ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кто-нибудь мало знакомый с тропической фауной, не заметил бы этого. Но он жил здесь в течение ряда лет. Волосы его зашевелились на голове, когда он подумал о возможной причине такого переполоха. Не замедляя шага, Бишоп продолжал идти к «кантита», но вместо того, чтобы пойти в бар, он вошел в служебную дверь и выскользнул через черный ход. Он неслышно шагал под деревьями и, обойдя вокруг строения, обнаружил причину всего этого переполоха.

«Германец» и «Кукарача» укрепили два ружья Шпрингфельд, снабженные телескопическими устройствами. Сидя на поваленном стволе дерева, с дулами ружей, направленными на точку взлета «утенка», они могли в любую минуту выстрелить. Их позиция была великолепна. На таком расстоянии они не могли дать промаха. С убитым пилотом самолет неминуемо, потеряв управление, упадет носом в реку, и все пассажиры погибнут.

Командиры старых самолетов на таких дорогах долго не жили. Бишоп отлично знал обычаи страны. Гуарес совсем не жаждал привлекать внимание к своему полю, и Бишоп мог с уверенностью сказать, что тот никогда не известит об этом происшествии полицию.

Бишоп бесшумно подошел и неожиданно оказался между двумя авантюристами. Они одновременно повернулись к нему. Не говоря ни слова, Бишоп нагнулся и схватил каждого за волосы, стукнул их головами прежде, чем они успели понять, что происходит.

— Идите спать, — сказал он вполголоса. — Вы, должно быть, устали, столь долго выбирая возможность отомстить мне.

Он выпустил их, и они упали, потеряв сознание. Их «сон» мог продолжаться долгое время, но на всякий случай он воткнул оба ружья дулами в землю под деревом, на котором они сидели. Потом он вынул заряды и забросил их. После чего вознаградил себя стаканом вина, выпитого за здоровье весельчаков, отправившихся в страну снов… Вино показалось ему хорошим, но он предпочел бы ему вкус красных губ Кончиты…

Когда он вернулся, группа уже ожидала его.

— Вы сказали — в девять часов, — холодно заметил Кредо. — А сейчас две минуты десятого. Где вы были?

— Я совершил маленькую прогулку, — ответил Бишоп.

11. В ловушке

И Бишоп летел. С сигаретой, наполовину обгоревшей и обжигающей ему губы. Он считал, что знает об усталости, но, оказывается, никогда не чувствовал себя таким изнуренным. У него было лишь одно желание: посадить самолет на какой-нибудь клочок земли и спать целую неделю. Он до сих пор не понимал, как ему удалось пролететь так далеко.

«Может быть, — думал он, — права старая поговорка, гласящая, что только хорошие люди умирают молодыми».

Он приземлялся в местах самых невозможных и пролетал там, где, казалось, нельзя было пролететь. Он умудрялся обмануть полдюжины пограничников, сидящих в своих самолетах, очень любопытных, пролетая через узкие ущелья. Он летел так низко над неизвестными реками, что мог затушить свой окурок в воде, не вылезая из кабины.

Несмотря на проливной дождь, моторы работали исправно. Уже не в первый раз «утенок» встречался с грозой. Разряды молний играли на его крыльях, но не опаляли его перьев. Он послушно выполнял все приказы пилота.

Они миновали Лиму, Аррикапу, Арику и Антофагасту. Он не спускался ни на один из этих аэродромов. Он летел по нейтральным линиям, садясь на маленьких частных полях, владельцы которых за определенную сумму не задавали никаких вопросов и не интересовались своими постояльцами.

Немного южнее Сантьяго Бишоп повернул самолет на восток, и теперь они летели над пампой. По его расчету, они должны были находиться на расстоянии двух или трех сотен километров от Буэнос-Айреса. Отныне успех всего этого предприятия зависел от Кредо.

Несмотря на грозу и неустойчивое положение самолета, Кончита прошла вперед и устроилась около кабины пилота.

— Вы устали?

— Точно, — сознался Бишоп.

Кончита осторожно вынула у него из губ окурок и заменила новой сигаретой. У нее был вкус губной помады.

— Вы просто великолепны! — Продолжала она. — Вы совершили невозможное!

Бишоп отмахнулся.

— Не совсем. Если бы это было невозможно, я не смог бы этого сделать. К тому же мы еще не долетели до места.

Кончита была совершенно уверена.

— Мы скоро будем там. В этих местах такая погода долго не стоит.

— Я знаю, уже летал здесь.

Как бы для того, чтобы доказать справедливость слов Кончиты, самолет вынырнул из зоны облаков и полетел в чистом небе. Под крыльями были видны животные, пасущиеся на полях, были видны города и поселки, появились ранчо, окруженные деревьями и угодьями, гаучо, сидящие на лошадях.

Кредо, в свою очередь, встал, чтобы посмотреть на пейзаж.

— Теперь вы должны взять на себя командование, — сказал ему Бишоп. — И решайте поскорей. У нас осталось не более двадцати минут до наступления темноты.

Кредо стал ориентироваться.

— Я теперь вижу, где мы находимся. Вы должны лететь на юг. Ранчо, у которого мы приземлимся, находится в двух часах езды от города… — и добавил, скривив рот. — Естественно, если мы будем лететь осторожно.

Бишоп взял направление на юг.

— Вы мне скажете, когда можно будет сесть. — Он бросил взгляд на спидометр. — Если мы не посадим самолет под прямым углом к югу, то окажемся как раз над центром города, с полдюжиной самолетов для нашего эскорта…

Он посмотрел на Кончиту.

Кредо не терял спокойствия.

— Я не думаю, что это может случиться. — Он приложил руку к глазам. — Ранчо, куда мы направляемся, находится как раз перед нами. Мы действительно замечательно выбрали человека, — добавил он, бросив восхищенный взгляд на Бишопа. — Вы — отличный пилот. Опуститесь подальше от дома.

— На каком расстоянии?

— Скажем, в двух километрах. «Естенсиерос», как я вам уже говорил, перонисты, но, кроме них, там могут быть разные люди, в том числе и приверженцы нового режима.

— Вы — хозяин. Как скажете.

Бишоп пролетел метров 500, сделал несколько кругов и повел самолет на изолированную площадку около резервуара с водой. Выключив контакты, он попытался встать со своего кресла, но отказали ноги.

Кончита вытащила бутылку рома. Откупорив, она протянула ее пилоту.

— Это — реакция и это естественно, — просто сказала она. — Выпейте немного, мой любимый!

Кредо бросил на нее недобрый взгляд. Дон Диего развязал веревку, которая привязывала его к креслу, и встал. Старческим голосом он прошептал:

— Наконец-то мы прибыли. Бог знает сколько времени продолжалось это путешествие.

Бишоп сделал несколько глотков рома прямо из горлышка бутылки и почувствовал, как к нему возвращаются силы.

— Что же теперь? — спросил Бишоп у Кредо. — Что мы будем делать?

Кредо снова стал полировать свой череп шелковым платком.

— Нас ждут. Очень скоро придет машина, чтобы отвезти нас в дом. После этого, пользуясь темнотой, дон Диего и я отправимся в город, чтобы выяснить ситуацию и, если удастся, взять деньги, которые были целью нашего путешествия. — Он внимательно посмотрел на Кончиту. — Что еще более необходимо, мы увидим Марию, если она на свободе, и тогда мы привезем ее с собой, но это кажется мне маловероятным.

Кончита поблагодарила его взглядом.

— Вас будут кормить и содержать в «Естансиа».

Восстановив крепость ног, Бишоп встал и открыл дверь самолета. Ром, который он выпил, немного кружил ему голову, но свежий июньский воздух бодрил его.

— Нет, благодарю, — сказал он, наконец. — Кончита может делать, что хочет, но мне хотелось бы остаться в самолете.

Кончита приняла решение.

— И я остаюсь с Джимом. Вы можете прислать нам из дома еду, а ночевать мы будем в гамаках. Таким образом, мы будем охранять самолет и подготовимся к отлету, как только вы вернетесь с Марией и деньгами.

Кредо, как ни странно, ограничился поглаживанием своего черепа.

— Как хотите, — сказал он. — Если все пройдет хорошо, то дон Диего и я вернемся через несколько часов.

При мысли о том, что ему скоро придется опять лететь по этой опасной дороге, Бишопу стало нехорошо. Когда он немного пришел в себя, то обратился к Кредо:

17
{"b":"221971","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Колыбельная звезд
Адмирал. В открытом космосе
Ухожу от тебя замуж
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Яга
Восхождение Луны
Поцелуй тьмы
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Игра Джи