ЛитМир - Электронная Библиотека

Сашка спокойно остановился возле аптеки и вышел. Правда, перед этим эта зараза закрыла меня в машине. Я даже глаза закатила — можно подумать, что у меня есть силы и желание побегать по городу, прячась от него…

Я же продолжала думать, как вести себя с ним. Мне не нужны отношения на месяц, он уедет, а с чем останусь я? С разбитым сердцем и раненой душой? Спасибо, нафиг такое счастье! Значит, равнодушие и полный игнор. Тут открылась дверь и в машину сел Дротик. Положил рядом со мной пакет с эмблемой аптеки и внимательно посмотрел мне в глаза. Я постаралась придать своему взгляду равнодушие, но наверно у меня ничего не вышло, потому что Дротик лишь задорно усмехнулся и завел машину.

* * *

Александр Дротов

Мелкая вредина продолжала сидеть, отвернувшись к окну и не обращая на меня внимания. Можно подумать, я ей это позволю. Сама виновата, нечего было так целовать меня в лесу, теперь уже не денется никуда. Раньше, возможно, и отпустил, если бы понял, что ей действительно нравится Матвей, а теперь…

Кстати, нужно прояснить кое-что относительно этого придурка. Данька рассказал мне об их вчерашнем разговоре, и я с трудом сдержался, чтобы не пойти бить этому идиоту морду. Он что, правда думал, что стоит ему захотеть, Слава послушно побежит за ним следом? Похоже, что служба в органах убедила Матвея в том, что другие должны выполнять все его желания и распоряжения. Значит, его ждет большой облом.

Маленькая завозилась рядом, незаметно морщась и укладывая удобнее раненую ногу. Прекрасно, значит, и дальше буду носить её на руках — врач же сказал, что она должна быть острожной, вот и будем соблюдать технику безопасности. Сразу же вспомнилась сцена в кабинете травмпункта. Вот засранка, ведь почти уверен, что она специально улыбалась этому белохалатному. И мне это не понравилось. Сильно. Очень сильно. Надеюсь, она не заметила, что бумажку с номером телефона врача я ей после аптеки так и не вернул. И не собираюсь, нечего моей девушке с другими мужиками ворковать.

Пока размышлял над тем, как лучше приручить эту колючку, мы незаметно доехали до дома. Слава замешкалась, отключая МР-3, поэтому я вполне успел обойти авто и взять маленькую на руки. Как и следовало ожидать, она тут же начала возмущаться:

— Да что же это такое?! Я могу дойти сама, положи, где взял! — она начала ерзать и изворачиваться, причем так, что я её едва не выронил.

— Ты гимнастикой занималась? — удерживать пришлось, сильно прижимая к груди. Мне-то только в радость, а вот Слава немного придушенно пискнула и затихла.

— Нет, — просипела она, перестав дергаться. Все правильно, привыкай. — Танцами. Да отпусти ты, наконец!

Уже на пороге дома пришлось поставить её, чтобы была возможность открыть дверь. Маленькая презрительно фыркнула и, независимо вздернув и так курносый носик, прихрамывая, зашла внутрь.

Я только вздохнул, значит, судьба у меня такая, любить такую вредину…

Глава 10

"Я не знаю, хороший ты или плохой. Все, что я знаю-это то, что ты мне нужен!"

* * *

Данил Меньшиков.

Никогда бы не подумал, что буду испытывать чувство ностальгии по студенчеству, а вот поди же… И хотя моя кафедра находилась в другом корпусе, но и в этом было что-то такое в воздухе, что напомнило о высшей математике и — не к ночи будь помянута! — начертательной геометрии. Н-да, препод по ней был просто зверь…

— Нам на второй этаж, аудитория двести восемь, — Лина слегка подергала меня на руку, чтобы привлечь к себе внимание. Можно подумать, что я от неё могу отвлечься!

— Хорошо, веди, — улыбнулся ей и переплел наши пальцы.

Ангелина, вопреки моим опасениям, не стала краснеть, просто хмыкнула и потянула за собой.

Многоголосый хор студенческого стада звучал фоном, изредка кто-то начинал горестно подвывать, что нужно было вчера не пить, а готовиться к семинару по римскому праву. Этот вой баньши поддержал ещё кто-то, только сейчас вспомнивший, что сегодня вместо лекций должен быть практикум, и проходит он совершенно в другом месте… Короче, нормальное такое отделение для буйных при местной психбольнице.

— А ты где учился? — несмело спросила Лина, останавливаясь у двери с заветным номером "208". Сама дверь выглядела так, словно её несколько раз брали штурмом, причем, при помощи тарана. Ой, надо же не забыть в комнате Славы дверь восстановить. Можно, конечно, отправить её в другую, но в спальню родителей она сама не пойдет, а к Сашке не пущу — нечего ему пользоваться слабостью моей сестры, пусть сначала её завоюет.

— В этом же универе, только я технарь.

— А, понятно. Тебе, наверное, на работу нужно? Езжай, ничего со мной не случится, — она независимо пожала плечиками.

— Подождут. Я побуду с тобой на парах, потом отвезу домой, и вы с сестрой посидите сами, а нам с Сашкой нужно будет кое-куда съездить.

— Не нужно меня ждать, — Лина протестующее помотала головой. Я закатил глаза. — И потом, тебя на пару не пустят. На студента ты не похож, слишком взрослый, — она окинула меня взглядом. — Если только на злостного второгодника…

— Тебя напрягает, что я старше?

— Нет, — малышка опустила глаза и, подумав, добавила. — Наверное…

Ответить ей ничего не успел, потому что что-то захрипело, затрещало и, наконец, раздался звонок, больше похожий на звон погребального колокола.

— Жуть, — свои впечатления я высказал вслух. — А ничего более жизнерадостного в репертуаре нет?

— Зато подходит случаю, — хихикнула она.

Тем временем возле нас уже собралась небольшая кучка народа, по-видимому, одногруппники Лины и Славы. На нас посматривали заинтересованно, но пока не лезли. Но счастье было недолгим — не успели мы войти в аудиторию и рассесться по местам (я потащил малышку на заднюю парту — и студенты пялиться меньше будут, и преподу глаза мозолить не буду), как к нам подошла какая-то блондинка, хитро посматривая из-под густо накрашенных, скорее всего, искусственных ресниц. Ну, не бывают они такие у нормального человека!

— Здравствуй, Тихонова. Это твой новый спонсор? — девица хмыкнула и кивнула на меня. Лина глубоко вдохнула, но ответить не успела:

— Нет, я её жених. А вы, собственно, кто? — прижал малышку к своему боку, а сам представил, как будет выглядеть эта кукла, если её умыть. Я как-то совершил такую ошибку — потащил такую же блонди в душ. Когда увидел, как под струями воды вся её красота сползает по лицу грязно-серыми потеками, чуть нервную импотенцию не заработал…

— Я - Алёна, — протянула девица, немного растерявшая самоуверенность. — Это хорошо, что наша тихоня себе свободного мужика нашла, не будет на чужих засматриваться, — с этими словами блонди презрительно фыркнула Лине, мне же достался заинтересованный взгляд, и отвернулась.

Честно скажу, ревность в душЕ шевельнулась, но потом понял, что эта Алёна на что-то зла на Ангела, так что ждать, что она скажет правду — дело напрасное. Лина же, пользуясь тем, что преподавателя ещё не было, наклонилась ко мне и быстро зашептала:

— Она своего парня ко всем ревнует, вот и решила мне настроение испортить.

— А тот парень к тебе подкатывал?

Лина, ничего не говоря, отвернулась, но и так было понятно, что да. И я хоть к нему теплых чувств не испытывал, но понять мог. В конце концов, сам в малышку влюбился, только этот мальчик будет в пролете — я своим никогда не делюсь, а Ангелина будет со мной, это уже вопрос решенный. Для меня, по крайней мере. А вот Лина была не то, чтобы расстроенной, но какой-то потерянной.

— Малыш, что такое?

Она, не поднимая глаз, отрицательно качнула головой и открыла толстую тетрадь, которую до этого сжимала в руках. Ладно, сейчас не время и не место, чтобы допытываться, узнаю все дома. Кстати, только сейчас заметил, что думая о доме, представляю не только само здание, но и Лину. Все, что называется, приехали…

31
{"b":"221992","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Манускрипт
Как возрождалась сталь
Перебежчик
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Свинья для пиратов
Энциклопедия пыток и казней
Как убивали Бандеру
Дети мои