ЛитМир - Электронная Библиотека

— Наверное, тот переулок, где мы едва разминулись с велосипедистом, носит название "Широкий проспект", — хмыкнув, предположил Сашка, а я уже притормаживал перед тем самым домом номер двенадцать. Небольшой, в два этажа, на первом из которых была небольшая автомастерская, на втором — явно какие-то офисные помещения. Может, ввиду довольно раннего часа, а может, и из-за выходного дня, но признаки жизни появились только минут через пятнадцать после наших совместных с Дротиком усилий найти хоть кого-нибудь. Сначала из-за забора донеслось позвякивание цепи, а потом показалась морда собаки. Причем, эта морда была настолько необычной, что Сашка даже сфотографировал её на мобильник, мотивировав тем, что:

— Где ты ещё помесь немецкой овчарки с таксой увидишь?!

Показываться полностью этот представитель псиного рода отказался. Наверное, застеснялся. Окинув нас недовольным взглядом, кобыздох тоненько тявкнул и ушел восвояси.

Зато, буквально через пару минут, из-за ворот ближайшего дома выскочил мужичок в заляпанной масляными пятнами спецовке. Видимо, мы произвели на него впечатление перспективных клиентов, потому что слесарь (а специфика моей работы научила узнавать тружеников этой профессии не только на вид, но и по запаху) предельно ускорил шаг, но, увидев мой внедорожник, немного скис.

— Здорова, мужики, — поприветствовал он нас. — Если вы по поводу ремонта, то это вам в областной центр надо, у нас с такими дорогими машинами не связываются.

— А мы только что оттуда, — заулыбался Сашка, фамильярно похлопав мужичка по плечу своей лапищей, отчего тот чуть не рухнул. — Но нам сказали, что лучшие авторемонтники у вас, вот мы отмахали почти триста км.

Слесарь выпучил глаза и попытался по-крабьи, боком, отойти подальше. Но не учел скорости реакции Дротика, который из-за ситуации с Мотей был в весьма гневливом настроении. Я же решил в это дело не вмешиваться — сейчас он тут так всех запугает, что нам приведут и директора, и бухгалтера, и даже сторожей сгонят. То, что этот амбал может работать программистом, которые у большинства ассоциируются с нездоровой бледностью, очками с толстыми стеклами и мышлением немного не от мира сего, никто никогда не предполагал, и, узнав об этом, всегда откровенно удивлялись.

— Ну, куда же вы? — ворковал дружбан, уже почти сжимая бедного мужика в объятиях. — Нам вас посоветовал Михаил Сергеевич, так хвалил! Сказал, что можете решить любую проблему…

Я сначала не понял о чем он вообще говорит, но, напрягшись, вспомнил, что так зовут Черепа, в миру известного, как господин Волоков.

Слесарь побледнел и, судя по всему, собирался упасть в обморок. Но Сашка ему такой милости не дал, встряхнув мужика, и ещё более ласково спросил:

— Так кто нам может помочь? А то так не хочется расстраивать друга нежеланием его работников пойти нам навстречу…

Уже через полчаса мы сидели в кабинете управляющего, который ещё не пришел, но срывающимся голосом пообещал в трубку, что появится буквально через пару минут. Тот самый слесарь, представившийся как Николай, помялся на пороге и ушел куда-то по делам. Следить мы за ним не стали, вряд ли обычный работяга знает что-то из интересующего нас. Дротик сосредоточенно ковырялся в компьютере, периодически сверяясь с чем-то в своем ноутбуке, приткнутом тут же, на краю стола и досадливо морщился.

— Что тебе там так не нравится? — не выдержал я его очередного чертыхания.

— Тут вообще трындец, — пожаловался Сашка. — Такое впечатление, что про антивирусные программы здесь никто не слышал. Я бы перекинул все на свой ноут, но потом не разгребу…

Под нытье друга, в котором все чаще начал проскальзывать мат, я немного подремал с открытыми глазами, а потом, когда стало совсем уже невмоготу сдерживаться, все-таки набрал номер Ангелины. Её телефон мне ещё вчера дала Слава — "на всякий случай", как она выразилась, ехидно при этом подмигнув.

После разговора с моей девочкой, со страшной силой захотелось вернуться обратно. Во-первых, чтобы увидеть Лину, а во-вторых, чтобы четко объяснить Дмитрию, что к чужим девушкам лучше не лезть, а на мою, так и смотреть чревато.

— Хватит ерундой страдать, вытаскивай "винт", дома разберешься! — рявкнул я на Сашку. Друг немного ошалело посмотрел в ответ и сразу напрягся:

— Ты домой звонил? Как там Слава?

— Спит твоя Слава! То есть, она не твоя, но все равно спит.

— Это мы ещё посмотрим, чья она, — пробормотал Дротик, немного успокаиваясь и вновь погружаясь в содержимое компьютерных мозгов. — А чего тогда бесишься?

Я в двух словах обрисовал ситуацию. Сашка сначала тоже не поверил, что Ангелина может кого-то избить, а потом начал надо мной глумиться:

— Смотри, а то тоже огребешь от своего ангелочка. Надо же, никогда бы не подумал…

— Сам в шоке, — признался я, сделав мысленную зарубку, что неплохо было бы узнать получше о прошлом Ангела. Не просто так она ударила Димку за попытку обнять, хотя я её в этом полностью поддерживаю. И вчера, когда взял её за руку, она тоже как-то странно отреагировала. Предположения у меня были, но даже думать о таком не хотелось, потому что тогда я действительно кого-нибудь убью.

* * *

Радислава Меньшикова.

В гостиной меня ждал сюрприз в виде незнакомого симпатичного парня, очарование которого пропала сразу же, как только он окинул меня предельно наглым взглядом. Наверное, это и есть тот самый помощник Матвея. Н-да, тут ещё неясно, кому за кем присматривать — им за нами, или Моте за этим Димой. Вот каким масленым взглядом по моей груди прошелся!

На моё приветствие, он отреагировал немного странно — отступил на шаг и, приняв позу футболиста перед пробитием пенальти, уточнил:

— Привет, надеюсь, ты меня бить не будешь?

Я вопросительно приподняла брови. Надо же, ещё только позднее утро, а уже столько интересного произошло…

— Не будешь руки распускать, — послышался до невозможности вежливый голос Лины с кухни.

— Аааа… Это вы зря. Товарищ, не нужно тянуть ладошки к чужому, — тихо посоветовала я, улыбаясь опешившему парню.

Оставив Диму осмысливать сказанное и делать выводы, присоединилась к Лине и Моте, тихо, по-семейному, вкушавшим кофей.

— Привет ещё раз, — Матвей шустренько вскочил и нежно поцеловал меня в губы. Ангелина от этого зрелища вытаращила свои, и так немаленькие, глаза и опасно накренила сжимаемую в руках чашку, грозя ошпарить себе коленки. — Завтракай, мне надо с Димкой переговорить, — чмокнув меня в нос, он оставил меня наедине с подругой, взирающей на меня со священным ужасом.

— Скажи, что вы не вместе! — почти потребовала она.

— Вместе, — обреченно кивнула я. — Решили попробовать, может, что и выйдет.

— А как же Саша?

— А что — Саша? — чтобы скрыть нервную дрожь в пальцах, пришлось крепче сжать чашку. — Он сейчас здесь, а как только помощь станет не нужна… Я не хочу быть следующей отметкой в его списке. Да, он меня зацепил, но пока это ещё не переросло во что-то более сильное, нужно все прекратить. Я знаю, что Матвей любит меня, а мне он нравится.

Ангелина, сосредоточенно повертев в руках ложку, ответила через пару минут:

— Но ты его не любишь. Слав, прости. Я не хочу лезть не в свое дело, но… Ты хорошо подумала?

— Ты меня и не обидела. Просто самой тошно, а тут твои слова… Я не знаю, зачем я это делаю.

— Ладно, если что, дай знать. Вряд ли смогу чем-то помочь, но если нужно будет выговориться… — она не стала заканчивать фразу, слегка сжала мою ладонь и оправилась мыть посуду.

От этого разговора на душе заскреблись не то что кошки, а тигры. Чтобы не взвыть от невеселых мыслей, я решила найти Матвея. Раз уж он теперь мой парень, пусть развлекает. Но получилось, что развлекали сейчас его, чему он был совсем не рад. Потому что его шипение в трубку мобильника было почти отнюдь не счастливым:

— Да… Я все понял, скоро буду.

17
{"b":"221992","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Полночный соблазн
Брачная игра
Шестнадцать против трехсот
Алекс Верус. Бегство
Колдун Его Величества
Каждому своё 2
Жизнь и смерть в ее руках
Зубы дракона
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга