ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Затем Феня подпалил благоразумно захваченный с собой пучок герани (не терпят духи герань, почти так же сильно, как и трехцветных кошек) и очертил вокруг заткнутого подковой прохода большой круг, не замкнутый с той стороны, откуда, по заверениям Николая, дух и появлялся каждый раз. Городовой намеренно разомкнул линию, чтобы дать «птичке влететь в клетку».

Итак, оставалось только ждать.

Минуло три часа, Феня окончательно потерял бдительность и чуть было не заснул, как ОН явился!

Первым опасность почувствовал Васька — кот не сдержал эмоций и начал шипеть. Феня вздрогнул, но отреагировал незамедлительно, зажав рукой Васькину пасть. Почувствовал ли духа Николай, оставалось непонятным, так как пришелец застыл за спиной молодого колдуна. Но главное, что Николай никак не реагировал, а, значит, вел себя соответственно плану.

Дух замер, не переступив пока незамкнутого круга. Может, заподозрил чего? Не должен был вроде как.

Феня, не отрывая руку от Васькиной пасти, вперился взглядом в злодея, но ничего не предпринимал. Сам того не замечая, он даже перестал дышать, превратившись в статую. А дух, видимо, таки что-то почувствовал, так как начал принюхиваться, водя головой из стороны в сторону. Кстати, выглядел он обыкновенно, как человек. Правда, лысый и тощий, но не более того. А то ведь бывает, такие страшилища попадаются…

Феня так бы, наверное, и задохнулся, боясь зашуметь, но дух не позволил ему этого сделать. Мотнув полупрозрачной головой (таким его видел домовой, для обычного человека тот был невидим), преступник вступил в круг, направившись к закрытому подковой проходу.

— Мя-а-а-у-у! — разразился боевым криком Васька, как только городовой отпустил его. Дух кинулся сначала к подкове, отшатнулся, бросился обратно, но не успел! Феня уже замкнул круг.

Ступив на линию, преступник зашипел от боли и отступил. Еще раз повернулся к подкове, а потом опять к черте и опять к подкове.

— Ишь суетится, нечисть! — взволнованно подпрыгивая на месте, прикрикивал городовой.

— Мяу-у! — согласился кот, кровожадно поглядывая на пойманного.

— А он точно не вырвется? — подал голос Николай, про которого охотники совсем забыли в пылу атаки.

— Не должен. Не вырвется. Герань его крепко держит! А подкова надежно закрывает проход в его мир. Никуда он не денется, покуда мы не позволим. А теперь мы будем его пытать!

Николай побледнел. Довольный Васька утробно заурчал. А Феня достал из-за пазухи ветку герани, привязал ее к нитке и бросил, метя в духа.

Попал!

Жертва заверещала, отскочила в сторону, шипя и ругаясь на неизвестном языке. Вот только бежать ей было особо некуда — круг маленький, далеко не убежишь.

— А ну, выкладывай, кого утащил к себе?! И давай, чтобы четко, астральные идентификаторы выкладывай!

Дух не ответил, и Феня, подтянув к себе веточку герани, бросил ее снова. Сами они черту не переступали, чтобы не оказаться во власти пойманного, который, судя по всему, был достаточно сильным магом. Но без непосредственного контакта ничего он им сделать не мог.

Феня повторял свой вопрос снова и снова, подкрепляя слова обжигающей тень иномирца геранью. Им необходимо было узнать идентификаторы — только так можно найти и вернуть тех, кого утащил к себе злой маг. Конечно, можно было бы еще попросить злодея самому вернуть всех, но едва ли это оказалось бы разумным. Перенести живое существо из одного мира в другой дух, то есть тень живого, неспособен. Для этого надо было, чтобы волшбу творил хозяин тени. Дух же мог только определить тот самый идентификатор существа в нашем мире и передать его в свой. А уже по идентификатору-то сам колдун (а не его тень) и вытаскивал свои жертвы в свой мир. Феня не знал, мог ли колдун вернуть людей, пока его дух оставался в заложниках. А отпустить духа означало потерять единственный инструмент воздействия на злодея.

Значит, возвращать украденных им предстоит самостоятельно. Но для этого надо выпытать у духа идентификаторы. Раньше их еще называли метками. Это тот набор символов (отображаемый только рунически), который уникален для каждого живого существа во Вселенной.

Дух был крепок духом. Сдался далеко не сразу, пришлось попотеть. Но в конце концов он выложил все, что требовалось.

Феня очертил еще один круг, поменьше, так, чтобы он касался первого. Потом аккуратно, чтобы злодей вдруг не достал его, стер общую для двух окружностей линию — получился как бы недоделанный снеговик. Духа заставили перейти в малый круг и заперли его там. Все это было необходимо, чтобы получить доступ к порталу.

Теперь негодяй заключен в одном круге, а портал в другом.

— Ну, теперь ты, — кивнул Феня Николаю.

— Я? А что я?

— Как это что? А кто, по-твоему, будет вызволять пропавших?

— Я-a д-думал, вы… — заикаясь, удивился ведьмак-недоучка.

— Вот еще. У меня не тот профиль! Ты бед натворил, тебе и расхлебывать.

— Мяу!

— Вот-вот, правильно Васька заметил — мы и так уже за тебя почти все сделали.

— Но я же…

— Знаю, недоучка ты! И без лицензии. Но так как я временно исполняю обязанности городового, то один раз я тебе поколдовать разрешаю. В моем присутствии. Давай-давай, тягай свои талмуды.

Николай вздохнул и послушно, даже как-то обреченно снял с полки учебник магии параллельных миров.

Конечно же, Феня ему помогал по мере сил. Но основную работу делал все-таки сам молодой ведьмак. Ведь домовой не врал, он плохо был знаком с приемами этой области. Пента- и гектограммы там всякие, руны и прочая белиберда — все это не шибко нужно домовому.

Процесс затянулся до утра. Васька откровенно скучал, Феня вконец умаялся и лег на диван до времени. Дух мрачно наблюдал за Колиными манипуляциями. Но с первыми лучами солнца результат наконец был достигнут!

В комнате раздался ряд хлопков, и вокруг Николая материализовались несколько фигур. Пять человек, один домовой, две кошки и даже одна ошарашенная крыса, которая тут же юркнула куда-то вбок и была такова. Кошки, также основательно обалдевшие, пришли в себя быстро и были выгнаны Васькой на улицу.

А вот люди продолжали недоуменно хлопать глазами и вертеть головами, отказываясь верить в происходящее. Пришлось валящемуся с ног от усталости ведьмаку выводить каждого под руки сначала во двор, а потом всей гурьбой на остановку троллейбуса. Впрочем, сомнительно, что те придут в себя даже оказавшись дома.

Но Феню это мало волновало, он был уверен, что с людьми ничего страшного уже не случится — доедут до дома на автопилоте. А не доедут, так милиция подберет. Могут, конечно, и в больницу для психических засунуть, но то уже была не Фенина забота.

Он, позабыв обо всем, тискал в объятиях Кирю! Тот тоже пребывал не в лучшей душевной форме, растерялся, но покорно позволял обнимать себя и даже не гнал подлизывающегося Ваську, настойчиво обтирающего его ноги.

— Киря! Как же так?! Как же ты попался в лапы этого злодея?

— Да-а… я-я… так уж вот… случилось. Хряск! Уф-ф-ф, — кряхтел Киря. Стойко сносил он радость своего друга, чьи лапищи тискам подобно мяли его бока. Сносил стойко, но сказать ничего путного не мог.

— Эх, да что ж это я! — попенял на себя Февронтий. — Что ж это я тебя замученного все на ногах держу да расспросами мучаю. Всё-всё-всё, все разговоры потом! Давай, садись вот сюда, на диван. А еще лучше — ложись. Отдыхай. А нам тут еще закончить надо.

Николай как раз вернулся из ванной комнаты — приводил себя в порядок после сумасшедшей ночи. Теперь он вновь был бодр, причесан и красив — негоже начинающему ведьмаку в растрепанном виде находиться в обществе почтеннейшего домового города.

— Ну, что будем делать дальше? — деловито спросил Николай. Он разительно переменился: поверил в свои силы и держался гордо, почти надменно. А как же — ведь это он провернул такое сложное колдовство! Причем, провернул успешно, на твердую пятерку. Если бы еще забыть о первопричине всей этой заварушки…

— Тэк-с, теперь будем гнать духа взашей из нашего мира и запечатывать наглухо кое-кем по глупости и из праздного тщеславия сотворенную «дверь»!

38
{"b":"221967","o":1}