ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-Что случилось, что произошло?! Что?!

-Д... д... д... Дир... -

ни как не мог справиться с волнением полковник Афанасьев, в общем-то выдержанный и хладнокровный офицер безопасности. Значит действительно произошло что-то страшное и непредвиденное!

-Перестать заикаться и доложите ясно и по существу! Что произошло?! Что?!! Наследника перехватили? Эта сука наследная подохла от передозировки гашишом?! Нашелся еще один наследник?!! Ну что же, что, что?!!!

-Господин директор ФСБ, вот... -

и полковник протянул трясущейся рукой смятый лист бумаги шефу. Тот вырвал лист и уставился в прыгающие строчки. Перед изумленным взором генерала вдруг отчетливо сформулировалось -

...предоставленные на экспертизу отпечатки пальцев под номером три не совпали с контрольным отпечатком. Со всей категоричностью можно сформулировать - отпечатки под номером три не принадлежат разыскиваему Громоффу. Предоставленные на экспертизу отпечатки принадлежат бежавшему в 1984 году из колонии строго режима и объявленному в розыск гражданину Владкову Семену Николаевичу, 1958 года рождения, осужденного по статьям 198 (нарушение паспортного режима), 209 (тунеядство, попрошайничество и бродяжничество), 224 (храниение и употребление наркотических средств) к пяти годам лишения свободы. Гражданин Владков был ранее судим по анналогичным статьям - в 1977 году к трем годам лишения свободы, в 1980 году освобожден в связи с окончанием срока наказания. В 1984 году Владков был осужден во второй раз к пяти годам лишения свободы и лечению от наркомании, направлен в учереждение УХ 16/2 омского ГУИТУ, где пробыл четыре месяца и бежал путем подкопа. Местопребывание гражданина Владкова на сегодняшний день не установленно...

Директор ФСБ поднял налившиеся кровью глаза на полковника Афанасьева, тот попятился и споткнувшись об ковер, замахал руками в попытке удержать равновесие. Директор взревел белым медведем в жаркую погоду:

-Суки позорные, почему сразу у этого пидараса-наркомана отпечатки не проверили, куда вы козлы смотрели, да я вас блядей в порошок сотру!!! Га...

Захрипев, Директор рухнул на ковер во весь рост, полковник Афанасьев перевел дух, воровато оглянулся на закрытую дверь и нагнувшись над павшим телом, усиленно пытался нащупать на генеральской шее пульс обоими руками.

1984 год.

Гражданин Владков, ну Слави, тогда еще по воле Сэм, познакомился со Славкой-Шведом при очень и очень печальных обстоятельствах. Печальных для одного и отчаянно-веселых для другого. Сэм подорвал когти из наркомзоны прокопав нору метров шестьдесят длиной, ну как крот. Вылез в ночную прохладцу, посыпал вокруг себя махоркой - привет собакам и ментам! и попылил в сторону города Омска. Наркомзона располагалась в поселке Береговой, в десяти кээм от города...

Сэм пробирался огородами, березовыми перелесками, по местному колками, кустами и дачами, не встретив ни одной души, ништяк! В голове все время стучало - воля, воля бля, воля!.. Сверху на ночном небе сияли звезды, вокруг звенела летняя ночь, вот-вот грозящая взорваться рассветом. По пути к городу Сэм подломил пяток дачек и приоделся, подкрепился - что бог послал хипповый, стал походить более-менее на бомжа, а не на беглого зека. Он имел великолепный план, основанный на расспросах и рассказах зеков о различнейших побегах. Практически все бежавшие попались только потому, что хотели изо всех сил убежать как можно дальше, а вот Сэм придумал обалденную вещь! К серому летнему рассвету он добрел до окраин города, перелез через понравившийся ему бетонный забор и... И целых двадцать долгих дней прожил на территории огромного какого-то механического завода, где ремонтировали трактора и эскаваторы. На территории завода ментов не было, была охрана, которая бдительно следила за воротами - чтобы ни кто из работяг не вынес за забор трактор или эскаватор. Что происходило на территории завода ее ни чуть не интересовало. Сэм оборудовал себе в одном из цехов под крышей жилье, на балконе-галерее, натаскав туда с другого цеха украденные ватники, о которых все равно раньше осени ни кто не вспомнит. Ватнички были выстираны и заботливо уложены в огромный деревянный ящик с огромным замком. Сэм просто отровал доску, вытащил ватники, а доску просто прибил на место... Питался Сэм в заводской столовой, дешево и сытно, не ресторан конечно, но во-первых как хипарь сильно по ресторанам по воле не нагулял, а во-вторых после зоновской баланды и заводская столовка со своею простой хавкой была ему за милую душу... Питался Сэм бесплатно, ночью, остатками из котлов и кастрюль. На день уносил с собою. Каждую ночь так же купался в душевой цеха, в котором и проживал, щупая усы с бородкой, что отрастали в заводской гулкой атмосфере прямо на глазах. А вот хайра не спешили - жалкий ежик, и не сантиметра больше! Сэм ругался матом, расматривая свое рыло в зеркало, мутное и треснутое, повидавшее и не такие рыла за свою долгую жизнь в заводской раздевалке.

На двадцать первый день Сэм спокойно, прямо днем спустился с галереи-балкона, на него ни кто не обращал внимания - коротко стриженый с усами и бородкой парень в рабочей замасленной одежде идет с каким-то инструментом в руках по своим заводским делам... Зашел в душ, искупался на последок, инструментом взломал шесть шкафчиков в раздевалке, забрал всю найденную одежду - часть одел на себя, а часть засунул под шкафы, для отвода ментовских глаз, выгреб все найденные в этих шкафах деньги, и без каких-либо терзаний и душевных мук покинул завод. Через дыру в заборе, которой пользовались работяги бегая за вином в ближний магазин.

Мук душевных и терзаний Сэм не испытывал по одной единственной причине - он обокрал работяг. То-есть людей которые ради своих детей изготавливали и изготавливают колючую проволку, резиновые дубинки, наручники и решетки, печки в Бухенвальде и тому подобную нужную населению продукцию. Рабочих Сэм после своего первого срока просто ненавидел, а получив второй срок - ну просто укрепился в своем прежнем мнении.

За забором Сэм сел в трамвай, бросив в кассу три украденных копейки. Может дети обкраденного рабочего меньше мороженного сожрут - со злорадством вроде бы подумалось Сэму, но по правде сказать он уже не помнил об этом мелком эпизоде из своей жизни. Трамвай вначале был полупуст, но понемногу народу прибывало, на остановке "Поселок Ермак", как с пафосом сообщил водитель, в вагон вошло довольно таки уже много народу и Сэм просто растворился в массе народной. Стал невидимкой для ментов, которые скорей всего за эти двадцать дней о нем просто напросто позабыли, че, у ментов больше делов нет, как помнить о наркомане, сбежавшем почти месяц назад? Да он уже скорей всего за три тысячи километров, коноплю с маком собирает, наркотик варит и грязным шприцем себе в руку пихает!.. Вот как обдолбается наркоман, так мы его и повяжем! Ну не мы, так наши коллеги за три тысячи километров.

Сэм спокойно доехал до центра, вышел на остановке "Театр Музкомедии" под синее солнечное небо, перешел узкую улицу в правильном месте и вошел в сквер, тесно обступивший деревьями обшарпанное здание музкомедии. Среди этих деревьев притаилась так же и стекляшка - скромных размеров павильон с плоской крышей, в котором продавали пирожные и пирожки, конфеты и бутерброды, в разлив сухое вино для народа и для богатых коньяк. Об этой самой стекляшке Сэму рассказал местный нарком, тоже по воле хипарь, спавший на соседней шконке в одном с ним бараке. В той долбанной наркомзоне. Сэм не позвал хипаря с собою в побег по одной простой причине - тот сам ни разу не заикнулся о побеге, ну так и пусть тянет срок до звонка...

Сэм купил два стакана "сухаря", взял к нему тарелку с "тошнотиками" - жаренными пирожками, начинка картофель, пару пирожных и как все присутствующие в павильоне, встал к столику-стойке. Пил кислое винишко, молдавский привет, смотрел сквозь давно не мытые стекла на летние деревья с пылью на листьях и редких чувих ну в очень коротких платьях, проходящих сквозь парк (в стекляшке была сугубо мужская компания), и так ему на душе стало ништяк, что почти забыл о зоне, побеге, преследователях и только ежик волос напоминал ему обо всем. Раньше-то грива была по плечам, суки позорные, менты-мусора, жить не дают, убегу пидары, убегу и с вашей большой зоны, убегу и ни хера меня не удержит, так-то!..

132
{"b":"221995","o":1}