ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все присутствующие зааплодировали спичу Президента, только Смит покрутил головой и изобразил руками - вернешься за стол - задушу. Внезапно общие и дружные аплодисменты прорезал сонный голос Алекса:

-Кого встречаем, фолкс?!..

Все покатились со смеха, даже и те, кто не все понял - Алекс спросил по-русски. Умка не обращая внимания на всеобщее оживление, смех и крики, шагнула к стойке микрофона, склонила его к себе, поправила ремень гитары и... Резкий звук зазвеневших звонких струн ударил по нервам присутствующих, все вздрогнули, и в мгновенно возникшую тишину на волосатые головы упало лавиной на русском:

Катись по земле мое легкое тело,

Катись не думай, куда бы хотело!..

МОСКВА.

Директор ФСБ поднял свой вовсе не тяжелый взгляд на закончившего доклад Георгия Сергеевича и отметив отличнейший, в полоску, гангстерский! костюм кандидата на похороны с салютом, требовательно протянул руку. Довольно таки подобострастно изогнув спину, Георгий Сергеевич подал директору тоненькую потрепанную коричневую папку из давно умершего картона. Директор небрежно махнул рукой - свободен, не дожидаясь исчезновения этого, как его там, Стиляги что ли? С трудом развязал засохшие кальсонные тесемки серого цвета и распахнул папку. На первом листе, схваченном как и все остальные слегка подржавевшими полосками белого металла - верх гения делопроизводства семидесятых, в верхнем левом углу также ржавела выцветшая когда-то красная надпись - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, ДЛЯ ОГРАНИЧЕННОГО КРУГА ЛИЦ С ДОПУСКОМ КАТЕГОРИИ "А5". Ниже, посередине листа, большими черными буквами -

СПРАВКА.

Сообщаем в отношении происшествия с иностранным гражданином Громофф. В связи с нарушением инструкций, письменных и устных приказов командования и непосредственных руководителей операции "ГРОМ", оперативные работники майор Самойлов и капитан Кондрашов допустили в отношении разрабатываемого самовольные действия по программе "Б" без учета психофизического портрета объекта с целью форсирования операции. В виду чего объект проявил не предполагаемую оперативными работниками реакцию на действия по программе "Б" и покончил с собою выбросом в окно с четвертого этажа гостиницы "МОСКВА". Отмечаем оперативность Самойлова и Кондрашова в погашении нежелательного эффекта среди иностранцев и утечки информации об инциденте. Действия Самойлова и Кондрашова по пресечению утечки информации дали свои положительные результаты, самоубийство объекта удалось скрыть как от западных журналистов, иностранцев проживающих в гостинице "МОСКВА", так и работников шведского посольства.

В вещах разрабатываемого обнаружены письменные материалы антисоветского содержания, экспертиза установила авторство материалов - мать объекта, Громофф Екатерины, она же Самойлова, она же Крюкова Глафира, без вести пропавшая при выполнении специального задания Советского правительства в 1944 году. Громофф, она же Самойлова, она же Крюкова разрабатывалась органами МГБ-КГБ в 1947, 1952 и 1963 годах в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. В 1964 году Громофф Екатерина, она же Самойлова, она же Крюкова Глафира в связи с вновь открывшимися обстоятельствами была заочно осуждена и приговорена к высшей мере наказания - расстрелу, за измену Родине, дезертирство, убийство шести работников советских органов и офицеров Советской Армии, выдачу противнику государственной и военной тайны, передача противнику оперативных и стратегических планов и государственных секретов. Исполнение приговора отложено в виду нахождения приговоренной на территории чужого государства.

В 1975 году Громофф, она же Самойлова, она же Крюкова скончалась на территории Швеции и ее сын, Иван Громофф обратился в посольство СССР в Стокгольме с просьбой перевезти прах умершей и кремированной матери с целью захоронения на территории СССР. По согласованию с КГБ органами ОВИР и МИД СССР такое разрешение Ивану Громофф было выдано.

Так же сообщаем, что майор Самойлов за самовольные действия и форсирование операции, приведшие к утрате объекта, разжалован в капитаны и направлен с целью сокрытия государственной тайны на полигон "ЮЖНЫЙ", где скоропостижно скончался от брюшного тифа. Капитан Кондрашов так же с целью сокрытия государственной тайны был направлен на полигон "НОВАЯ ЗЕМЛЯ", где скоропостижно скончался от гнойной ангины. Тела умерших кремированы и захоронены с оказанием всех воинских почестей на служебном кладбище в Д. Семьям умерших назначены пенсии.

Полковник КГБ Токарчук.

Ознакомился АНДРОПОВ.

Волосы на голове директора ФСБ зашевелились и слегка поднялись, в лицо ему дунул свирепый и морозный ветер госбезопасности, и впервые, точно! впервые он задумался, всего лишь на мгновение, но задумался - а такой уж кайф быть директором такой могучей организации?.. Но ветер, дунувший в лицо морозом, улетучился, пальцы быстро успокоились и перестали дрожать, директор вновь углубился в листки давней истории. Перед ним мелькали какие-то справки, отчеты, их было немного в этой тонкой старой папке, на самом конце оказался большой серый незапечатанный конверт с небрежной надписью шариковой ручкой - антисоветские материалы обнаруженные в вещах Громоффа. Директор вытащил из конверта стопочку тонких листков, исписанных старательным, почти детским, разборчивым почерком, и углубился в чтение...

1939 год.

...Глаша чутко вслушивалась в голос тайги, он ей был более родной, знакомый и понятный, чем речь председателя сельсовета на первомайском митинге... Темно-зеленые верхушки елей качались где-то в вышине, редкие крики птиц сливались с хрустом ветвей, сорока как-то дивно и всбаламошенно орет, значит чужой в лесу и не зверь, на зверя сорока орет не так, иначе... Глаша осторожно раздвинула концом ствола ветви колючей ежевики и вгляделась в происходящее на поляне.

На поляне стояло двое людей в такой же одеже, как и у председателя - серые френчи, широченные штаны, сапоги, фуражки с блестящими козырями. Только на одном, помоложе, все новенькое и как бы не обмятое, а на другом, постарше и с бородою, поплоше... Оба были Глаше незнакомы, бородатый держал в поводу двух лошадей. Одна фыркала и норовила отпрянуть, другая стояла смирно, немного склонив голову долу, обе лошади лениво помахивали хвостами, отгоняя слепней и гнус... Второй же вертел какую-то книжечку в руках, рассматривая ее, а в ногах кулем лежал еще ктой-то... Судя по тому, как лежал - мертвой. Глаша осторожно, стараясь не щелкнуть, взвела оба курка двустволки. Оба ствола были снаряжены "жаканом" на нечаянную встречу с лосем-красавцем, маленький огород не спасал большую семью Глаши от голода, а за многочисленные работы в лесу и на строительстве дороги ссыльным не платили... Да и добытое мясо варить приходилось ночью, украдкой, иначе тюрьма...

Неизвестный прекратил рассматривать книжицу и повернулся к своему спутнику:

-Слышь, Никола, сдохла курва... Кто же мог подумать... Вроде я ее не сильно вдарил, ей-ей, не сильно... А это техник к геологам на практику, с техникума... Вот ведь черт дернул ее здесь оказаться...

-А я говорил вам, Афанасий Иванович - пускай бяжит... А вы свое - попугаем девку, попугаем... Ну а теперя я и не знаю, можа вы умысел имели, комсомолку-техника извести, а?.. Афанасий Иванович, можа умысел тайный, тайный и темный, я не знаю...

Помоложе резко развернулся и уставился на бородатого, от гнева изменившись в лице. Затем взмахнул руками:

Ты что себе позволяешь, двурушник, кулацкий подпевала?! Скотина, да мне партейному больше веры, если я скажу, что это твоих рук дело, то так и будет, кулацкая морда!.. Ты это хоть понимаешь?!..

-Ну я это понимаю, товарищ инспектор, а девку-то вы играющи забили... Она думала - товарищьей встретила, а вы ее за сиськи хватать стали, она утекать. А вы ее и вдарили кулаком... Видать в кость пришло... В височную... Че будем делать-то, Афанасий Иванович с девкой-то?.. А?..

102
{"b":"221995","o":1}