевился кот, моментально забыв про лакомство. Дело он любил. И чем опаснее оно, тем лучше.

По мере того как Феня вводил его в курс, глаза кота все сильнее разгорались огнем охотника. А хвост, подергивающийся в такт дыханию, обещал быструю смерть всем врагам! Вася, между прочим, тоже был знаком с Кирей и даже мог считать себя его другом, чего заслуживали очень немногие.

— Мяа-а-у-у! — боевой клич, расслабивший сфинктеры котов в радиусе доброй версты, пламенем рассек дремлющую тишину! Вася встал на тропу войны!

И, встав на нее, тут же кинулся бежать на встречу с противником.

— Эй, стой! Подожди меня, котяра неуемная! — Феня, существо степенное, терпеть не мог этой Васькиной экспрессии. Хотя она, надо заметить, порой добавляла домовому уверенности в сложной ситуации.

Феня чертыхнулся и поспешил за Васькой.

Но на улице коту все же пришлось дождаться, пока домовой догонит его — пришло время воспользоваться волшебной свистулькой.

Фью-ю-ю-и-ить. Фиу-фиу-фиу. Фью-ю-ю-и-ить.

Ниточка, появившись из ниоткуда, настойчиво тянула Феню на запад, к окраине.

— За мной! — бросил он Ваське и побежал.

Ох, нелегкое это дело — бегать в утренний час пик по городским улицам, кишащим толпами людей. Феня-то ладно, его никто не видит, лишь удивленно оглядываются, когда домовой сталкивается с кем-нибудь. Хотя ведь и затоптать могут! А вот Ваське постоянно приходилось уворачиваться от пинков честного народа, справедливо негодующего на наглость кота — тот не гнушался вскакивать на плечи, сумки, дипломаты и авоськи, превращая процесс в бег с препятствиями.

А бежать пришлось долго. Феня, запыхавшись, плелся уже еле-еле, держась за бок. И даже непробиваемый Васька бежал из последних сил, свесив язык на плечо, словно какой пес презренный. Но, как заведено, у всего есть конец — гонка за нитью завершилась в недалеком пригороде, во дворе большого П-образного дома.

Нить здесь просто взяла и оборвалась!

Однако никаких следов Кири в этом дворе при первом беглом осмотре домовой с котом не обнаружили.

— Мяу? — удивленно вопрошал Васька, глядя на Феню.

— Кабы я сам знал, что делать дальше, — ответил ему домовой, задумчиво почесывая макушку. — Надо понимать, Киря пришел сюда, непонятно, кстати, зачем, а потом что-то случилось и он исчез. Только не спрашивай куда! Не знаю.

— Мя-а-у, — презрительно заметил Васька, усомнившись в умственных способностях своего друга.

— Ну, знаешь ли!.. Если ты такой умный, давай, предлагай, что делать, — надулся Феня.

Васька только фыркнул в ответ и побежал куда-то, деловито принюхиваясь.

— Почуял что-то, паразит! — понял Феня. — И молчит, негодяй, цену набивает…

— Ф-ф-ф-ф-ф, миа-а-а-ау-у! — ощерился вдруг Васька.

— Что? Что ты вынюхал?

— Мяу-мяу-мяу, мяу, ф-ф-ф-ф, — сбивчиво объяснил кот.

— Ага, значит, ты почувствовал след магической твари?! — злорадно потирая руки, воскликнул горе-городовой. — Скорее всего, дух, говоришь? Сильный? Ну и пусть ему — мы сильнее. Интересно только, откуда он взялся, такой наглый?..

Духи, вопреки распространенному среди людей заблуждению, совсем не то же самое, что привидения.

Привидения — это просто-напросто неупокоенные души умерших. Причина неупокоенности может быть самая разная — от незаконченности пребывания до беспредельного по жестокости умерщвления будущего привидения.

А духи, сиречь отображения душ, это тени проникших в наш мир существ. Живых существ. Каким образом проникших? Конечно же, магическим. Чаще всего это сильные или не очень сильные маги других миров, сумевшие перекинуть мостик для перехода своей души, но не сумевшие перенести тело.

Не всегда это происходит по злой воле духов. Частенько они попадают в наш мир трудами наших же магов — ведьм и ведьмаков. А то и через открытые доморощенным спиритизмом порталы. Поэтому часто это всего лишь тени случайно попавших к нам душ, которые не могут выбраться обратно в свой мир самостоятельно. Что в это время происходит с их телами, сказать сложно. Этот вопрос не изучен до конца.

Вот и бродят, случается, растерянные, напуганные отражения по нашему миру, озлобляясь и творя пакости по мере сил своих, добавляя работы домовым и городовому. Однако на Фениной памяти не было ни одного случая, чтобы духи как-то куда-то умыкали живых! Ну, пошуметь, напугать, гадость подстроить — это да. Но не более.

Но вернемся к нашим злоключениям.

Васька, напав на след духа, мяукнул Фене: «Следуй за мной» и побежал, удерживая нос по ветру.

Опять бежим, словно опаздываем куда… — грустно подумал Феня, семеня ножками. Не спортивный он домовой, что и говорить.

Но на этот раз мучения его закончились быстро — Васька влетел в один из подъездов того самого П-образного дома, стрелой поднялся на второй этаж и замер перед обитой коричневой кожей (скорее даже не кожей, а дерматином) дверью. Хвост кота нервно подергивался от нетерпения.

Запыхавшийся спринтер Феня, не мудрствуя лукаво, просто взял и постучал. Его-то все равно не увидят, а он сможет пробраться в квартиру, пока дверь будет открыта.

Если ее вообще откроют.

Открыли!

И тут же, даже не взглянув на хозяина квартиры, городовой со своим боевым котом влетели внутрь, просто-напросто отпихнув в сторону открывшего дверь.

— Вот те на! Домовой и кошка…

36
{"b":"221967","o":1}