ЛитМир - Электронная Библиотека

— Слав, не утрируй, — тоже повысил голос Матвей. — Я себя отлично контролировал. Черт, я же люблю тебя, ну что еще надо? Что?! Скажи, и я все для тебя сделаю! — Матвей уже кричал на меня. Я почувствовала, что ещё чуть-чуть и расплачусь. Н-да, на этих выходных я реву больше, чем за прошедшие полгода.

— Ничего, — прошептала я, когда он перестал носиться по комнате и немного успокоился. — Я не знаю, почему так. Но и чтобы ты мучился, тоже не хочу.

— Черт, — выругался Мотя, глянув на меня. Что, страшная такая? Это только героини романов умеют красиво плакать. А у меня сразу опухают глаза и текут сопли… — Малыш, прости меня, — он сел рядом и осторожно прижал мое лицо к своей груди. — Зайка, прости, я дурак, пожалуйста, только не плачь. Я, правда, не собирался тебя ни к чему принуждать… Просто, давай попробуем?

"Почему нет?" — подумала я. Да, я к нему не питаю сильных чувств, но с Матвеем так спокойно и хорошо. И как ко мне относится Дротик, я не знаю. Да он ревнует, но… А, зараза, как все сложно!

Я осторожно отодвинулась от Моти. Он беспрекословно опустил руки и тяжело вздохнул.

— Не знаю, Моть, — растерянно произнесла я. И хочу рискнуть, и боюсь. И боюсь, главным образом, не того, что ничего у нас не получится, а что делаю большую ошибку.

— Давай просто попробуем, обещаю, что буду терпеливым и настаивать на более близких отношениях не стану. Ничего не бойся, увидишь, все у нас будет хорошо.

В следующее мгновение я сказала то, чего сама от себя не ожидала:

— Хорошо.

— Что? — Растерянно спросил он. Соблазн отказаться от своих слов был ой как велик, но я почему-то продолжила.

— Ты просил шанс, я его дала. Но с одним условием. Давай попробуем быть вместе пару недель, и если у нас все получится, то, значит, ты был прав. А если нет…

Меня взяли на руки и немножко покружили, а после поставили на ноги рядом с собой.

— А поцеловать тебя можно? — Ласково произнес Мотя, обнимая меня одной рукой за талию, а вторую положив мне на затылок.

— Можно, — слегка улыбнулась, а сама прибывала в шоке от произошедшего. Почему-то инстинкты кричали — то, что я только что сделала, только добавит мне проблем, и ничего у нас с ним не получится. Тогда зачем я согласилась? Жалость? Симпатия? Или просто извечная женская дурь?

Матвей слегка прикоснулся губами к моему рту.

— Иди, умойся, мы тебя на кухне подождем.

Быстренько совершив утренний моцион, надела голубые рваные джинсы и белую майку, стянула волосы в высокий хвост и пошла вниз, готовая ко всему. Ну, или почти ко всему…

Глава 5

"Внутренний голос всегда подскажет, какое из неправильных решений нужно выбрать".

* * *

Ангелина Тихонова.

Едва открыв глаза, поняла, что у меня, наверное, совесть нечиста — иначе с чего бы просыпаться в воскресенье в половину восьмого утра? Рядом, завернувшись в одеяло так, что наружу торчали только кончик носа и левая пятка, сосредоточенно сопела Слава. Пришлось крадучись идти в ванную — у подруги и так стресс, пусть хоть поспит…

Еще недавно, у меня не то, что отдельной ванны не было, но даже близких людей, о которых хотелось заботиться… Так, хватит, осталось только разреветься от жалости к себе. Если честно, не ожидала от Радиславы такого шага. Она всегда казалась мне отстраненной и холодной, что ли… А на самом деле, оказалась хорошей девчонкой. Не без тараканов, конечно, но этим мы все грешим. И ещё — мне было стыдно, но когда увидела, как к ней относится брат, почувствовала зависть — у меня никогда не было человека, который вот так, не задумываясь, всегда встанет на мою сторону, поможет и защитит. Ладно, не надо о грустном, пора идти готовить завтрак. Готовить я всегда любила, поэтому, когда Слава предложила мне взять на себя это благородное дело, была только рада — вроде и пользу приносить буду, и руки чем-то заняты, а то так недолго и с катушек слететь.

Быстренько натянув светло-серый сарафан и убрав волосы в хвост, вышла в коридор, улыбнувшись напоследок Кузьме, который сосредоточенно грыз кусочек морковки в своей клетке, и замерла, свежим взглядом оценив вчерашние разрушения. Это сколько же дури надо иметь, чтобы снести двери из цельного дерева?! А главное, что выбить их выбили, а вот на место так никто и не поставил… Ладно, Слава проснется — решим. По пути на первый этаж мне никто не встретился, что, в принципе, неудивительно — народ спит в законный выходной, только я брожу по дому, как Кентервилльское привидение. Кстати, а где Матвей ночевал? Тут одно из двух — либо его до нашей комнаты не допустили, либо у него, как у всякого уважаемого алкоголика, сон краток и тревожен, и ушел от нас парень на утренней зорьке. Правда, в последнее верилось с большим трудом.

Со вкусом зевнув, я попыталась придумать, чтобы такое приготовить. Может, оладьи или сырники? Интересно, а Данилу что больше нравится? Ой… Так, в любовь с первого взгляда я не верила никогда, и вряд ли это измениться в будущем. Тогда что это? Если благодарность и дружеское расположение, то почему мне до дрожи в коленках и зуда в кончиках пальцев хочется зарыться в его волосы и просто вдохнуть поглубже их запах?

Так-с, что-то у меня мысли совсем куда-то не туда пошли. Я так сейчас не только завтрак сожгу, но и весь дом.

— Привет, Лина.

Хорошо, что у меня в руках ничего не было, а то причинила бы ущерб кухонному хозяйству. Резко обернувшись, я уже открыла рот, чтобы поприветствовать Матвея…

Вопрос: "А что у тебя с лицом?" я вслух не задала, но, видимо, он был написан на моем челе так крупно, что парень только вздохнул и, махнув рукой, изрек:

— Ладно, можешь смеяться…

Охая, хихикая и всхлипывая, я сползла по стене и затаилась за разделочным столом. Знаю, что нехорошо так реагировать, но, увы, ничего с собой поделать не смогла. То, что это деструктивные последствия конструктивной беседы с Сашей, я уже поняла. Надо будет Славе сказать, что за её честь уже отомстили, а то ведь она ещё какую-нибудь гадость может придумать, а бедному парню и так досталось. Хотя, делать так, как Матвей, с моей точки зрения, для мужчины вообще недопустимо.

— Все? — невозмутимо спросил он, наливая себе кофе.

— Ага. — Говорить целыми предложениями я пока не могла, опасаясь, что могу начать икать от смеха. Хорошо, что хоть не красилась, а то мы с Матвеем сейчас выглядели бы достойно друг друга.

— Вот и хорошо, — кивнул парень, собираясь уходить с кухни.

— А где Саша и Данил? Они же вроде рано встают? — любопытство пересилило страх.

— Уехали по делам, а вы пока на нашем контроле.

— А на "вашем", это?..

— Сейчас один мой сотрудник подъедет, поможет обеспечивать вашу безопасность, — с этими словами Мотя кивнул и растворился где-то на просторах дома.

Ну и ладно. Желание приготовить что-нибудь вкусное исчезло, так же как и хорошее настроение. Надеюсь, Саша с Даником скоро вернутся. Решив не заморачиваться с готовкой, просто сделала омлет и салат, и погрузилась в знания. Конспект по уголовному праву пугал своим объемом и содержанием, но деваться некуда. Нет, я не собираюсь становиться адвокатом данного профиля, но от сдачи экзамена меня это все равно не освободит. Все бы ничего, но наш препод по данному разделу юриспруденции был довольно колоритной личностью. Ладно ещё, что он выглядел, как подсудимый по тем самым статьям, который нам рассказывал. Но он с таким удовольствием смаковал подробности реальных уголовных дел и отягощающих обстоятельств, что мимо аудитории, в которой он обычно обретался, студенты не проходили, а пробегали, причем на цыпочках и предварительно сбиваясь в стайки.

В тот момент, когда знания начали одерживать убедительную победу над разумом, заставляя плавиться мой несчастный мозг, в дверь позвонили. Учитывая, что дом находился на охраняемой территории, вряд ли это кто-то ошибся адресом. Значит, приехал тот самый сотрудник, которого ждал Матвей.

15
{"b":"221992","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
По кому Мендельсон плачет
Рунный маг
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Девушка, которая играла с огнем
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Мусорщик. Мечта
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы