ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Николай сразу погрустнел — не дали насладиться моментом, сбили спесь.

А Феня будто и не заметил ничего, деловито раскладывал перед собой найденное в Кирином ларце богатство — клубок ниток, свитых из шерсти трехцветной кошки, и ветки герани. Выбрав ветку потолще да покрепче, Феня заточил ее ножом (дух настороженно за сим наблюдал) и привязал к ней с тупого конца трехцветную нитку. Получилось что-то вроде большой, неуклюжей иголки.

— Ну, господин злодейский дух, не пора ли вам домой?

— Мяу! — кот облизнулся, кровожадно подергивая хвостом.

Дух, казалось, побледнел.

— Нет, Васька, не будем мы его мучить. Пусть катится себе спокойно в свой жестокий мир, а мы останемся здесь и забудем о нем, не запятнав себя недостойным поведением.

Вася был не вполне согласен с доводами своего боевого друга и в душе корил того за мягкосердечие, но спорить не стал.

А Феня перерисовал гераниевые круги так, чтобы дух смог пройти к порталу в свой мир, дождался, пока злодей исчезнет в щели этого портала, и принялся мелкими стежками зашивать проход, пользуясь своими импровизированными магическими швейными принадлежностями.

Трехцветные нитки, которые удивительным образом держались в воздухе, будто бы ими сшили что-то вполне материальное, домовой сжег, закрыв таким образом проход в «мир иной» на веки вечные. В этом, по крайней мере, месте.

Потом они ушли. Втроем. А перед уходом Феня не поленился еще раз пожурить Николая за его безответственный поступок. Однако, выговоривши порицание, домовой вдруг залез на стул, рядом с которым стоял Николай, и обнял молодого ведьмака.

— Из тебя выйдет толк, ведьмак.

— Мяу, — благосклонно согласился Васька.

— Спасибо вам! — только и смог пробормотать Коля в ответ.

Зал собраний (чердак театра) едва смог вместить в себя всех желающих. Обыкновенно далеко не все даже из тех, кому надлежит, являются на сход, поэтому проблем с местами раньше не возникало. То есть тесно-то было каждый раз, но это больше от суетливости, непоседливости некоторых молодых домовых, а не от нехватки места. Сегодня же чердак просто ломился! Пришли все, и пришли вместе с друзьями (кошками, бурундуками, горностаями, хомяками и проч.), женами, детьми и залетными гостями из других селений-городов. Гам царил невероятный.

Феня опять сидел по правую руку от председательского места, но на сей раз оно не пустовало — его по праву занимал Киря, всесогласно выбранный городовой. А Фома, с самого их возвращения не перестающий глупо, но счастливо улыбаться, устроился слева от Кири, добровольно отдав свое место Фене.

Васька тоже не обошел вниманием собрание, почтил всех своим присутствием и даже благосклонно позволил некоторым уважаемым домовым погладить себя. Кот устроился у ног Февронтия и, глядя снизу вверх, снисходительно наблюдал за суетой в зале.

Наконец все устроились. Гул утих, и Киря поднялся со своего места.

— Друзья! Я благодарен всем вам за то, что вы не растерялись и приняли правильное решение, когда узнали о том, что я пропал. Временно назначив Февронтия на мое место, вы спасли не только меня, но и тех людей, что попали в жуткую переделку вместе со мной.

— А что было-то?..

— Да-да, что за напасть такая?..

— Какой злодей…

— Тихо, успокойтесь, сейчас все расскажу, — усмиряющее поднял руки Киря. — Итак, все началось с того, что ко мне пришел Плетень и рассказал о своей беде. Думаю, все вы уже знаете, о чем идет речь.

Раздалось дружное «Знаем!».

— Я так и думал, — улыбнулся городовой. — Естественно, я попытался разобраться в произошедшем. Опросил кое-каких свидетелей, поискал информацию в милиции и пришел к выводу, что кто-то, скорее всего дух-иномирец крадет людей, утаскивая в свой мир. Кроме того, безобразия происходили примерно в одном и том же месте. На окраине города. Собственно, как раз там, где живет наш уважаемый Плетень. Вооружившись всем необходимым, я решил обследовать «злое» место лично. И так неудачно получилось, что дух — а это оказался именно дух, а не кто-нибудь еще — вышел на охоту как раз в тот момент, когда я был там. Мы заметили друг друга, и он не раздумывая напал. Но мы, домовые, тоже не лыком шиты! В моих карманах нашлись и подкова, и веточка герани, захваченные как раз на такой случай.

И вот злодей пытался коснуться меня, чтобы, как теперь понятно, определить мой идентификатор и отправить в свой мир, а мне успешно удавалось противостоять ему, отмахиваясь веточкой чудодейственной герани и своей именной подковой. Противник, поняв тщетность своих усилий, отступил. Но тут на беду мне под ноги попался камень и я грохнулся!

В зале кто-то шумно выдохнул. А Киря, выпив воды, продолжил:

— Так вот, я упал. Упал и выронил свои обереги. Дух тут же воспользовался этим и коснулся моего плеча! В глазах потемнело, и через мгновение надо мной уже нависали каменные стены мрачного подземелья! Да, злой колдун другого мира заключал всех украденных в казематы. Слава богу, я так и не узнал, зачем ему это было нужно.

Люди находились тут же, я почувствовал их присутствие в соседних камерах. Все мы были заключены поодиночке. Злодей также выкрал и пару кошек, которые, видимо, пытались ему противостоять — смелые создания.

— Мяу! — вставил Васька.

— Кошки испуганно мяукали, люди что-то кричали, потеряв самообладание, однако никакого внимания со стороны пленителя это не вызывало. Положение казалось отчаянным! Но закончилось все самым удачным образом. Пшик — и все мы оказались в квартире некоего молодого ведьмака. Вместе с хозяином квартиры нас ждали и главные спасители — Февронтий и Василий. Вот они, перед вами! Именно благодаря их героическим усилиям все закончилось благополучно для попавших в беду. Для меня в том числе. И у меня не хватит слов, чтобы выразить все то…

— Феня молодчина! — перебили Кирю.

— Нет, не молодчина — герой!

— Ура Фене!

— Не зря мы его в городовые-то! А кто придумал-то, а?

— Ты, что ли?

— А кто ж?!

— Да уж не ты…

— Феня!

— Феня-Феня-Феня! — скандировало распаленное общество.

Феня встал со своего места и смущенно поклонился. Но домовые не унимались, требовали дать слово герою. Пришлось подчиниться.

— Друзья, я хочу сказать, что всего лишь… по мере своих скромных возможностей… — он никак не мог найти нужных слов, теряясь и краснея под пристальными взглядами благодарных сородичей.

— Ура городовому! — решил кто-то поддержать его.

— Ура! — грянуло собрание. Бедный драмтеатр…

— Ну что же вы?! — Феня замахал на них руками. — Какой же я городовой? О чем вы все говорите? Я всего лишь временно замещал Кирю, настоящего городового, а теперь он вернулся! И…

Зал замолчал. Он молчал недоуменно и даже как-то обиженно.

— Как это не городовой? — вышел вперед один из тех домовых, что жили в самом центре города. По традиции «центровые» сидели в первых рядах и частенько говорили за всех, даже когда их об этом не просили. Но сейчас, похоже, с ним были согласны все собравшиеся. — Это что же? Мы разве ж зря или попусту в прошлый раз назвали тебя городовым? Неужто наше слово боле ничего не значит? А?

— Да! Мы же выбрали! В прошлый раз!

Похоже, растерялся даже Киря. А уж Феня так совсем не находил себе места.

— Так Киря же… — робко промямлил он.

— МЯУ!!! — крикнул Васька, вскочив на стол.

— Феню в городовые! — подхватил «центровой»

— Феню! — подтвердил зал.

— Февронтий достоин, — кивнул Киря. Феня посмотрел на него, как бы извиняясь, но наткнулся на улыбку, в которой ясно читалась гордость за друга и сына друзей.

И Февронтий понял, что участи городового ему не миновать. Никак.

Но Ваське я такой подлянки никогда не прощу! Эх, прощай спокойная жизнь… — подумал он и крикнул:

— Ну, хорошо! Я согласен!

Но его уже никто не слушал. Все решено — пора домой. Как раз к вечернему чаю…

Владислав Выставной

Швейцарский складной кот

Я пришел сюда, чтобы купить швейцарский складной нож. Ну, знаете — такой универсальный, с фирменным крестиком на рукоятке, с кучей лезвий, фонариком, телефоном, штопором, Интернетом, средством от комаров, электрошокером и зубочисткой в придачу. Дело даже не в том, что такая штуковина удобна в любой непредвиденной ситуации.

39
{"b":"221967","o":1}