ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тупые у тебя шуточки.

— Ладно. Лина на выход, Сашка за руль, — раздав ЦУ, брат покинул машину, нахмурившись, когда Ангелина не стала дожидаться, чтобы ей отрыли дверь, и вышла сама.

Я мрачно наблюдала, как Дротик пересаживается за баранку, и проводила взглядом брата с подругой. Блин, и за что мне такое счастье? Глубоко вздохнув, решила снова одеть наушники, когда меня остановил голос Сашки.

— Маленькая, ты со мной не разговариваешь? — спросил он, плавно выезжая на дорогу.

— Хватит меня так называть! И нет, я с тобой, как слышишь и видишь, разговариваю.

— А, по-моему, ты не хочешь со мной общаться.

— С чего ты взял?

— Вчера ты вежливо выставила меня вон из комнаты, сегодня даже не поздоровалась.

— Вчера, если ты забыл, меня похитили, и я была уставшей, плюс, ко мне до тебя, еще зашел Матвей с разборками. А по утрам я всегда такая.

— Что хотел Матвей?

Мы уже подъехали к травмпункту, и Сашка, припарковав машину, обернулся ко мне.

— Это не твое дело.

Я открыла дверь, собираясь выйти, когда Дротик меня опередил и, быстро приблизившись, взял на руки.

— Я умею ходить! — зашипела я рассерженной кошкой.

— Маленькая, у тебя болит нога, давай врач тебя осмотрит и, если все нормально, обратно ты пойдешь сама?

Фыркнув, постаралась не обращать внимания на мускулистые руки, которые сейчас держали меня нежно, но крепко. Его близость меня волновала, если не сказать больше. Сразу в памяти всплыл эпизод из леса. Его горячие ладони на моей коже, нежные, но настойчивые губы и та безумная страсть, которая захватила нас обоих. Я и до этого не раз целовалась, но чтобы вот так забыть обо всем, было впервые…

Как будто почувствовав, о чем я думаю, он посмотрел мне в глаза. Я утонула в них, казалось еще чуть-чуть, и Саша, наплевав на все, поцелует меня, но тут какой-то парень совсем рядом хлопнул дверью авто, и все волшебство момента ушло.

У нас одновременно вырвался вздох, только у меня — облегчения, хватит мне и того, что уже натворила, а у Саши, как мне показалось — разочарования.

Зайдя в коридор, он сразу спросил молоденькую медсестричку, к какому врачу мы можем обратиться. Девушка плотоядно посмотрела на Дротика и бросила неприязненный взгляд на меня. Ха, он мой, не отдам! Стоп! Это что? Мои мысли? Так Радислава Игоревна, у вас наверно, помимо ноги, и мозги мимоходом зацепило. Он не твой, и вообще после всего этого приключения уедет и, вполне возможно, через полгода и имени твоего не вспомнит, так что успокоились и не строим из себя ревнивицу.

Пока я предавалась размышлениям, какой такой сдвиг по фазе заставил меня подумать о том, что Саша мой, мы вошли в кабинет врача.

— Здравствуйте, — поздоровался Дротик.

— Здрасте, — это уже я решила проявить элементарную вежливость.

В кабинете сидел молодой врач, на вид лет двадцати пять — тридцати. Довольно высокий, светловолосый и голубоглазый. Широкие плечи, не такие как у Дротика, но тоже ничего так.

— Здравствуйте, — улыбнулся он. — Что случилось? — спросил он, намыливая руки. — Молодой человек, вы девушку на кушеточку посадите и выйдете в коридор.

— Нет, — сказала моя личная нянька, хищно прищурившись.

— Что "нет"? — удивился врач.

— Я не выйду.

— Дротик, иди в коридор, — прошипела я.

Сашка аккуратно посадил меня на кушеточку и… встал за моей спиной.

— Молодой человек, я прошу вас выйти. Мне нужно осмотреть пациентку.

— Я сказал, что останусь. Нужно же просто ногу посмотреть, ничего особо интимного, не так ли?

— Саша, выйди, а? — прохныкала я.

— Нет.

— Мне что, охрану позвать, чтобы вас вывели?

— Пусть рискнут, но потом вынесут уже их.

Я закрыла лицо руками. Это ревность или просто упрямство? Боже, спаси меня от дураков и ревнивцев, я обещаю, что перестану есть после шести и даже сессию попытаюсь сдать на "отлично".

— Простите, — сказала я, смотря на врача. — Это что-то типа моего охранника, и у него приказ не оставлять меня одну. Как видите, служебное рвение почти зашкаливает…

Врач после моих слов немного улыбнулся, и уже спокойней посмотрел на Дротова.

— А я думал, что жених.

— Нет.

— Еще посмотрим, — совсем тихо ответил Сашка.

Хмыкнув, врач приступил к осмотру моей конечности. Его длинные прохладные пальцы очень аккуратно ощупали ногу. Потом он осмотрел порез.

— Где вы так умудрились порезаться?

— Да вот… — начала я судорожно выдумывать.

— Она пыталась сбежать из-под моего надзора и порезалась о стекло, — на ходу соврал Сашка.

— Понятно. Ну, так все нормально, вывиха нет, порез, конечно, глубокий, но шить смысла не вижу, затянется и так. Я сейчас выпишу мазь, будешь прикладывать, и дам свой номер телефона, если будут вопросы или покажется что что-то не так — звони, — улыбнулся парень незаметно переходя на "ты", я чуть смущенно улыбнулась в ответ.

Мне показалось или Дротик зарычал? Едва вслух не охнула, когда его пальцы сжались на моем плече — больно же! Перевела на него негодующий взгляд, он смотрел на меня. Причем, нехорошо как-то… Это что? Меня бить будут? Постаралась успокаивающе ему улыбнуться, вот не хватало, чтобы он меня или врача тут от ревности прибил. Сашка глубоко вздохнул, и разжал руки, видимо, понял, что мне не очень приятно, когда ключицу выкручивают.

— Также, хоть пару дней побудь дома, чтобы ногу не беспокоить, — продолжал врач, не замечая реакции Дротика и моего, вроде как, "успокаивающего" оскала. — На место учебы я выпишу справку.

— Хорошо. А ходить мне можно? — а то ведь эта громила, которая Саша, потащит снова меня на руках. Не то, чтобы мне не нравилось, но слишком будоражила меня такая близость.

— Можно, но осторожно, — тепло улыбнулся парень и протянул мне три бумажки.

На одной был номер телефона с именем и название лекарства, врача, оказывается, звали Станислав Михайлович, на другой — справка, освобождающая меня на пять дней от универа, а третья — на месяц от физкультуры. Да, у нас она есть.

Встав, я пошла на выход, а Дротик — за мной. До машины мы дошли молча. Я уже хотела сесть, когда дверь захлопнулась перед моим носом.

— Это что там сейчас было? — прорычал Саша.

— Что? — сделала вид, что ну, вот ничего не понимаю.

— Ты зачем с ним флиртовала? Нравится смотреть, как я тебя ревную?

Я аж рот от удивления приоткрыла. Нет, я, конечно, догадалась, что он ревновал, но вот, что он начнет высказывать мне претензии — увольте!

— Мне все равно, ревнуешь ты или нет, — холодно обронила я.

— Врешь.

— Ты мне не муж и не парень, чтобы меня заботило какая у тебя реакция, — не обращая внимания на его реплику, продолжила я.

— Это пока, — спокойно сказал он, положив руки на крышу машины. Я оказалась в этаком замке.

— Что "пока"?

— Пока не муж и не парень.

— И не будешь им! — фыркнула я, а вот колени задрожали, слишком близко были его губы от моих.

— Буду! — уверенно произнес он, и его рот тут же накрыл мои губы.

Все повторилось, огненные мурашки по коже, ноги подкашиваются, а сама я уже обнимаю его за широкие плечи. Его руки на моей талии, они словно прожигали меня через куртку и свитер. Когда нам стало не хватать воздуха, Саша медленно отстранился от меня. В его глазах полыхали какие-то непонятные искры. Я вдруг с ясностью осознала, что мы стоим посреди улицы, и он буквально вдавил меня в машину своим телом.

— Маленькая, я буду с тобой, и уверен, тебе это понравится…

У меня сложилось такое чувство, что он меня гипнотизирует, как змею. Так, на будущее нужно пореже — а точнее, вообще — не оставаться с ним наедине.

— Не дождешься! — тяжело дыша, я попыталась отстраниться.

Хотя с таким же результатом, могла попытаться сдвинут КамАЗ. Сашка улыбнулся и, чмокнув меня в нос, наконец, дал возможность сесть.

Нырнув в салон автомобиля, я воткнула в уши наушники и отвернулась к окну. Буду его просто игнорировать! Да! Вот только противный внутренний голос утверждал, что ничего из этого не выйдет. Чтобы игнорировать, нужно ничего не чувствовать к человеку, а я, похоже, уже полюбила этого несносного мужчину. Вот и вляпалась ты, Славка. "Мамочка, как бы я хотела, чтобы ты была рядом и подсказала, что мне делать!" — подумала я, стараясь проглотить ком в горле. Как же мне не хватает моих родителей…

30
{"b":"221992","o":1}