ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Послышался легкий «пуф», похожий по звуку на шум детского пистолета. Убриа повернул голову. Бишоп поднял колени и выбросил обе ноги вперед. Он отправил Убриа к стене, на которой находилось зеркало, с такой силой, что оно разлетелось на тысячу кусков, которые посыпались на Убриа.

Бишоп встал. Он посмотрел на Кончиту:

Нос ее был в пыли, так как она легла на пол, чтобы достать револьвер Кредо. Она была близка к истерике.

— Я совершила ужасный грех: я убила человека, — прошептала она.

Бишоп взял из ее руки револьвер и нагнулся, чтобы посмотреть, что с капитаном Убриа.

— Гм…гм., не думаю. Вы всего лишь ранили его в левое плечо. Но это отвлекло его внимание как раз настолько, чтобы я смог отправить его вальсировать…

— А теперь? — спросила Кончита.

Бишоп вытер кончик ее носа и поцеловал.

— Теперь дайте мне одну минутку вздохнуть. Я сейчас найду что-нибудь.

16. Счастливая концовка

Комната был пропитана запахом духов. Оба типа были положены на кровать и оба были без сознания.

В том случае, если бы им пришла в голову дурная мысль кричать о помощи, Бишоп заткнул их рты при помощи нейлонового белья, затем связал им руки и ноги нейлоновыми чулками. Все это Кончита достала из какого-то шкафа. Закончив работу, Бишоп потер руки.

— Это заставит их лежать спокойно, — сказал он. — А теперь мы отправимся на кухню и посмотрим тюки.

Оба тюка были тщательно обвязаны. Они были полны банковскими билетами от 100 до 500 долларов США. Там было также немало чеков на предъявителя и крупных облигаций. Бишоп даже не пытался оценить все это богатство, но, без сомнения, здесь было не меньше нескольких миллионов долларов.

Не удивительно, что такой корыстолюбивый Человек, как дон Диего, рискнул жизнью ради этого богатства.

Кончита была ошеломлена.

— Я никогда в жизни не видела столько денег!

— Я тоже, — ответил Бишоп.

Он уселся на один из табуретов, рассматривая это сокровище. С содержимым такого тюка человек имел бы возможность создать авиационную компанию, настоящую, а не ту несчастную, с одним самолетом, какую он создал в Коралио! Он смог бы купить несколько ДС-3 и «Конверс» или даже более современные конструкции.

Кредо и капитан Убриа говорили об охране. Несомненно их люди окружили дом и ждут сигнала.

Будет довольно трудно вынести эти тюки из дома и погрузить их в «порш», но Бишоп надеялся, что это ему удастся: вся история держалась в строжайшей тайне. И судя по тому, как трое полицейских в Рожо Тукан топтались на месте, можно было решить, что они не получили определенных указаний от капитана Убриа, сами же не решались проявить инициативу. А связанный по рукам и ногам, лежащий на кровати Убриа теперь не сможет ничего.

Вернувшись к самолету, Бишоп смог бы погрузить тюки и улететь в Уругвай, потом в Порто-Алегро…

Даг и Сэм откупорили бы бутылку, чтобы отпраздновать его приезд. С таким огромным фриком не нужно было бы занимать деньги или продавать «утенка». Сандерс и Клейн сделали бы все возможное, чтобы облегчить его возвращение в США. И, следуя воздушными линиями, знакомыми только ограниченному кругу пилотов джунглей, он смог бы избавить таможенников и пограничников от лишних хлопот и переправить деньги в Соединенные Штаты Америки. Потом бы провел остаток своих дней, купаясь в роскоши, как кинозвезда. Было лишь одно препятствие — это деньги не его. Это была собственность правительства Аргентины. На эти деньги можно было сделать много хорошего…

Кончита подошла и ласково, кончиками пальцев, провела по его лбу.

— Вы чем-то озабочены, мой любимый?

— Нет, — ответил Бишоп. — Но пришлось подумать об очень многом. Теперь можн~ сказать, что мы спасены. Да еще свершили хорошее дело.

Бишоп нашел маленькую ручку Кончиты и сжал ее.

— Послушайте, бэби…

— Да?

— Вас очень огорчило бы быть бедной?

— С вами?

— Именно. Знаете, вы можете стать женой обычного пилота, занимающегося перевозкой грузов, или пилота-испытателя. Я даже мог бы вернуться в армию. Но богатства это, к сожалению, не принесет.

Кончита была искренно удивлена.

— Удивительно, как может быть женщина бедной, когда она замужем за любимым человеком, с детьми от него?

— Это одно мнение, — заметил Бишоп, — Короче. Я пытаюсь вам сказать, что весь этот фрик нам не принадлежит и что я предпочитаю его не трогать.

— Это вам решать…

Бишопу ужасно хотелось курить.

— Ладно. Итак, мы это решили. — Он оказался у аппарата и спросил. — У вас нет телефонного справочника?

— Есть в гостиной.

Бишоп стал переворачивать страницы. Найдя нужное, набрал номер. На другом конце провода телефон долго звонил, потом женский голос ответил:

— На проводе «Пренца».

Бишоп объяснил по-испански:

— Дайте мне информационный отдел, пожалуйста. Я знаю, что вы — утренняя газета и что у вас уже все готово к печати. Если заведующий отделом не захочет говорить со мной, скажите, что он упустит настоящую сенсацию.

— Все люди говорят так, сеньор.

Бишоп через открытую дверь бросил взгляд на тюки.

— Но я могу доказать это.

— Одну секунду, сеньор, прошу вас.

Бишоп ждал больше минуты, потом послышался характерный звук соединения.

— Информационный слушает.

На испанском, ясно, в сжатой форме Бишоп заявил:

— У меня есть сенсационный материал относительно так называемого самоубийства дона Диего Сабас-Плакидо. В действительности он был убит капитаном Убриа из федеральной полиции и бывшим владельцем кабаре, неким Кредо…

Заведующий отделом был осторожен.

— А кто говорит со мной?

— Джим Бишоп. Вы, может быть, и забыли мое имя. Но до того времени, как вашу газету запретили, вы писали о том, как я занимаюсь перевозкой по воздуху племенного скота.

— Я это помню, — ответил голос на другом конце провода, — статья была написана на двух языках. — Он продолжал на отличном английском языке с характерным гарвардским акцентом. — Хорошо. Вы претендуете на то, что вы Джим Бишоп. Каков был ваш чин в армии Соединенных Штатов и где вы воевали?

— Я был полковником авиации, и, главным образом, воевал в Европе.

— Это совпадает с моими воспоминаниями. Что вы делаете в Буэнос-Айресе?

— Я привез из Центральной Америки дона Диего, Кредо и сестру одной из маленьких подруг бывшего диктатора.

— Вы начинаете меня интересовать…

Бишоп значительным тоном продолжал:

— Вы даже себе не можете представить, до какой степени я могу вас интересовать и какое совершенно необычное дело я передам вам. В настоящее время я занят тем, что рассматриваю два тюка, полных монет, чеков на предъявителя и тому подобных ценностей, принадлежавших, как я полагаю, новому правительству. Я считаю, что в них содержится от трех до четырех миллионов долларов. Дон Диего, знал, где было скрыто это сокровище, и Кредо и капитан Убриа убили его, чтобы завладеть им… Они также пытались убить меня и девушку, чтобы заткнуть нам рот.

— А где находятся Кредо и Убриа в настоящий момент?

— Здесь, вместе с нами.

— С вами?

— Со мной и девушкой, о которой я вам уже говорил.

— А как же они позволили вам звонить сюда по телефону?

— Они не могут запретить этого. В настоящий момент они заняты тем, что жуют предметы белья из нейлона. Несколько пар нейлоновых чулок связывают их щиколотки и кисти рук.

— Дорогое сокровище! — вскричал заведующий. — Откуда вы мне звоните?

— Одну минуточку, — сказал Бишоп, — Сперва поговорим о деле.

— Понятно. Сколько стоит история?

— Ни одного песо. Но я вошел в город нелегально, и вы мне должны гарантировать, что адвокаты «Пренцы» устроят так, чтобы у меня не было неприятностей и чтобы мой паспорт имел необходимые визы.

— Это возможно.

— Я хочу также еще одни паспорт, законный паспорт для девушки, известной под именем Кончиты Гарсиа…

Журналист хорошо знал Буэнос-Айрес. Он был, безусловно, в курсе любовных дел диктатора.

25
{"b":"221971","o":1}