ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В глубине ноября
Девушки сирени
Дама из сугроба
Империя из песка
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Шоколадные деньги
Тайна зимнего сада
Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке

— Так, ну дальше все понятно — ты открыл ей дверь, и Славка сбежала. Вот только появляется вопрос — а куда делся второй охранник, который вместе с тобой был. Или его очень вовремя живот прихватил?

Артем на секунду замешкался, и я понял, что сейчас нам будут врать.

— Я его сзади по голове ударил. Потом и сам рядом улегся.

Мы с Данькой переглянулись. Ага, уже прям поверили. Темнит гаденыш, ой, темнит…

— Так, с этим все ясно. Зачем ему все, говорил?

— Нет. Но, когда узнал, что Славки на месте нет, двинул мне в глаз и велел несколько дней не показываться…

Если он хотел вызвать у нас жалость, то явно не получилось. Но на ночь его пришлось оставить здесь, пусть лучше на глазах будет, чем непонятно где и что творит.

Маленькая заворочалась, смешно морща нос, что-то пробубнила и погладила меня по животу. Вот же ж, блин! И ведь знаю, что нельзя, но разве инстинкты заглушишь? Так, о чем я до этого думал? Ах, да — Артем и его папенька. Тут к гадалке не ходи, понятно, что "добрый" дядюшка решил прибрать к рукам бизнес Меньшиковых. А здесь такая незадача, племянник вырос и уже вполне успешно справляется со всем сам. Ещё вчера появилась у меня мысль относительно того, почему именно на Данила обратил внимание Волоков. Но это ещё нужно проверить, потому что за такие предположения можно и в лоб от друга огрести. Но все же… Что, если предположить, что до своей смерти Игорь Валентинович сотрудничал с Черепом? Понятно, что о мертвых либо хорошо, либо никак, но такой вывод напрашивается сам собой. Никто не говорит, что он лично угонял или перекрашивал машины, но каким-то боком вполне мог быть связан. Потому что пытаться затянуть в этот бизнес кого-то нового не всегда заканчивается успешно, даже с учетом помощи от таких вот сочувствующих родственников. Захотелось экстренно проверить свои предположения, пока Слава окончательно не свела меня с ума своим ерзанием под боком. Но и вылезать из-под одеяла тоже не хотелось. Потому решил пойти на компромисс — сейчас немного полежу рядом, полюбуюсь на маленькую, а потом пойду. Вот ещё чуть-чуть, и все, буду делами заниматься.

Опустился немного ниже, чтобы в размытом рассветном свете яснее разглядеть лицо своего личного солнца, когда понял, что она не спит и так же внимательно рассматривает меня.

— Привет, — от звуков хрипловатого спросонья голоса по нервам как разряд тока пробежал.

— Привет, — отозвался, стараясь незаметно отодвинуться, чтобы не искушать себя ещё больше.

— Стоять! — я замер. Интересно, это что сейчас было?

Додумать не успел, потому что Слава одним рывком наклонилась ко мне вплотную и прошептала:

— Я знаю, что ты весь из себя такой благородный, но я — нет, — и с этими словами прижалась раскрытыми губами к моей шее.

* * *

Ангелина Тихонова.

Проснулась от нежных поглаживаний по спине. Открыв глаза, улыбнулась и повернулась к Даннику, чтобы поцеловать его.

— Доброе утро.

— Привет, малышка, как спалось?

— С тобой рядом, просто замечательно.

Я потянулась, отбрасывая одеяло, и Данил сразу резко выдохнул. Я вопросительно подняла на него взгляд.

— Не соблазняй меня, — совершенно серьезно попросил Даня.

— Почему?

— Просто нам не дадут продолжить. Сейчас семь, а значит, вот-вот проснется Дротик. За ним подскочит Славка, а там нам нужно будет еще и с Артемом пообщаться.

— Понятно, — вздохнула я, устраиваясь на плече Дани. — Дань, а какое у тебя любимое блюдо?

— Что за вопрос? — удивился Даня.

— Ну, мы живем в одном доме, спим в одной постели, но при этом я почти тебя не знаю.

— И что ты хочешь узнать? — хмыкнул Данил.

— Все.

Несколько минут Данник обдумывал мои слова, после чего поцеловав меня в макушку, вздохнул.

— Я вообще люблю поесть, если ты до сих пор еще не заметила. Люблю домашнюю выпечку. Раньше мама часто пекла на выходных, а мы с мелкой таскали ее пирожки, она смеялась, обзывая нас прожорликами.

— А цвет, какой любишь?

— Черный, — не задумываясь, ответил Даня.

— Почему именно черный?

— Да просто так. Нравится. Ну, а ты что любишь?

— Учиться, — я перевернулась на живот, и уперлась подбородком в грудь Данила. Он сразу обрисовал указательным пальцем контур моих губ.

— А помимо, учиться?

— Ну, готовить люблю, — засмеялась я. — Мы нашли друг друга, ты любишь есть, а я люблю готовить, каждый будет заниматься своим делом.

— О да, — поддержал меня Данник.

— Еще люблю плавать.

Даня приподнял одну бровь. Ну да, о моем увлечении мало кто знает.

— Ну, я раньше занималась плаваньем, еще в школе.

— Я не знал. Хочешь, на каникулах съездим на море?

— А я там ни разу не была, — немного грустно улыбнулась я. — Но у тебя же работа…

— Малышка, мы поедем летом на море, и это не обсуждается. А работа…. Ну, я думаю, что к лету я успею со всем разобраться.

— Тогда я согласна.

— Я и не сомневался, — ухмыльнулся Данник. — Тем более если бы ты отказалась, Ангел, я бы пытал тебя пока не получил согласия.

— И как пытал бы? — усмехнулась я.

— Соблазнял, искушал… и не давал, пока ты не дала бы своего согласия.

— Ууу, а если бы такое сделала я?

— Не нужно, — серьезно сказал Даня. — Иначе я за себя не отвечаю, когда ты окажешься в моих руках.

— И что ты мне сделаешь?

— Залюблю так, что встать не сможешь, — прошептал Данил, целуя меня в губы, но тут, словно в насмешку, в дверь постучали.

— Данил, я уже полчаса жду тебя в кабинете, ты собираешься вставать?

Дверь открылась, и в комнату вошел вчерашний гость. Я, ойкнув, спряталась за Даней. Его короткая футболка, после моего кручения во сне, задралась выше попы.

— Вон, — угрожающе зарычал Даня, накрывая меня одеялом.

— Прости, я думал…

— Вон!

Парень вышел, прикрыв двери, а Даня откинулся на спину и вздохнул. Я погладила его по щеке, перехватив мою руку, Данник поцеловал ее.

— Мне нужно идти, — прошептал он.

— Ну, а я тогда пойду, приготовлю что-нибудь вкусное.

— Блин, прибить этого Артема мало, — выдохнул Данил. — Ты мою мелкую тоже поднимай, пусть помогает с готовкой.

Одевшись, мы вышли из спальни. Даня пошел в кабинет к Артему, а я поплелась на кухню, широко зевая. А там уже во все суетилась подруга.

— Привет, — весело поздоровалась Слава. — Этот придурок и вас поднял?

— Да мы уже не спали, — отмахнулась я. — Тебе помочь?

— Не-а, сейчас отнесу мужикам кофе с бутербродами, а потом мы с тобой чаю выпьем. Время до готовки обеда у нас еще есть, предлагаю вызвонить кого-нибудь из наших однокурсников и попросить у них конспекты по пропущенным занятия, а потом позаниматься.

— Отличная идея, — поддержала я Славу.

А то и правда, запустили мы учебу. Пока Слава относила парням завтрак, я дозвонилась нашему одногруппнику и отметила нужные темы. Когда увидела объем, то несколько прифигела.

В итоге, мы засели за учебу до самого обеда, потому что Игорь Сергеевич видимо, решил закопать нас под гранитом знаний, ну, или, как вариант, устроить каменоломни, и чтобы не тратить деньги на дорогое оборудование, решил использовать бедных студентов.

* * *

Данил Меньшиков

Артем вертелся на кресле так, словно оно было раскаленным.

— Не ерзай, — в конце концов, попросил Дротик, которому тоже надоело это броуновское движение. Голова соображать отказывалась, в глаза, как песка насыпали, а ещё — хотелось взять Лину в охапку и оказаться с ней как можно дальше. И обязательно в одиночестве. Нет, я свою родню люблю, но, думаю, на расстоянии чувства ещё сильнее окрепнут. За Славку я теперь не переживал совершенно, Сашка за неё кому угодно горло перегрызет, а вот другие родственнички…

— Тем, ты сейчас позвонишь отцу и скажешь, что я хочу с ним поговорить, — от моих слов братец насторожился и замер. — Скажешь, что решил погостить у нас, а у меня некоторые проблемы с бизнесом. Но признавать это самому не хочется, вот через тебя и попросил договориться.

46
{"b":"221992","o":1}