ЛитМир - Электронная Библиотека

— Надейся, иногда и надежда спасает, — также тихо отозвалась я, чтобы не пугать её раньше времени.

Забравшись под одеяло, я думала все-таки дождаться Ангелину, но все было тщетно, сон сморил почти сразу.

* * *

Данил Меньшиков

Пришедшее электронное письмо было странным. Нет, оно не появилось в клубах пахнущего серой дыма, но его содержание…

Если верить отправившему его человеку, отец все-таки заключил сделку и тот самый злополучный техцентр в соседнем городе принадлежал теперь нам. Но оформлен был через какую-то левую фирму "Вега". Особенно мне не понравился постскриптум:

"Ваши предыдущие указания уже исполнены, но появились некоторые проблемы, требующего личного присутствия"

Ерунда какая-то получается! Через нашу бухгалтерию никакая "Вега" не проходит, но проверить все-таки нужно, не хватало только чтобы ещё и налоговая, не к ночи будь помянута, прицепилась! А значит, нужно ехать и выяснять, причем, чем скорее, тем лучше…

Я так ушел в свои мысли, что не сразу понял, что картина входящих, дружески обнявшись, Сашки и Матвея реальность, а не радостный глюк. Зная, что эти двое могут подружиться только в одном случае — если Слава дружно их пошлет, причем в особо грубой форме, я присмотрелся и облегченно вздохнул. Все нормально, это Дротик просто заломил Моте руку за спину и так привел ко мне. Причем у Матвея ещё и на лице наблюдались какие-то странные изменения…

— Что ещё? — Вымученно спросил я, уже чувствуя очередное западло. Как оказалось, предчувствия были верными. — Колитесь давайте, у меня тут фигня какая-то, хотел с вами обсудить.

— Да, действительно, — издевательски протянул Дротик. — Покайся своему другу, как ты его сестре в темноте юбку задирал!

Что там лопотал в ответ Матвей, я уже не слышал, потому что кровь в ушах зашумела, а перед взглядом все поплыло от бешенства. Вот скотина, ведь знает, что, как мужик, он Славе триста лет не сдался. А сестра у меня хоть и довольно сильная для девушки, но справиться со взрослым здоровым парнем, естественно, не сможет…

— Эй, Снапер, твою мать, очнись! — Заорал Сашка и оттолкнул меня к стене, упираясь локтем в шею. Кровавая пелена перед глазами немного рассеялась, и я понял, что стою рядом с лежащим на полу и прижимающим ладонь к лицу Матвеем. — Пришел в себя? Я его и сам с удовольствием прибью, не лишай меня такого счастья, — зло попросил Дротик, и я понял, что проблемы только начинаются.

В голове немного прояснилось, так нужно, как-то ситуацию разрешать, пока мы тут друг друга не перебили.

— Стоп! — Я сам свой голос не узнал, настолько тот был хриплым. Зараза, а не Сашка, зачем же было так на кадык давить?! — Успокоились все! — Мы шумно подышали пару минут, пытаясь прийти в себя. — Какого ты к Славке полез, урод?

— Да не сделал я ей ничего, просто поцеловал, — пробормотал Матвей поочередно прикладывая бутылку коньяка то к одному глазу, то к другому. Ну, с правым все понятно — моя работа, а левый? Тут я вспомни, как Сашка ввел Мотю в кабинет, и все встало на свои места. А молодец у меня дружбан все-таки!

— Значит так, сейчас мы пока не будет обсуждать произошедшее. Завтра пойдешь к Славе и, если она тебя простит, мы это дело замнем. Если же нет — не обижайся.

Матвей только кивнул, а вот Сашка явно был недоволен. Ну, ничего, пусть Мотя попробует с моей сестрой договориться. Но если она его пошлет, я не посмотрю, что он мой друг ещё со школьных времен.

— Смотрите сюда, — я ткнул в экран ноута…

Через полтора часа, окончательно охрипнув, мы пришли к выводу, что поступившую информацию надо проверить. А значит, туда нужно наведаться. В конце концов, было решено, что мы с Сашкой рано утром отбываем к пункту назначения, а Матвей вызовет своего сотрудника для охраны. Дротик долго ругался и препирался, но под давлением общественности, в виде нас с Мотей, все-таки сдался.

Чтобы не доводить Сашку до греха убийства, а меня — соответственно — лжесвидетельствования, Матвея мы на ночь устроили в моей комнате.

— Полезешь во сне обниматься, ещё и по уху получишь, — предупредил я нашего любвеобильного и, выдав ему второе одеяло, завалился спать. За день я так вымотался, что наличие в моей постели мужика, пусть даже и друга, меня вообще не волновало, лишь бы не приставал. Что-то у меня в последнее время не кровать, а проходной двор…

Ровно в пять утра мы с Дротиком, злые и невыспавшиеся, уже выезжали на загородную трассу.

— Хватит сопеть, можно подумать, что на заднем сиденье кто-то ежика душит, — Сашка в ответ на мое пожелание только фыркнул. — Мне тоже не нравится эта ситуация, но делать нечего, нужно все на месте решать. И что Матвей остался там со Славой, мне также не по душе, но он один из немногих, кому я могу доверить сестру.

О том, что второго охранника — Дмитрия — тоже хорошо знаю, я Дротика предупредил, а вот что он ещё и кобельеро, каких мало, умолчал. А если учесть, что он предпочитает как раз блондинок, у меня не меньше причин, чтобы психовать. Надеюсь, Слава его быстро на место поставит. То, что подругу она в обиду не даст, я уже понял, остается надеяться на наблюдательность сестры, и чтобы она поняла, что на Ангелину у меня далеко идущие планы.

— Угу, — промычал, наконец, друг и через некоторое время задремал.

А я вел машину и надеялся, что мы сможем утрясти все уже сегодня, чтобы к вечеру вернуться домой. И если окажется, что Дмитрий все-таки совершил ненужные телодвижения в сторону моей девочки, сделаю так, что на его фоне фингалы Моти будут казаться просто легким макияжем.

* * *

Радислава Меньшикова

Утром, ещё толком не проснувшись, почувствовала, как чья-то ладонь гладит меня по голове. Поскольку у меня в столь раннее время работают инстинкты, а никак не интеллект, подвинулась ближе, чуть ли не мурлыкая от удовольствия. И услышала тихое:

— Солнце, ты всегда утром ведешь себя, как котенок?

Пришлось резко приходить в себя, потому что голос принадлежал Матвею. Первой мыслью была — встать и двинуть ему по шее за вчерашнее. Но когда я открыла глаза, только охнула и согнулась пополам от хохота. Потому что вид Моти рождал низменное желание дать ему кусочек сахара и отправить к ручью. Объясняю почему — на лице у парня красовались два фингала. Мое чувство прекрасно отметило их идеальную симметричность, которая придавала ему сходство с грустным енотом.

— Где такую красотищу взял? — Все ещё не разгибаясь, спросила его.

— Да что вы все смеетесь?

— А кто еще, кроме меня?

— Лина и Дима.

— Дима — это кто? — Что-то мужики вокруг стали плодиться, как саранча на колхозном поле.

— Дима — это мой подчиненный. Твой брат и его дружок уехали по делам, и мы пока будем обеспечивать вашу безопасность, — спокойно пояснил Мотя.

— Ладно, познакомлюсь. Давай, рассказывай, кому мне "спасибо" говорить, — я с трудом успокоилась и поняла, что уже практически не злюсь на Мотю.

— Что, не простишь, да?

— Прощаю, — начала говорить вполне серьезно. — Был бы у тебя третий глаз, может, ещё подумала бы, а так тебе уже и так на работе будет стыдно показаться, — закончила, улыбаясь.

У него вытянулось лицо. Видимо, эта светлая мысль Матвею в голову не приходила. Горестно посопев, он выдал:

— Жестокая ты, вот за что я тебя так люблю?

— Ты от темы-то не уходи, отвечай на озвученный вопрос.

— Оба, — мрачно признался Мотя.

— Что "оба"?

— Сначала Дротик ваш постарался, а потом и Даня добавил. Я не стал сопротивляться, понимая, что вина моя есть.

— Вина есть? Да если бы не Саша, ты меня изнасиловал бы прям там! — рявкнула так, что друг поморщился и прикрыл уши руками. Чего врать, себе могу признаться, что вчера испугалась не на шутку. Таким я его никогда не видела, и очень надеюсь, что больше и не доведется.

14
{"b":"221992","o":1}